Арест залогового имущества

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД
АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 28 ноября 2012 г. N 33-15912/2012
Судья: Прокошкина М.В.
Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе:
председательствующего Мелешко Н.В.,
судей Чуфистова И.В., Вашкиной Л.И.,
при секретаре Г.
рассмотрела в открытом судебном заседании от 28 ноября 2012 г. дело N 2-3573/12 по апелляционным жалобам судебного пристава-исполнителя Петроградского отдела УФССП России по Санкт-Петербургу и С. на решение Петроградского районного суда Санкт-Петербурга от 11 июля 2012 г. по делу по заявлению ООО об оспаривании действий судебного пристава-исполнителя.
Заслушав доклад судьи Мелешко Н.В., объяснения судебного пристава-исполнителя О., представителей С. — Т.А.Ю. и Т., представителя ООО В., представителя УФССП по Санкт-Петербургу Г., судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда
установила:
ООО обратилось в Петроградский районный суд с заявлением о признании незаконными действий судебного пристава-исполнителя О. от <дата> по исполнительному производству N <…>, выразившихся в совершении действий по аресту и включению в акт ареста (описи имущества) аппарата рентгеновского томографического стоматологического 2010 г. выпуска Kodak 9000 3DExtraoralImaginingSystem, серийный номер YAAK 121, и визографа стоматологического VisualixEHD, серийный номер 01962425.
В обоснование заявления, указав, что вышеуказанные рентгеновский аппарат и визограф являются предметом залога по договору залога N<…> от <дата>, заключенному между ОАО и ООО, в обеспечение обязательств заемщика ООО по кредитному договору N <…> от <дата>, поэтому наложение ареста на данное имущество противоречит Федеральному закону от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве».
Решением Петроградского районного суда Санкт-Петербурга от 11 июля 2012 г. действия судебного пристава-исполнителя Петроградского отдела УФССП по Санкт-Петербургу и Ленинградской области О. от <дата> по исполнительному производству N <…>, по наложению ареста и включению в акт ареста (описи имущества) аппарата рентгеновского томографического стоматологического 2010 г. выпуска Kodak 9000 3DExtraoralImaginingSystem, серийный номер YAAK 121, и визографа стоматологического VisualixEHD, серийный номер 01962425, признаны незаконными.
В апелляционных жалобах судебный пристав-исполнитель Петроградского отдела УФССП России по Санкт-Петербургу и С. просят указанное решение суда первой инстанции отменить, вынести по делу новое решение об отказе в удовлетворении заявления.
Судебная коллегия, изучив материалы дела, выслушав объяснения лиц, участвующих в деле, обсудив доводы апелляционных жалоб, приходит к следующему.
< дата> Петроградским районным судом Санкт-Петербурга в обеспечение исковых требований С. к ООО о возмещении убытков, взыскании компенсации морального вреда наложен арест на денежные средства и имущество должника ООО на сумму <…>, в связи с чем, выдан исполнительный лист.
На основании данного исполнительного листа, <дата> судебным приставом-исполнителем Петроградского районного отдела УФССП России по СПб и ЛО О. вынесено постановление о возбуждении исполнительного производства N <…>, <дата> вынесено постановление N <…> о наложении ареста на имущество ООО, <дата> составлен акт ареста (описи имущества).
В акт ареста (описи имущества) включены, помимо иного имущества аппарат рентгеновский томографический стоматологический 2010 г. выпуска Kodak 9000 3DExtraoralImaginingSystem, серийный номер YAAK 121, и визограф стоматологический VisualixEHD, серийный номер 01962425.
Как установлено судом первой инстанции и следует из материалов дела, между ОАО (кредитор) и ООО (заемщик) <дата> заключены кредитный договор и договор залога N <…> движимого имущества, по которому предметом залога в обеспечение обязательств заемщика по кредитному договору является спорное имущество.
Согласно ч. 3.1 ст. 80 Федерального закона от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» арест заложенного имущества в целях обеспечения иска взыскателя, не имеющего преимущества перед залогодержателем в удовлетворении требований, не допускается.
Возможность наложения судебным приставом-исполнителем ареста и включения в опись имущества, являющегося предметом залога, по требованиям взыскателей, не имеющих преимущества в удовлетворении требований по отношению к залогодержателю этого имущества, влечет нарушение права залогодержателя на обращение взыскания и преимущественное получение удовлетворения из стоимости заложенного имущества, а также препятствует добровольной реализации залогодателем предмета залога по соглашению сторон и передаче предмета залога в собственность залогодержателя в случаях, установленных законом.
При таких обстоятельствах, наложение судебным приставом-исполнителем ареста и включение в опись имущества, являющегося предметом залога, по требованиям взыскателей, не имеющих преимущества в удовлетворении требований по отношению к залогодержателю этого имущества, противоречат закону.
Доводы апелляционной жалобы о том, что судебному приставу-исполнителю в момент наложения ареста не было известно о нахождении спорного имущества в залоге, судебная коллегия считает несостоятельными, поскольку включение данного имущества в опись не соответствует положениям ст. 80 Федерального закона «Об исполнительном производстве», и данное обстоятельство не лишает должника права оспаривать такой арест и представлять доказательства нахождения имущества в залоге.
На основании вышеизложенного, судебная коллегия считает, что судом первой инстанции принято обоснованное и законное решение, оснований для его отмены по доводам жалобы не усматривается.
Руководствуясь ст. 328 ГПК РФ, судебная коллегия
определила:
Решение Петроградского районного суда Санкт-Петербурга от 11 июля 2012 г. оставить без изменения, апелляционные жалобы — без удовлетворения.

