Арбитражный уральского округа

История

Прототипом арбитражных судов в дореволюционной России были коммерческие суды, рассматривавшие торговые и вексельные дела, дела о торговой несостоятельности.

В первые годы после Октябрьской революции в условиях слаборазвитых товарно-денежных отношений судебные споры между казенными учреждениями не допускались (Декрет о суде 2 // СУ РСФСР 1917-1918. 26.Ст.347). Разногласия между предприятиями и организациями решались в административном порядке вышестоящими органами управления.

С развитием хозяйственных отношений появилась необходимость в создании специального органа по разрешению споров между государственными предприятиями и организациями. В1922 году, с этой целью, в России были созданы арбитражные комиссии. Имущественные споры между государственными учреждениями и предприятиями разных ведомств решались Высшей арбитражной комиссией при Совете Труда и Обороны и арбитражными комиссиями при областных экономических совещаниях, а затем совнаркомах автономных социалистических республик, арбитражными комиссиями при исполкомах областей и губерний.

В мае 1931 года в системе органов управления был образован государственный арбитраж, призванный разрешать имущественные споры между учреждениями, предприятиями и организациями социалистического хозяйства. Образовалось два вида арбитража — государственный и ведомственный. В государственном арбитраже разрешались споры предприятий и организаций различного подчинения, в ведомственном — подчинения одному ведомству (министерству, комитету, и т.д.).

Последний этап развития госарбитража связан с принятием законодательства о нем. В 1977 году, после принятия Конституции СССР, Арбитраж был признан конституционным органом. Организация и порядок деятельности органов госарбитража впервые определялись Законом «О Государственном арбитраже в СССР», который был принят 30 ноября 1979 года.

В Российской Федерации госарбитраж руководствовался Положением о Государственном арбитраже, утвержденном постановлением Совета Министров РСФСР от 5 декабря 1980 года.

В 1991 году система арбитражей была отменена Постановлением Верховного Совета РСФСР о введении в действие Закона РСФСР «Об арбитражном суде», принятым 4 июля 1991 года. Замена системы арбитражей арбитражными судами предопределялась новыми экономическими условиями перехода к рыночным отношениям, существования нескольких форм собственности.

После принятия Конституции Российской Федерации, первой части нового Гражданского кодекса РФ, другого законодательства, появилась необходимость в новом законе об арбитражных судах.

В 1995 году был принят Федеральный Конституционный Закон «Об арбитражных судах в Российской Федерации» и Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации, которые в настоящее время определяют систему, состав и структуру арбитражных судов и процессуальную форму их деятельности.

По Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации, принятому в 1995 г., проверка законности и обоснованности судебных актов судов первой и апелляционной инстанций, вступивших в законную силу, осуществлялась кассационной инстанцией (окружными арбитражными судами).

Места постоянного пребывания федеральных арбитражных судов округов были определены Пленумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 03 июля 1995 г. № 26. Для Федерального арбитражного суда Уральского округа таким местом стала Свердловская область с её областным центром — городом Екатеринбургом.

Указом Президента Российской Федерации от 7 сентября 1995 года первым председателем Федерального арбитражного суда Уральского округа назначен Стоякин Геннадий Яковлевич (кандидат юридических наук, доцент, свыше 25 лет проработавший на кафедре гражданского права Уральской государственной юридической академии).

Под руководством Стоякина Г.Я. была проведена весомая работа по становлению суда и организации арбитражного процесса.

В соответствии с приказом председателя суда от 8 декабря 1995 г. Федеральный арбитражный суд Уральского округа приступил к осуществлению правосудия c 11 декабря 1995 г.

Первое судебное заседание состоялось 10 января 1996 г.

В настоящее время Федеральный арбитражный суд Уральского округа наряду с федеральными арбитражными судами Московского и Северо-Западного округов входит в тройку судов, рассматривающих наибольшее количество дел.

Место в судебной системе

Десять окружных судов — первые в новейшей истории России, не связанные с административно-территориальным делением и вовсе избавленные от какого-либо давления. В этом заключается важнейшая гарантия как независимости судебной системы, так и осуществляемого правосудия.

С точки зрения устойчивости системы организации общества судебная власть, бесспорно, является ее стабилизирующим элементом.

Цели кассационного производства, вытекающие из сущности данного процессуального института, получившие нормативное закрепление в статьях 274 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не только сводятся к объективному разрешению спора, но и направлены на обеспечение единообразной судебной практики путем проверки законности решений арбитражных судов субъектов Российской Федерации, принятых ими в первой и апелляционной инстанциях.

