Алтайский край или республика Алтай?

С точки зрения территориального деления Алтая у нас два. И каждый из них по-своему прекрасен. Степной, горный, холмистый – неважно, он настоящий весь, вне зависимости от высоты над уровнем моря.

Алтайский край – это «уютные и теплые» пейзажи, это махровые холмы и в то же время гигантские зеленые степи, а также километры подсолнуховых полей и красные от гречихи поля. Еще это край тысяч озер, комфортных для купания, в том числе и целебных.

В регионе стремительно развивается курортная инфраструктура. Чего стоит одна Белокуриха. Здесь же находятся парк-отель «Ая», ОЭЗ «Бирюзовая Катунь», казино «Altai Palace». В Алтайском крае 51 памятник природы, один природный парк, один заповедник и 35 заказников.

А еще это родина многих знаменитых людей: Василия Шукшина, Михаила Калашникова, Валерия Золотухина, Германа Титова, Роберта Рождественского, Михаила Евдокимова – всех не перечислить.

Республика Алтай – это грандиозные вершины и дикая, нетронутая природа. Эти места просто созданы для активных туристов, жаждущих приключений. Более подробно познакомиться пейзажами Горного можно в фотоподборке «7 фото, после которых вы начнете собираться на Алтай».

Фото: «Алтайская правда»

05.06.2020 18:28

Новость о грядущем объединении Архангельской области и Ненецкого Автономного округа вновь спровоцировала обсуждение возможности объединения Алтайского края и Республики Алтай. Ситуацию обостряет то, что новый глава Горного Алтая Олег Хорохордин пока не смог выстроить баланс отношений в регионе, а многочисленные конфликты в муниципалитетах дают ряду экспертов повод говорить о кризисе власти на местах. Недовольство внутренней политикой высказали как депутаты Госсобрания республики во время заслушивания ежегодного отчета Хорохордина, так и общественники. В этой связи эксперты только укрепляются во мнении, что край и республика стоят чуть ли не в первых рядах кандидатов на укрупнение, поскольку Кремль стремится к сокращению расходов на управленческий аппарат, и политика «новой старой» команды Хорохордина якобы увеличивает шансы на такое решение. Общественники и политические деятели «двух Алтаев» поделились с «Банкфаксом» своими соображениями относительно того, насколько реалистичен этот сценарий.

Сергей Кухтуеков, член фракции независимых депутатов в Госсобрании Республики Алтай:

— Однозначно на этот вопрос ответить сложно: здесь есть несколько разнонаправленных векторов. В отличие от Алтайского края, Республика Алтай – это субъект с национальным колоритом. У нас, по разным оценкам, 35-36 % населения – народы, объединенные названием «алтайцы». К тому же есть доля казахского населения. Разумеется, для алтайского народа самобытная идентичность и государственность была давней мечтой, которую удалось реализовать только относительно недавно. Еще художник Григорий Чорос-Гуркин об этом говорил, за что, в числе прочего, и был расстрелян. Это фактор, который глушит импульсы к объединению.

С другой стороны, есть некоторая растерянность новой команды, пришедшей к власти. Не заметно, что у них есть четкое представление о том, что делать с экономикой, что делать в политической сфере. Доклад Олега Хорохордина это только подчеркнул. Это был даже не совсем доклад, это был некий PR-ход.

В экономическом плане в Республике Алтай последние 15 лет (а может и больше) никаких серьезных прорывов не наметилось. Соответственно, движения к самодостаточности нет, оно нулевое или находится на уровне статистической погрешности. Разумеется, вопрос содержания управленческого аппарата, так или иначе, стоит на повестке. Но, учитывая специфику и высокую дотационность бюджета региона, этот вопрос стоит на повестке только у федералов. Население не ощущает, что оно за свой счет содержит весь управленческий аппарат: структуру правительства, Госсобрания и других организаций.

Что касается предпринимательского сообщества, то его представители испытывают серьезные опасения по поводу ухудшения своего положения при слиянии. Все мы находимся в конкурентной среде, и для Республики Алтай она крайне неблагоприятна. Это и малый объем рынка, и удаленность, и большая протяженность, и разрозненность населения и т.д. А самое главное – это высокий тариф на электроэнергию, который уже девять лет удерживает республику фактически в положении энергетической блокады. Открытие административного барьера, который в некотором смысле выступает фильтром для конкуренции, только усугубит ситуацию, как считают предприниматели. У многих есть стойкое убеждение, что процессы по снижению конкурентоспособности в Республике Алтай происходят, чтобы показать целесообразность объединения регионов.