рассмотрев по требованию гражданина П.А. Курина вопрос о возможности принятия его жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин П.А. Курин оспаривает конституционность части 3.1 статьи 80 Федерального закона от 2 октября 2007 года № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве», согласно которой арест заложенного имущества в целях обеспечения иска взыскателя, не имеющего преимущества перед залогодержателем в удовлетворении требований, не допускается.

Как следует из представленных материалов, решением суда общей юрисдикции, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, со ссылкой, в частности, на оспариваемую норму было удовлетворено исковое заявление АО «Газпромбанк» к сторонам исполнительного производства — П.А. Курину (взыскателю) и гражданке В. (должнику) об освобождении от ареста имущества должника — автомобиля, находящегося в залоге у истца на основании соответствующего договора. Этим же решением суда в удовлетворении встречного иска П.А. Курина к АО «Газпромбанк» об обращении взыскания на имущество должника было отказано.

По мнению заявителя, оспариваемое законоположение противоречит статьям 17 (часть 3), 19 (части 1 и 2), 35 (часть 2), 45 (часть 1), 46 (часть 1) и 55 (части 2 и 3) Конституции Российской Федерации, поскольку не допускает ареста заложенного имущества должника в целях последующей реализации в ходе исполнительного производства по исполнению вступившего в законную силу судебного акта.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

Вступившие в законную силу акты федеральных судов, мировых судей и судов субъектов Российской Федерации, согласно частям 1 и 2 статьи 6 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 года № 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации», обязательны для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, других физических и юридических лиц и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации; неисполнение постановления суда, а равно иное проявление неуважения к суду влекут ответственность, предусмотренную федеральным законом.

В целях реализации указанных нормативных предписаний положения Федерального закона «Об исполнительном производстве» предусматривают возможность обращения взыскания на заложенное имущество должника для удовлетворения требований взыскателей, не являющихся залогодержателями, и устанавливают, что реализация такого имущества осуществляется путем проведения открытых торгов в форме аукциона (часть 3 статьи 87).

Обращение взыскания в данном случае осуществляется с учетом правил продажи имущества, обремененного правами третьих лиц (пункт 1 статьи 353, статья 460 ГК Российской Федерации, статья 38 Федерального закона от 16 июля 1998 года № 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)»), в том числе с извещением покупателя о том, что реализуемое имущество находится в залоге, и, соответственно, с сохранением залога при переходе прав на имущество от залогодателя-должника к покупателю. Из этого исходит и правоприменительная практика судов (пункт 68 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 ноября 2015 года № 50 «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства»).