Между арбитражными судами округов и арбитражными судами субъектов Федерации отсутствуют отношения административной подчиненности. Они действуют в качестве самостоятельных юридических лиц; суды округов не вправе давать обязательные указания нижестоящим судебным инстанциям по вопросам ведения хозяйственной, финансовой, организационной, кадровой деятельности.

Характер арбитражного суда округа как вышестоящей судебной инстанции по отношению к арбитражному суду первой и апелляционной инстанции в процессуальном смысле проявляется в том, что указания арбитражного суда, рассматривающего дело в кассации, излагаются в постановлении по конкретному делу и обязательны для арбитражного суда вновь рассматривающего данное дело (часть вторая подпункт 15 пункта 2 статьи 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Специфика правоприменения в арбитражном суде кассационной инстанции предопределяется целями и функциями арбитражного судопроизводства в кассационной инстанции и заключается не в рассмотрении и разрешении спора между его участниками, а в проверке законности принятого судебного акта, чем и достигается эффект защиты прав заинтересованных лиц.

АРБИТРАЖНЫЙ СУД УРАЛЬСКОГО ОКРУГА

Ленина проспект, д. 32/27, Екатеринбург, 620075

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

N Ф09-4800/15

Екатеринбург

24 июля 2015 г.

Дело N А47-871/2014

Резолютивная часть постановления объявлена 20 июля 2015 г.

Постановление изготовлено в полном объеме 24 июля 2015 г.

Арбитражный суд Уральского округа

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу ИП «С»., на решение Арбитражного суда Оренбургской области от 12.01.2015 по делу N А47-871/2014 и постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 30.03.2015 по тому же делу.

Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы извещены надлежащим образом, в том числе публично, путем размещения информации о времени и месте судебного заседания на сайте Арбитражного суда Уральского округа.

В судебном заседании приняли участие ИП «С» и его представитель «Д».

ИП «С» с учетом уточнений требований в порядке ст. 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обратился в Арбитражный суд Оренбургской области с исковым заявлением к Российской Федерации в лице Министерства внутренних дел Российской Федерации, содержащим следующего требования: 1) установить факт несоответствия гаражного бокса, находящегося на территории отдела полиции УМВД по городу Оренбургу, в котором хранится пивная продукция, принадлежащая ИП «С», порядку и условиям хранения данного вида товара; 2) взыскать с ответчика денежные средства в сумме 61 329 руб. 30 коп. 3) взыскать с ответчика расходы по уплате услуг представителя в сумме 5000 руб.; 4) взыскать с ответчика расходы на оплату государственной пошлины в сумме 4456 руб.

Решением арбитражного суда первой инстанции от 12.01.2015 по настоящему делу в удовлетворении исковых требований ИП «С» отказано.

Постановлением Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 30.03.2015 решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе ИП «С» просит указанные судебные акты отменить, ссылаясь на нарушение норм материального и процессуального права. Заявитель полагает, что суд неверно установил фактические обстоятельства дела и неправильно оценил имеющиеся в деле доказательства. В своем решении, по мнению заявителя кассационной жалобы, суд не дал правовую оценку действиям сотрудников полиции при применении мер обеспечения по делу об административном правонарушении, выразившихся в изъятии товара, принадлежащего лицу, в отношении которого производство по делу об административном правонарушении не возбуждалось. ИП «С» указывает, что арбитражный суд, привлекая в качестве ответчика МВД РФ как публично-правовое образование, являющееся главным распорядителем денежных средств федерального бюджета, не применил нормы федерального законодательства об исполнении судебных актов, что повлекло за собой непривлечение в качестве соответчика публично-правовое образование, ответственное за финансирование деятельности мировых судей, что не позволило истцу реализовать право на судебную защиту в полном объеме.

Заявитель полагает, что бездействия мировых судей 3, 8, 9 судебных участков Дзержинского района по неисполнению ими норм административного законодательства и игнорирование норм федерального законодательства, регламентирующего процедуру исполнения актов правосудия, повлекло за собой невозможность своевременно получить изъятую у истца продукцию, что в конечном счете стало причиной возникновения убытков.

Проверив законность обжалуемых судебных актов, суд кассационной инстанции не находит оснований для их отмены.