При этом фактически взаимопроникновение, а точнее проникновение к нам конкурентов из соседних регионов, существует давно. По данным ассоциации туристических организаций, у нас 70 % легального бизнеса действует из-за пределов республики. То есть это единое экономическое пространство. У нас есть дорогостоящие атрибуты республики – гимн, флаг, дорогое правительство и парламент, которые обходятся в общем более чем в 400 млн рублей ежегодно. Но по факту у нас уже давно существует единое экономическое пространство с Алтайским краем.

Полагаю, что если содержание правительства и других ветвей власти будет строго регламентировано оплатой из местного бюджета, то все встанет на свои места в плане объединения. Возможно, федеральный центр должен предложить условия: за 10 лет выйти на самоокупаемость, отталкиваясь от сегодняшних показателей. Если субъект не справится, то это не субъект. Такой подход неминуемо приведет к повышению уровня культуры налогоплательщика и повышению гражданского самосознания.

Владислав Рябченко, лидер фракции «Единая Россия» в Госсобрании Республики Алтай:

— Считаю, что в Республике Алтай дела обстоят совсем не так плохо, как говорят наши оппоненты . С критикой доклада Олега Хорохордина выступила небольшая группа депутатов, которая критикует все, что бы ни делалось в республике. Они ни разу не сказали, что поддерживают хоть какое-то начинание. У них другая повестка, иной курс – быть против всего, что бы ни делалось. Когда мы обсуждали доклад на совещаниях рабочих групп, было много споров, конструктивной критики, мы доносили мнения нашего населения и муниципальных органов власти, с которой представители правительства согласилось, мы сейчас ищем и отрабатываем новые подходы по решению этих вопросов. Поэтому я рассматриваю будущее Республики Алтай не пессимистически, а наоборот, вижу ее стоящей на пути новых решений и больших позитивных перемен.

Оснований для объединения двух регионов, на мой взгляд, сегодня нет. Ничего ведь не изменилось, чтобы республика вчера была актуальна, а сегодня уже нет. Более того, наш регион почти за три десятка лет заметно продвинулся в развитии общественного сознания, по муниципальной инфраструктуре и капстроительству социальной сферы. Если мы объединяем регионы, руководствуясь исключительно экономией средств, не учитывая географического расположения, исторических и национальных особенностей республики, то я думаю, мы вернемся к модели 1990-х годов, когда о муниципалитетах, входящих сейчас в состав республики, заботились в последнюю очередь.

Я согласен, что происходит увеличение расходов на управление, но нужно добиваться, чтобы административный аппарат эффективнее работал, применять гибкие критерии оценки деятельности того или иного ведомства, в том числе, с учетом контроля со стороны общественных институтов.

Сергей Серов, заместитель председателя Алтайского Заксобрания:

— Действительно, вопрос об объединении Республики Алтай и Алтайского края стоит чуть ли не с того момента, когда президент Борис Ельцин своим указом дал право республикам выделиться в самостоятельные субъекты.

Алтайский край, будучи мощным сельскохозяйственным регионом, помогал Республике Алтай, которая также занималась сельским хозяйством, но в основном животноводством. У них природно-климатические условия способствуют тому, чтобы заниматься крупным рогатым скотом, лошадьми, овцами. Так и было в советское время. После того, как республика вышла из состава Алтайского края и стала самостоятельным регионом, животноводство у них практически похоронили. А мы раньше помогали кормовой базой сохранять его – у них было большое поголовье при небольших посевных площадях. Я помню, как еще будучи директором совхоза «Свет Октября» отправлял в Республику Алтай машины с кормами – зерноотходами, сеном и т.д. В общем, мы поддерживали республику в этом плане. А ведь это были рабочие места. Сегодня это все похоронили.

Республика Алтай, конечно, это крайне дотационный регион. В этой связи я согласен с тем, что содержание крупного управленческого аппарата на такое небольшое количество населения, наверное, вызывает вопросы. У них ведь сразу появились министерства по всем отраслям. В Алтайском крае министерства появились совсем недавно. Но в Алтайском крае Минсельхоз курирует 6,5 млн га одной только пашни и около 4 тысяч хозяйствующих субъектов, а в Республике Алтай объемы сельского хозяйства совсем скромные. Но профильное министерство у них существует давно.