В таких случаях в целях обеспечения исполнения исполнительного документа и сохранности имущества, подлежащего реализации, положения Федерального закона «Об исполнительном производстве» предоставляют судебному приставу-исполнителю право совершать исполнительные действия, в том числе наложить арест на имущество должника (пункт 7 части 1 статьи 64 и часть 1 статьи 80).

Как усматривается из представленных в Конституционный Суд Российской Федерации материалов, судебный пристав-исполнитель составил акт о наложении ареста на принадлежащий должнику автомобиль в рамках исполнительного производства по принудительному исполнению вступившего в законную силу решения суда о взыскании в пользу П.А. Курина денежных средств. Поскольку положение части 3.1 статьи 80 Федерального закона «Об исполнительном производстве» касается недопустимости ареста заложенного имущества при исполнении судебным приставом-исполнителем исполнительного документа о принятии мер по обеспечению иска, постольку оно не может расцениваться как нарушающее конституционные права заявителя, перечисленные в жалобе, в указанном им аспекте.

Проверка же правильности выбора судом подлежащих применению норм права, осуществляемого судом в каждом конкретном деле исходя из его фактических обстоятельств, не входит в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации, как она определена в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации».

Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40 пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Курина Павла Александровича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д. Зорькин

Комментарий дает ведущий специалист-эксперт отдела контроля, анализа, планирования и статистики Управления ФССП России по Республике Карелия Татьяна Ермолинская

ОСВОБОЖДЕНИЕ ИМУЩЕСТВА ОТ АРЕСТА

В некоторых случаях при аресте имущества определить, кто является его собственником (законным владельцем), затруднительно. Например, когда по одному адресу расположено не одно юридическое лицо или проживают несколько граждан. В таких ситуациях после ареста имущества зачастую в суд предъявляются иски об освобождении имущества от ареста или исключении его из описи.

Татьяна Ермолинская

Процессуальные вопросы

Федеральный закон от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» определяет, что в случае возникновения спора, связанного с принадлежностью имущества, на которое обращается взыскание, заинтересованные лица вправе обратиться в суд с иском об освобождении имущества от ареста или исключении его из описи (п. 1 ст. 119 Закона).

На практике зачастую в суд обращаются не с иском, а с жалобой на действия судебного пристава-исполнителя. Однако спор о праве на имущество может быть рассмотрен только в рамках искового производства. В таких ситуациях суд отказывает в удовлетворении жалобы и разъясняет заявителю право на обращение в суд с соответствующим иском.

Истцами по данной категории исков выступают лица, считающие себя собственниками или законными владельцами арестованного имущества.

В соответствии с п. 28 Постановления Пленума ВАС РФ от 25.02.98 № 8 «О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», ч. 2 ст. 442 ГПК РФ ответчиками по рассматриваемым искам являются должник и взыскатель (по сводному исполнительному производству — все взыскатели). Наиболее распространенной ошибкой при подаче иска является то, что в числе ответчиков, а иногда и единственным ответчиком, указывается Служба судебных приставов, которая может участвовать в подобных делах только в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований.

Согласно ч. 2 ст. 442 ГПК РФ в случае, если арест или опись имущества произведены в связи с конфискацией имущества, в качестве ответчиков привлекается лицо, чье имущество подлежит конфискации, и соответствующий государственный орган. Если арестованное или включенное в опись имущество уже реализовано, иск предъявляется также к приобретателю имущества.

Исходя из практики арбитражного суда в последнем случае подаются иски об истребовании имущества из чужого незаконного владения. Ведь требование об освобождении имущества от ареста (исключение его из описи) предполагает снятие указанных ограничений на конкретное, фактически существующее имущество, подвергнутое аресту. В случае если имущество на момент подачи иска уже реализовано, иск об освобождении имущества от ареста не может восстановить нарушенное право.