При рассмотрении спора судами установлено, что ИП «С» осуществляет предпринимательскую деятельность, связанную, в частности, с осуществлением торговли в остановочно-торговых павильонах, в целях чего им были заключены договоры аренды части торговых павильонов, расположенных по адресам: г. Оренбург, ул. Театральная, остановка «Парк 50 лет ВЛКСМ» (нечетная сторона); г. Оренбург, ул. Театральная, остановка «Театральная» (четная сторона); г. Оренбург, ул. Дружбы, остановка «Торговый центр» (нечетная сторона).

Сотрудниками полиции УМВД по городу Оренбургу 27.08.2013 при проведении проверки в помещениях торгово-остановочных комплексов, принадлежащих предпринимателю «Ж» и расположенных по адресам в г. Оренбурге: ул. Дружбы, торгово-остановочный павильон «Караван» — остановка общественного транспорта «ул. Дружбы», по ходу движения автобусов N 67, 17 в сторону ул. Салмышской; торгово-остановочный павильон «Караван», остановка общественного транспорта «Парк 50 лет ВЛКСМ», по ходу движения автобуса N 52 в сторону проспекта Победы, ул. Театральная д. 3; остановка общественного транспорта «Театральная», ул. Театральная, по ходу движения автобуса N 32 в сторону ул. Волгоградской, был установлен факт нарушения условий ч. 2 ст. 16 Федерального закона от 22.11.1995 N 171-ФЗ «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции». Указанное нарушение выразилось в реализации продавцами пива и подтверждено составленными в отношении продавцов протоколами об административных правонарушениях. В рамках ст. 27.10 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях должностными лицами УМВД России по городу Оренбургу осуществлены процессуальные действия, связанные с изъятием вещей и документов, являющихся орудиями совершения административного правонарушения, что зафиксировано соответствующими протоколами. Так, в ходе осуществления соответствующих процессуальных действий изъято: 178 бутылок пива различного объема и наименования на общую сумму 13 324 руб. 73 коп. (торгово-остановочный павильон «Караван», остановка общественного транспорта «Парк 50 лет ВЛКСМ», ул. Театральная д. 3); 134 бутылки пива различного объема и наименования и кега с 23 литрами пива на сумму 15 058 руб. 97 коп. (стоимость кеги 4000 руб.) (остановочный павильон «Караван» по ул. Дружбы д. 13, остановка общественного транспорта «Дружбы»); 475 бутылок пива различного объема и наименования на общую сумму 15 487 руб. 11 коп. (торгово-остановочный павильон «Караван», остановка общественного транспорта «Театральная» четная сторона, ул. Театральная, д. 3).

Считая, что незаконными действиями сотрудников полиции причинены убытки, упущенная выгода и моральный вред, ИП «С» обратился в суд с соответствующим иском.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суды исходили из следующего.

Согласно п. 1 ст. 9 Гражданского кодекса Российской Федерации граждане и юридические лица по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им гражданские права.

На основании п. 1 ст. 11 Гражданского кодекса Российской Федерации защиту нарушенных или оспоренных гражданских прав осуществляет в соответствии с подведомственностью дел, установленной процессуальным законодательством, суд, арбитражный суд или третейский суд.

В соответствии с п. 1 ст. 15 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Статьей 16 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что убытки, причиненные гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, в том числе издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежат возмещению Российской Федерацией, соответствующим субъектом Российской Федерации или муниципальным образованием.

Пунктами 4, 5 ч. 2 ст. 125 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации установлено, что в исковом заявлении должны быть указаны: требования истца к ответчику со ссылкой на законы и иные нормативные правовые акты, а при предъявлении иска к нескольким ответчикам — требования к каждому из них; обстоятельства, на которых основаны исковые требования, и подтверждающие эти обстоятельства доказательства.

Суд апелляционной инстанции установил, что ИП «С» самостоятельно определил как основания исковых требований, так и субъектный состав лиц, к которым соответствующие требования предъявляются. При этом требования о том, что убытки, упущенная выгода и моральный вред возникли по причине вынесения мировыми судьями определенных судебных актов, ИП «С» , обращаясь в арбитражный суд первой инстанции с исковым заявлением о взыскании сумм убытков, упущенной выгоды и морального вреда, не заявлял: указанные обстоятельства не положены истцом в основание исковых требований.

Как верно указал суд апелляционной инстанции, арбитражный суд первой инстанции правомерно рассмотрел спор в пределах исковых требований, и оснований для отмены решения арбитражного суда первой инстанции и прекращения производства по делу в порядке п. 1 ч. 1 ст. 150 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не имелось.