Безусловно, жители Республики Алтай, если проводить референдум по вопросу объединения (а это обязательное условие), поверьте мне на слово, эту инициативу не поддержат. В Алтайском крае, мне кажется, сторонников будет намного больше. Когда я бывал в республике, то чувствовал настрой коренного населения: они не поддержат объединение. Хотя, мне кажется, что от него выиграли бы оба региона. Экономико-хозяйственные связи бы укрепились, сфера туризма бы развивалась куда более быстрыми терминами. Это серьезно повлияло бы на уровень жизни и в крае, и в республике.

Акай Кине, общественный деятель:

— Почему нынешние республики получили свой статус? Когда Чечня, Татарстан и многие другие регионы принялись искать свободы на фоне краха СССР, то национальные лидеры попросили статус республик, тем самым укрепив институт федерализма, а вместе с ним и само государство, которое должно было развалиться на тот момент. Потуги произвести обратное переподчинение приведут к тому, что к государству ослабнет доверие со стороны представителей национальных образований. Унитаризация вместо укрепления власти может привести к тому, что пошатнутся позиции государства в целом.

Все эти шаги Кремля приводят к тому, что у граждан России к власти все меньше и меньше доверия. Я представитель национального меньшинства, у меня и так доверия к центральной власти мало, при том, что я гражданин России и ратую за свое государство. Укрупнение регионов за счет жертвования национальными республиками не укрепит Россию. Люди, которые выступают с такими инициативами, как мне кажется, имеют мало опыта в государственном управлении.

Быть может, это можно было бы объяснить неким пост-имперским синдромом у отдельных лиц во власти. Но не стоит забывать, что такие шаги ущемляют права национальных меньшинств, а это около 20 % населения. Мы сейчас видим, что происходит в США, где начались беспорядки на расовой почве. Очень не хотелось бы, чтобы такая судьба в будущем ожидала Россию.

У нас ведь даже не принято выдвигать глав регионов из числа национальных меньшинств – исключения только в регионах Кавказа и в Татарстане. А с маленькой Республикой Алтай чего считаться, если можно ломать через колено? Почему это происходит – непонятно. Быть может это связано с какими-то подозрениями в сепаратистских настроениях. Однако они безосновательны. Вот я, куда я побегу? В Китай, что ли, где уничтожают уйгуров? У нас выбора нет, наши предки его уже сделали в сторону России. Больших патриотов, больших сторонников укрепления государственности в России, чем среди представителей национальных меньшинств, встретить сложно.

Мария Демина, член фракции КПРФ в Госсобрании Республики Алтай:

— Вопрос непростой, потому что у жителей республики резко отрицательное отношение к объединению. Когда несколько лет назад такая попытка была, то порядка 5-6 тысяч человек вышли, чтобы выразить свое мнение. Сделали это очень жестко, и после этого про объединение забыли.

Но в связи с тем, что в очередной раз президент Владимир Путин порекомендовал в Республику Алтай человека, который не способен управлять и принимать решения, конечно, у меня лично возникают подозрения по поводу объединения. Я перед отчетом главы республики проводила опрос, смогла охватить жителей многих районов, и больше 60 % населения говорят, что деятельность главы они воспринимают негативно. Граждане стали проводить знак равенства между политикой Хорохордина и Путина. Это бросает тень на президента РФ. Да и вообще люди перестали понимать, что за кадровая политика проводится администрацией президента. Думаю, через год Республику Алтай всколыхнет, и народ потребует отставки Олега Хорохордина.

Народ резко выступит против объединения, если речь об этом снова зайдет. А такая нестабильность не нужна центру, потому что наш субъект граничит с Китаем, Монголией и Казахстаном. Эту приграничную территорию нужно удерживать, и на ней нужно сохранять стабильность и спокойствие.

Но, думаю, проверять и примеряться при этом, они, конечно, все равно будут. Этому способствует нестабильность во внутренней политике региона. У нас полыхает Онгудайский район, где никак не уляжется конфликт между главой муниципалитета и депутатами, в Кош-Агаче проблемы были в декабре, в мае в Усть-Коксе, Майма тоже стоит одной ногой на пороге конфликта. Мне звонили депутаты, рассказывали, что региональные власти резко поменяли тональность, стали убеждать, что будут работать вместе с депутатским корпусом. Хамства по отношению к депутатам резко поубавилось. К сожалению, эти послабления происходят не с подачи самого Хорохордина. Нам просто отправили человека, который не способен решать задачи.

Я полагаю, что сценарий с объединением Республики Алтай и Алтайского края вполне возможен – тема обсуждается не один год. Но никто из руководителей субъектов не берет на себя такую тяжкую ношу – стать инициатором слияния. А Хорохордина тут растерзают вот просто сразу, если инициатива будет исходить от него, или же он поддержит эти процессы. Жители республики просто не допустят объединения.