Вместе с тем в соответствии с п. 28 Постановления споры об освобождении имущества от ареста или исключении его из описи рассматриваются в соответствии с подведомственностью по правилам искового производства независимо от того, наложен арест в порядке обеспечения иска или в порядке обращения взыскания на имущество должника во исполнение исполнительных документов.

Согласно п. 1 ч. 1 ст. 39 Закона в случае предъявления иска об освобождении имущества от ареста исполнительное производство подлежит приостановлению судом полностью или частично.
В Законе не уточнено, когда вопросы приостановления рассматривает суд общей юрисдикции, а когда – арбитражный суд.

Согласно ст. 327 АПК РФ приостановление или прекращение исполнительного производства, возбужденного на основании исполнительного листа, который выдан арбитражным судом, производится этим же судом либо арбитражным судом по месту нахождения судебного пристава-исполнителя.

В остальных случаях заявления о приостановлении исполнительного производства рассматривает суд общей юрисдикции.

Обратиться в арбитражный суд с заявлением о приостановлении исполнительного производства может должник, взыскатель и судебный пристав-исполнитель. В соответствии со п. 6 ч. 1 ст. 91 АПК РФ третье лицо при предъявлении иска об освобождении имущества от ареста может обратиться в суд с заявлением о применении обеспечительной меры в виде приостановления реализации имущества.

Недвижимое имущество

Право собственности у покупателя недвижимости возникает с момента государственной регистрации перехода этого права (п. 1 ст. 131 и п. 2 ст. 223 ГК РФ).

В связи с этим единственным неопровержимым доказательством права собственности на недвижимое имущество является государственная регистрация права в Едином государственном реестре, что также закреплено в ст. 2 Федерального закона от 21.07.97 № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним».

На практике, перед тем как наложить арест на недвижимое имущество, судебный пристав-исполнитель, как правило, запрашивает информацию о наличии зарегистрированного за должником недвижимого имущества, поэтому при аресте недвижимости ошибки со стороны приставов редки. Однако спорные ситуации иимеют место.

Например, возникают вопросы при обращении взыскания на объекты незавершенного строительства. Доказательством права собственности на них также является государственная регистрация права.

Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 16.02.2001 № 59 «Обзора практики разрешения споров, связанных с применением Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» указывает: право собственности на объект недвижимости, не завершенный строительством, подлежит регистрации только в случае, если он не является предметом действующего договора строительного подряда и при необходимости собственнику совершить с этим объектом сделку (п. 16 Письма).

Если объект незавершенного строительства является предметом действующего договора строительного подряда, то до момента государственной регистрации он не имеет собственника. Подрядчик обладает правом владения, которое он передает заказчику по окончанию строительства. В соответствии со ст. 219 ГК РФ право собственности на вновь создаваемое недвижимое имущество возникает с момента его государственной регистрации.

Не являются доказательством права собственности акт приема передач объектов незавершенного строительства, договор о долевом участии в строительстве или иные документы, за исключением тех, которые подтверждают государственную регистрацию права на указанные объекты.

Другой пример: судебный пристав-исполнитель наложил арест на радиаторы, краны, вентили и т. п. Иск об освобождении имущества от ареста, заявленный собственником здания, был удовлетворен судом, поскольку установленные в здании чугунные батареи, трубы и вентили перестали быть отдельными самостоятельными объектами собственности, а стали частью принадлежащей истцу недвижимости.

В силу ст. 135 ГК РФ вещь, предназначенная для обслуживания другой, главной, вещи и связанная с ней общим назначением (принадлежность), следует судьбе главной вещи.

Движимое имущество

Пункт 2 ст. 130 и п. 1 ст. 223 ГК РФ определяют, что права собственности у приобретателя движимой вещи по договору возникают в момент передачи этой вещи.

В случае приобретения имущества по договору при доказывании права собственности истцам по искам об освобождении имущества от ареста необходимо подтвердить фактическое получение спорного имущества.
При рассмотрении иска об освобождении от ареста озимой пшеницы судом в удовлетворении иска было отказано, т. к. право собственности (законного владения) на земельный участок не было подтверждено доказательствами. Согласно ст. 136, 218 ГК РФ поступления, полученные в результате использования имущества (плоды, продукция, доходы), принадлежат лицу, использующему это имущество на законном основании, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором об использовании этого имущества.