Согласно ст. 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению. Вред возмещается за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.

В соответствии с ч. 2 ст. 16 Федерального закона от 22.11.1995 N 171-ФЗ «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции» не допускается розничная продажа алкогольной продукции в нестационарных торговых объектах. Указанный запрет не распространяется на розничную продажу алкогольной продукции с содержанием этилового спирта не более чем 16,5% объема готовой продукции, осуществляемой организациями при оказании ими услуг общественного питания.

В силу ч. 1 ст. 2 Федерального закона от 07.02.2011 N З-ФЗ «О полиции» деятельность полиции осуществляется, в числе прочих, по следующим основным направлениям: предупреждение и пресечение преступлений и административных правонарушений (п. 2); производство по делам об административных правонарушениях, исполнение административных наказаний (п. 5).

Частью 1 ст. 12 Федерального закона от 07.02.2011 N 3-ФЗ «О полиции» установлено, что на полицию возлагаются, в числе прочих, следующие обязанности: прибывать незамедлительно на место совершения преступления, административного правонарушения, место происшествия, пресекать противоправные деяния, устранять угрозы безопасности граждан и общественной безопасности, документировать обстоятельства совершения преступления, административного правонарушения, обстоятельства происшествия, обеспечивать сохранность следов преступления, административного правонарушения, происшествия (п. 2); выявлять причины преступлений и административных правонарушений и условия, способствующие их совершению, принимать в пределах своих полномочий меры по их устранению; выявлять лиц, имеющих намерение совершить преступление, и проводить с ними индивидуальную профилактическую работу; (п. 4) пресекать административные правонарушения и осуществлять производство по делам об административных правонарушениях, отнесенных законодательством об административных правонарушениях к подведомственности полиции (п. 11).

Согласно ч. 2 ст. 27.10 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях изъятие вещей, явившихся орудиями совершения или предметами административного правонарушения, и документов, имеющих значение доказательств по делу об административном правонарушении и обнаруженных при осуществлении осмотра принадлежащих юридическому лицу территорий, помещений и находящихся у него товаров, транспортных средств и иного имущества, а также соответствующих документов, осуществляется лицами, указанными в ст. 28.3 названного Кодекса, в присутствии двух понятых.

Судами установлено, что должностные лица УМВД России по г. Оренбургу действовали на основании закона.

Как верно указали суды первой и апелляционной инстанции, в соответствии с п. 4 ст. 393 Гражданского кодекса Российской Федерации, при определении упущенной выгоды учитываются предпринятые кредитором для ее получения меры и сделанные с этой целью приготовления. В соответствии с п. 14 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25, действующего на момент рассмотрения дела в суде кассационной инстанции, при рассмотрении дел о возмещении убытков следует иметь в виду, что положение п. 4 ст. 393 Гражданского кодекса Российской Федерации согласно, которому при определении упущенной выгоды учитываются предпринятые стороной для ее получения меры и сделанные с этой целью приготовления, не означает, что в состав подлежащих возмещению убытков могут входить только расходы на осуществление таких мер и приготовлений.

Доказательств того, что такие меры приготовления предпринимались истцом, в материалах дела отсутствуют.

Доводы заявителя кассационной жалобы направлены на переоценку доводов, которым суды дали надлежащую оценку.

Поскольку фактические обстоятельства, имеющие значение для дела установлены судами на основании полного, всестороннего и объективного исследования имеющихся в деле доказательств, а выводы соответствуют фактическим обстоятельствам и представленным доказательствам, нарушений норм процессуального права, влекущих отмену решения суда первой инстанции или постановления апелляционного суда в силу ч. 4 ст. 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судом кассационной инстанции не установлено, решение суда первой инстанции и постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда подлежат оставлению без изменения, кассационная жалоба удовлетворению не подлежит.

Руководствуясь ст. 286, 287, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Оренбургской области от 12.01.2015 по делу N А47-871/2014 и постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 30.03.2015 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу ИП «С» — без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном ст. 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

«АГ» попросила адвокатов и юристов, которые успели воспользоваться возможностью участия в судебных заседаниях в режиме онлайн, рассказать о плюсах и минусах такого формата общения с судом и оппонентом.

Напомним, 29 апреля президиумы ВС РФ и Совета судей рекомендовали всем российским судам при наличии технической возможности с учетом мнений участников процесса проводить судебные заседания с использованием не только системы видео-конференц-связи, но и системы веб-конференции.