Фото: «ВКонтакте», сайт Госсобрания Республики Алтай, сайт АКЗС, Facebook

Столица: город Горно-Алтайск, основанный в 1830 году:
Республика образована: в 1922 году как Ойротская автономная область, в 1948 году переименована в Горно-Алтайскую область, с 1990 года — Горно-Алтайская АССР, с 1991 — Горно-Алтайская республика, с 1993 года — Республика Алтай.
Географическое положение
На северо-западе Республика Алтай граничит с Алтайским краем, на северо-востоке – с Кемеровской областью, на востоке – с Хакасией и Тувой, на юге – с Монголией и Китайской Народной Республикой, на юго-западе – с Казахстаном. Протяженность территории с севера на юг — 400 км, с запада на восток — 360 км.

Рельеф республики характеризуется высокими хребтами, разделенными узкими и глубокими речными долинами, редкими широкими межгорными котловинами. Самая высокая гора – Белуха (Кадын-Бажы) – 4506 м, является высочайшей точкой Сибири.

Площадь Республики составляет 92 903 кв км, население — 215,2 тыс. человек (2016 год).
Климатические особенности

Климат резко континентальный, с коротким жарким летом и длинной морозной зимой. Среднегодовая температура воздуха в долинах составляет 0…+5C, что является самой высокой температурой для Сибири. В горах среднегодовая температура воздуха опускается до −6C.

Кош-Агачский и Улаганский районы приравнены к районам Крайнего Севера.

Туристические возможности

На территории Республики Алтай находится большое число примечательных природных объектов. Наибольшей популярностью у туристов пользуется Телецкое озеро, на берегах которого разместились около двадцати пансионатов, турбаз и кемпингов. Здесь расположены лучшие места для рыбалки, проводятся пешие, конные, водные и автобусные экскурсии. Каскад Каракольских озер в Чемальском районе представляет собой уникальный природный заповедник. Вода в каждом из семи озер каскада отличается по цвету и химическому составу. Цепочка Шавлинских озер в верхнем течении реки Шавлы — цель пеших и конных маршрутов по живописным предгорьям Северо-Чуйского хребта. На территории Усть-Коксинского района располагается гора Белуха (4506 м) — самая высокая точка Республики и всей Сибири.

Путешествовать по Алтаю можно пешком и на лыжах, верхом (на лошади и на верблюде), на вертолете, на легких спортивных суденышках по бурным горным рекам и на комфортабельном теплоходе по Телецкому озеру, которое также называют Алтын Коль (Золотое озеро), на горных лыжах по крутым склонам или на автомобилях и велосипедах через горные перевалы в поисках «сердца Азии».

Министерство экономического развития и туризма Республики Алтай

Со специальным альпинистским снаряжением по ледопадам и отвесным скалам, к заоблачным вершинам высочайших гор Сибири или в бездонные пропасти глубочайших пещер, с аквалангами по дну прозрачных горных озер, с ружьем по тайге в погоне за дорогим охотничьим трофеем — трудно представить себе такой вид туризма, который был бы невозможен на Алтае.

Европейские путешественники, оказавшиеся здесь в прошлом веке, нашли поразительное сходство между Алтаем и Швейцарскими Альпами. Недаром возникли такие названия, как Сибирская Швейцария, Северо-Чуйские Альпы, Катунские Альпы. Швейцарцы, побывавшие здесь в последние годы, подтверждают это сходство и с нескрываемой завистью говорят, что только здесь можно представить, какими были Альпы, пока не началось туристское нашествие. На Алтае сейчас строятся небольшие гостиницы, прокладываются дороги к ним.

Министерство экономического развития и туризма Республики Алтай

Республика Алтай располагает значительными природными ресурсами, наличием уникальных исторических и археологических памятников для организации отдыха, туризма и занятий спортом.

На территории республики действуют два специализированных санатория круглогодичного пребывания, 6 туристических баз круглогодичного действия («Катунь», «Золотое Озеро» и др.), около 20 туристических баз, баз отдыха и пансионатов с сезонным пребыванием, 30 оздоровительных лагерей для школьников и др.
У подножия горы Белуха в Усть-Коксинском районе расположена база поисково-спасательного отряда «Ак-Кем», где работают спасатели высокого класса, которые обеспечивают безопасность туристских маршрутов и всегда помогут в экстремальных случаях.