Зачастую сделки между гражданами не оформляются письменно. Трудно представить, что, к примеру, даря телевизор родителям, дети захотят составить договор. В то же время в соответствии со ст. 161 ГК РФ сделки граждан между собой на сумму, превышающую не менее чем в десять раз установленный законом минимальный размер оплаты труда, должны совершаться в простой письменной форме. Несоблюдение простой письменной формы согласно ст. 162 ГК РФ лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки на свидетельские показания.

В качестве письменных доказательств права собственности на спорное движимое имущество на практике истцы предъявляют в суд, например, товарные чеки или гарантийные талоны, которые точно не являются надлежащими доказательствами.

Автотранспортные средства

Согласно п. 3 «Правил регистрации автотранспортных средств и прицепов к ним в государственной инспекции безопасности дорожного движения МВД РФ», утвержденных Приказом МВД России от 27.01.2003 № 59, собственники транспортных средств либо лица, от имени собственников пользующиеся и распоряжающиеся транспортными средствами на основании доверенности, обязаны зарегистрировать их или изменить регистрационные данные в течение 5 суток после приобретения транспортного средства.

Получив из ГИБДД информацию о регистрации за должником автотранспортного средства, судебный пристав-исполнитель может наложить на него арест. Между тем на практике это имущество не обязательно принадлежит должнику.

Регистрация автотранспортных средств не является доказательством права собственности. В соответствии с п. 2 ст. 223 ГК РФ только в случаях, предусмотренных законом, право собственности подлежит обязательной регистрации. Например, как на обязательность государственной регистрации права собственности на недвижимость прямо указано в законе. Автотранспортные средства являются движимым имуществом и в законе (вышеуказанный приказ МВД – подзаконный акт) не указано на их обязательную регистрацию.

Имущество супругов

При наложении ареста на имущество физического лица по месту его проживания судебный пристав-исполнитель часто сталкивается с ситуацией, когда на это имущество претендует супруг(а).
Статья 256 ГК РФ, ст. 45 СК РФ определяют: по обязательствам одного из супругов взыскание может быть обращено лишь на имущество этого супруга. Имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью, если договором между ними не установлен иной режим этого имущества.

Общее имущество супругов согласно п. 2 ст. 38 СК РФ может быть разделено по их соглашению (как в период брака, так и после его расторжения). По желанию такое соглашение может быть заверено нотариально.
Понятно, что недобросовестные должники могут легко воспользоваться указанными нормами и заключить соглашение с супругом (ой) задним числом для увода имущества от долгов. Такие ситуации на практике нередки.

При составлении соглашения, как правило, дорогостоящие вещи закрепляются за супругом (ой), а не за должником.

Необходимо учитывать следующее: из смысла ст. 38 СК РФ следует, что осуществление процедуры раздела имущества супругов связано с определением их долей и уточнением, какое имущество подлежит передаче каждому из супругов. Выявлять мнимые сделки нужно исходя из этого.

Зачастую споры вызваны и тем, что, по мнению истца, арест на имущество супругов по долгам одного из них незаконен, так как оно находится в совместной собственности.

Следуя требованийям ст. 45 СК РФ, ст. 256 ГК РФ, обращение взыскания по долгам одного из супругов возможно только на имущество этого супруга. Однако арест в понятие «обращение взыскания» не входит. Согласно ч. 1 ст. 69 Закона обращение взыскания — это изъятие имущества и (или) его принудительная реализация либо передача взыскателю.

Таким образом, судебный пристав-исполнитель может наложить арест на имущество, находящееся в совместной собственности супругов. Выделение доли в имуществе может быть произведено уже после ареста по иску взыскателя или сособственника.

Время создания/изменения документа: 29 августа 2011 12:16 / 05 сентября 2017 09:35

Версия для печати

admin