Президиум СИПа онлайн пересмотрел дело после определения ВС РФ

Адвокат Московской областной коллегии адвокатов Александр Зак рассказал «АГ», что участвовал уже в нескольких онлайн-заседаниях в арбитражных судах. «Большой плюс – возможность участвовать в процессах в других регионах. По многим делам доверителю нецелесообразно отправлять московского адвоката в командировку. Особенно при рассмотрении апелляционных и кассационных жалоб. Да и в первой инстанции это далеко не всегда оправданно. Найти же местного адвоката в некоторых субъектах РФ бывает довольно сложно», – заметил Александр Зак. Судебное онлайн-заседание – отличное решение для таких дел, уверен он.

Александр Зак Адвокат Московской областной коллегии адвокатов
Нареканий по качеству связи у меня ни разу не возникало: изображение и звук высокого качества, меня также было неплохо слышно. На сайте картотеки арбитражных дел содержатся инструкции по настройке компьютера. Нельзя сказать, что там все просто – нужно прописать в брандмауэре исключения для трех портов, но большинство представителей, я думаю, могут с этим справиться.

В функционал, по его словам, встроена возможность демонстрации экрана, что существенно облегчает исследование доказательств, оно становится даже более наглядным, чем в обычном процессе.

Особую ценность, подчеркнул адвокат, представляет возможность знакомиться с материалами дела онлайн, такая опция есть уже во многих судах. «К сожалению, доступны только материалы, поступившие в электронном виде. Надеюсь, в будущем это исправят. Неоднократно звучали предложения о введении пошлины за подачу документов в бумажном виде, чтобы сократить объем бумажных материалов. Но пока что нельзя сформировать полноценное досье, если в деле есть документы, поступившие в бумажном виде», – рассказал Александр Зак.

А главное, добавил он, в разных судах – разные программные комплексы по делопроизводству, и зачастую в карточке дела не видно, поступали ли какие-либо документы в бумажном виде. «В итоге адвокат выходит в процесс с электронным делом, а в ходе заседания может обнаружить неприятные сюрпризы. Это значительная трудность, учитывая, что во многих судах сейчас возможно только электронное ознакомление», – отметил Александр Зак.

Психологически участие в судебных онлайн-заседаниях оказалось легче, чем предполагал адвокат. «Возможно, сказался опыт ведения онлайн-занятий через Zoom. Но в целом процесс проходит спокойнее и вывереннее. Технические вопросы не приводят к существенным затруднениям. Обычно в серьезные процессы я иду с помощником. Пока я выступаю, помощник помогает подобрать документы и смотрит за реакцией судьи на те или иные доводы, приводимые мною или оппонентами, – рассказал адвокат. – В онлайн-заседании уследить за реакцией судьи намного проще: его лицо крупным планом на экране. Но, к сожалению, сейчас оно закрыто маской. Из-за этого уловить настроение судьи очень сложно, да и интонации в голосе приглушаются из-за маски».

12 мая Александр Зак участвовал в онлайн-заседании президиума Суда по интеллектуальным правам по делу № СИП-809/2018, о котором ранее писала «АГ». «Из всего президиума камера показывала только двух человек – это неудобно. Но могу сказать, что общий язык с судом найти удавалось», – отметил адвокат.

Конечно же, подчеркнул он, онлайн-заседания не заменят настоящий живой процесс. «Отстраненность мешает, «накал страстей” не тот, элемента неожиданности нет, меры психологического воздействия ограничены. Но ведь и далеко не по всем делам от адвоката требуется такое высочайшее мастерство», – заключил он.

Положительные впечатления от АС Чувашской Республики

Адвокат московской коллегии адвокатов «Вердиктъ», арбитр Хельсинского Международного коммерческого арбитража Юнис Дигмар 14 мая принял участие в онлайн-заседании АС Чувашской Республики по спору о расторжении договора купли-продажи, в котором представлял интересы истца.

«Несмотря на наличие информации на официальном сайте суда о возможности проведения онлайн-заседания, 12 мая предварительно созвонился с помощником судьи и уточнил, действительно ли имеется такая возможность. После получения положительного ответа направил в арбитражный суд посредством сервиса «Мой арбитр” ходатайство об участии в онлайн-заседании. Вечером того же дня на электронную почту поступило письмо от арбитражного суда о том, что мое ходатайство одобрено. Был приятно удивлен такой оперативностью, поскольку это позволило спланировать судебное заседание в районном суде Москвы уже на 15 мая», – рассказал адвокат.

По его словам, в день заседания в системе «Мой арбитр» отобразилась вкладка «Онлайн-заседание запланировано». В назначенное время вкладка поменялась на «Идет онлайн-заседание». После клика на нее открылась веб-сессия. «Связь была на высоком уровне: и в плане звука, и в плане качества картинки. Более того, судья дополнительно спросил, хорошо ли его видно и слышно. Единственный минус – ограниченный обзор: было видно лишь судью и секретаря. Оппоненты не вошли в угол обзора камеры. Но в принципе, это не критично», – отметил Юнис Дигмар.

В данном заседании решался процессуальный вопрос: назначение судебной экспертизы, определение подлежащих разрешению вопросов и назначение экспертной организации. «С учетом того что мною заранее были представлены и ходатайство о назначении экспертизы, и согласие экспертной организации, и платежное поручение о внесении на депозит суда платы за проведение экспертизы, представлять суду такие документы в заседании не было необходимости. Оппоненты представили дополнительные документы. И суд предложил мне с ними ознакомиться, т.е. очевидно полное соблюдение процессуальных прав. После выслушивания позиций сторон суд удалился в совещательную комнату: в онлайн-заседании – это просто отключение тебя от видео и аудиосвязи. После возобновления веб-сессии судья огласил резолютивную часть определения», – рассказал о ходе процесса адвокат.

В части взаимодействия с судом Юнис Дигмар назвал онлайн-заседание непривычным: «Безусловно, не хватает личного присутствия и возможности оперативно знакомиться с документами и их представлять. В остальном все как в обычном заседании. С психологической точки зрения было комфортно, поскольку я уже участвовал в очном заседании под председательством данного судьи. Но замечу, что психологический комфорт для меня как для участника онлайн-заседания будет зависеть от конкретного судьи и от понимания его настроя».

Юнис Дигмар Адвокат Московской Коллегии Адвокатов «ВердиктЪ», арбитр Хельсинского Международного Коммерческого Арбитража В случае начала широкого применения онлайн-заседания выбор в пользу него будет, думаю, предпочтителен в следующих случаях: заседание существенно не влияет на ход дела (предварительное судебное заседание, заседание по решению процессуальных моментов); предварительно представлены все документы, необходимые для проведения онлайн-заседания; несложная категория спора; наложение судебных заседаний в разных судах; удаленность суда; четкое понимание отсутствия негативных процессуальных последствий при участии в заседании в онлайн-режиме (а не очно); адекватность конкретного судьи.

«Для себя я сделал однозначный вывод: это очень удобный и экономичный с точки зрения времени вид судебной коммуникации. Буду надеяться, что его применение не сойдет на нет после отмены режима самоизоляции», – заключил адвокат.

Онлайн-победа в Арбитражном суде Западно-Сибирского округа

Адвокат, управляющий партнер юридической компании «LexProf» Татьяна Гончарова рассказала «АГ» о своем опыте: «Мы с радостью в числе первых воспользовались этой возможностью и провели онлайн-процесс в АС Западно-Сибирского округа. К радости победы в этом процессе добавилось еще и удовольствие от комфорта: не надо было, рискуя здоровьем, перемещаться из Новосибирска в Тюмень и терять для этого как минимум целый рабочий день. Да, это было доступно и раньше при участии в заседании путем видео-конференц-связи. Но все-таки мы почувствовали существенную разницу».

При участии посредством видео-конференц-связи изображение представителя на фоне судебного зала обычно выглядит как маленькая фигурка, реакцию судей на свои доводы или выступление оппонентов вообще невозможно распознать, заметила Татьяна Гончарова. Поэтому такой способ участия в заседании кажется ей заранее проигрышным.

В онлайн-заседании АС Западно-Сибирского округа судьи были видны крупным планом, также как и представитель другой стороны. «Заседание началось не сразу: председательствующий судья в чате на экране сообщила о том, что заседание скоро начнется, и открыла его только после того, как убедилась в работоспособности всех систем. Состязательность от такого способа участия не пострадала – судьи внимательно заслушали обе стороны», – подчеркнула адвокат.

Процесс, по ее словам, проходил довольно остро. «Оппоненты, ссылаясь на истекшую доверенность в материалах дела, попытались лишить нас возможности участвовать в заседании. Однако действующая доверенность, приложенная к ходатайству об участии в онлайн-заседании, обнулила этот выпад. Вторая попытка была предпринята при помощи представления суду дополнительных документов, но, поскольку их получил только суд, в их приобщении судом было отказано», – рассказала она.

Татьяна Гончарова Адвокат, управляющий партнер юридической компании «LexProf» В ходе выступления было хорошо видно реакцию суда, что помогало правильно расставить акценты в излагаемых доводах. В результате судебные акты в пользу нашего клиента были оставлены без изменения, а приобретенный опыт оказался полезным.

Шестнадцатый ААС успел провести уже два онлайн-заседания по одному делу

Юрист юридической компании «ZettaLex» Андрей Иванкин онлайн защищал интересы своего клиента в Шестнадцатом арбитражном апелляционном суде по спору из договора займа, осложненного корпоративным конфликтом. «Видно и слышно было отлично. Но видно только тройку судей. Помощника судьи, секретаря судебного заседания не было видно, как и стол, за которым сидит представитель другой стороны. Его в моем случае не было», – рассказал Андрей Иванкин.

Взаимодействовать с судом было даже проще, чем обычно, признался юрист. «Словно по скайпу общаюсь с коллегами. Сидишь на своем рабочем месте или даже дома, пьешь чай и защищаешь интересы своего доверителя», – пошутил он.

Андрей Иванкин Юрист юридической компании «ZettaLex» Формат удобный однозначно. Но я не могу сказать, что он будет удобным в любой ситуации. Для простых споров онлайн-формат подходящий, но если речь идет о сложном споре, в котором очень многое зависит от прений сторон, то, пожалуй, такой формат не подходит. Также представляется довольно проблематичным представление доказательств сторонами непосредственно в судебном процессе, ведь не всегда возможно их добыть и направить через «Мой арбитр» заблаговременно.

25 мая по тому же делу состоялось второе онлайн-заседание. «Правда, снова отложение. Но ощущения от формата все те же: не рискуя здоровьем, находясь у себя в офисе, я представлял интересы своего доверителя», – указал Андрей Иванкин.

Четырнадцатый ААС оперативно удовлетворил ходатайство об онлайн-заседании

«С 12 мая все суды и юристы узнали, что нерабочие дни прекращены, и возобновляется работа, но при этом остаются ограничения на перемещения. А у меня уже 13 мая важное заседание в Вологде, в Четырнадцатом арбитражном апелляционном суде, по субсидиарной ответственности. Личное участие обеспечивать не хотелось, так как добираться приходится через «зараженную” Москву. Традиционное и привычное заседание по ВКС за один день согласовать практически нереально, в моей карьере я только однажды согласовал ВКС менее чем за сутки», – рассказал «АГ» старший юрист юридической группы «Плотников и партнеры» Михаил Новосёлов.

Четырнадцатый ААС удовлетворил ходатайство об онлайн-заседании очень оперативно: с момента направления не прошло даже часа. «При этом сотрудники суда шли навстречу, не требуя соблюдения лишних устаревших правил про усиленную квалифицированную электронную подпись», – заметил Михаил Новосёлов.

Михаил Новосёлов Старший юрист юридической группы «Плотников и партнеры» Перед онлайн-заседанием было небольшое волнение: все ли откроется, не зависнет ли связь. Долго и нервно приходилось обновлять карточку дела, чтобы отследить, когда начнется заседание. К слову, волшебники из Pravo.Tech обещали тот момент проработать и создать оповещения на почту о начале заседания или вход в конференцию до начала по аналогии с Zoom.

В целом онлайн-заседание, по словам юриста, прошло отлично: «Слышно и видно хорошо. Практически никакой разницы с личным участием. Только одни плюсы. Можно спокойно выступать сидя, открывать любые файлы на своем ноутбуке. Двое суток для участия в заседании в Вологде сменились на 30 минут», – сказал Михаил Новосёлов.

Онлайн-заседание – это новая реальность, которая давно назрела, уверен он. Коронавирус и разработчики системы для проведения онлайн-заседаний в арбитражных судах только ускорили ее наступление. «Онлайн-заседание открывает новые возможности для ведения процесса. Например, судьи могут без лишних эмоций регламентировать выступления участников. Если участник не реагирует на замечания, то не нужно звать пристава, достаточно просто отключить микрофон. Я большинство своих дел вел бы через онлайн-заседания. Даже те, которые в своем городе и районе. Лично принимал бы участие только в самых важных делах, где риск проблем со связью недопустим», – поделился своим мнением Михаил Новосёлов.

Четырнадцатый ААС, по словам юриста, пока что быстрее и чаще других согласовывает онлайн-заседания. «На этой неделе 13-й ААС также согласовал мне онлайн-заседание. Было бы очень хорошо, если бы Арбитражный суд г. Москвы начал рассматривать дела в таком формате. Хотя у них и ВКС – это большая редкость. Надеюсь, что другие суды также не будут затягивать с введением онлайн-заседаний. Хотя АС Северо-Западного округа, на удивление, до сих пор не предоставляет даже онлайн-ознакомления», – заметил Михаил Новосёлов.

Поучаствовать в онлайн-заседаниях в судах общей юрисдикции ему пока не удалось. «Судьи более консервативны. В некоторых судах нет технической возможности, нет даже ноутбуков. Хотя помощники судей, наверняка, все имеют Viber или Zoom и при желании могли бы организовать онлайн-заседание, как это уже было в Свердловской области», – считает юрист. Для того чтобы онлайн-правосудие развивалось и все суды имели возможности для проведений таких заседаний, нужна в том числе и политическая воля ВС, уверен Михаил Новосёлов. При этом нужно, чтобы у судей, особенно старшего поколения, не было сложностей, а онлайн-правосудие вершилось нажатием на «одну кнопку», т.е. без лишних технических сложностей, полагает юрист.

Онлайн-процесс по уголовному делу в военном суде

Адвокат АП г. Москвы Мария Эйсмонт приняла участие в онлайн-заседании Южного окружного военного суда. Веб-конференция в этом случае связала три города: суд заседал в Ростове-на-Дону, адвокат подключилась из Москвы, а ее подзащитный Раим Айвазов – из СИЗО-1 Симферополя.

Адвокат рассказала, что на прошлой неделе по делу Раима Айвазова было назначено два судебных заседания: в Третьем апелляционном суде общей юрисдикции в г. Сочи и в Южном окружном военном суде. Она подала в оба суда ходатайства о своем участии по видео-конференц-связи, поскольку все въезжающие в Ростовскую область и Краснодарский край из других регионов из-за угрозы распространения COVID-19 обязаны самоизолироваться на 14 дней после прибытия.

«Первым со мной связался апелляционный суд, чтобы сообщить о назначении заседания. Я спросила, не хотят ли они провести его по скайпу. Они ответили, что скайп – это все же перебор, но сказали, что готовы договориться с одним из московских судов об организации моего участия по ВКС, что мы и сделали через Басманный суд Москвы. А Южный окружной военный суд сам предложил провести заседание в формате веб-конференции», – поделилась Мария Эйсмонт.

При этом она сообщила, что Третий апелляционный суд ссылался на необходимость установления личности адвоката, возможного, по его мнению, только в случае подключения по ВКС при содействии московского суда. Южный окружной военный суд избрал иной подход. В онлайн-заседании Марию Эйсмонт не просили предъявить удостоверение адвоката. Однако, подчеркнула она, в этом не было необходимости. Копия удостоверения и ордер были перед глазами судей, работник суда связался с адвокатом по номеру телефона, которой также фигурировал в материалах дела.

Мария Эйсмонт Адвокат АП г. Москвы Мне кажется, что нет необходимости ходить в суды на ВКС только для того, чтобы удостовериться в личности участника процесса. Особенно когда речь идет об адвокатах. Все-таки наша добросовестность должна презюмироваться.

За 15 минут до начала онлайн-заседания ей позвонил работник суда, он же сбросил ссылку и дал пароль для подключения к веб-конференции. Адвокат отметила, что серьезных технических проблем не возникло. Связь такая же, как и при любой другой онлайн-конференции: бывали небольшие сбои (например, зависание картинки), но на понимании того, что происходит в процессе, отрицательно такие неполадки не сказались. При этом, подчеркнула Мария Эйсмонт, качество связи было лучше, чем часто бывает при ВКС с СИЗО, например, в Московском городском суде.

Отвечая на вопрос о том, допустимо ли широкое использование веб-ВКС в уголовном процессе, адвокат отметила, что все зависит от вопроса, который предстоит разрешить суду. «»Слушать” так уголовное дело по существу я бы никогда не согласилась. В данном случае в Южном окружном военном суде была апелляция на решение суда в порядке ст. 125 УПК. Но если речь идет о рассмотрении дела по существу, я считаю, необходимо личное присутствие сторон», – пояснила она.

admin