Всего на территории Республики Алтай зарегистрировано 110 хозяйствующих субъектов, основная деятельность которых — организация туризма и отдыха. Кроме того, около трехсот предприятий и предпринимателей, оказывающих среди прочих видов деятельности и туристические услуги.
Большинство географических открытий на Алтае было сделано в XIX веке. Однако и в наши дни здесь еще находят много нового. Так, только в конце семидесятых годов прошлого века были обнаружены и исследованы глубочайшие пещеры в истоках реки Устюбы на Семинском хребте.
Ученые полагают, что исследования алтайского карста не раз порадуют открытиями. В середине семидесятых годов широкую известность получил водопад на реке Чульче. Этот крупнейший водопад Алтая имеет общую высоту падения 160 метров и в большую воду представляет собой грандиозное зрелище.
Археологические находки последних лет привлекают внимание специалистов всего мира: стоянка человека в Денисовой пещере, которая находится в долине реки Ануй, едва ли не самая древняя в Азии.

Люди, живущие в этих горах, их быт и история — настоящий кладезь для путешественника. Ведь Алтай является местом соприкосновения и взаимопроникновения разных религий: христианства, мусульманства, ламаизма и буддизма, — а некоторые алтайские племена до сих пор сохранили свою языческую веру и живут под неусыпным оком доброго бога Ульгеня и злого Эрлика.
Алтай является удивительным примером того, насколько жизнь человека зависит от природы, определяется землей, на которой он живет. Так же, как сотни лет назад, здесь пасут скот, охотятся на дикого зверя, ткут домотканые ковры.

Огромное пространство этих гор не подвергалось промышленному освоению, и поэтому продукты питания, получаемые в основном старыми, дедовскими методами, являются экологически чистыми. Многие продукты природного происхождения обладают исключительными целебными свойствами, например панты, получаемые на мараловодческих фермах, мед и прополис с горных пасек, мумие, золотой корень.

Министерство экономического развития и туризма Республики Алтай

Выбрав для своего отдыха Алтай, вы получите максимум удовольствия и впечатлений. Алтай придется по душе и любителям спокойного экологического туризма, и искателям экстрима, и тем, кто жаждет новых впечатлений.
Достопримечательности:

  • Улалинская стоянка древнего человека
  • Республиканский краеведческий музей им. А.В. Анохина
  • Алтайский заповедник
  • Катунский заповедник
  • Телецкое озеро
  • Природный парк «Белуха»
  • Природный парк «Зона покоя Укок»
  • Природный парк «Уч Энмек»
  • Церковь во имя Преподобного Макария Алтайского
  • Национальный драматический театр имени П.В. Кучияк
  • Горнолыжный комплекс «Манжерок»

Более подробную информацию о регионе смотрите на интернет-ресурсах органов государственной власти субъекта Российской Федерации.

Министерство экономического развития и туризма Республики Алтай

Министр: Буйдышева Светлана Владимировна

Адрес: 649000, Республика Алтай, г. Горно-Алтайск, ул. Чаптынова, 24

Приёмная

Тех, кто собирается посетить этот регион, предупреждают, что аэропорт, автовокзал и таможня меняют расписание из-за смены часовых поясов.

Напомним, в марте президент России Владимир Путин подписал законы, устанавливающие постоянное летнее время в четырех регионах России — Алтайском крае, Республике Алтай, Ульяновской и Сахалинской областях. Перевод стрелок на час вперед приведет к возврату к исторически сложившимся в этих регионах часовым поясам.

Теперь Алтай переходит в шестую часовую зону, разница с Москвой составит четыре часа, а с Новосибирском и Томском — один час.

В этой связи меняется расписание горно-алтайского аэропорта. Меняет свое расписание и автовокзал Горно-Алтайска. Это касается междугородних маршрутов, в первую очередь, направлений на Томск и Новосибирск, которые пока остаются в пятой часовой зоне, и разница с этими городами для Республики Алтай составит один час. Новое расписание в ближайшее время появится на сайте горно-алтайского автовокзала.

Соседний Алтайский край, который также переходит в другой часовой пояс, тоже меняет расписание движения самолетов и автобусов. При этом на работе железнодорожного транспорта перевод стрелок никак не отразится, поскольку расписание движения поездов составляется по московскому времени.

Время будет переведено 27 марта 2016 года в 2 часа 00 минут.

По предположению депутата Госдумы Алексея Диденко, Томская область, которая так же просит перевести ее в шестой часовой пояс, стрелки часов переведет скорее всего 24 апреля.

Метки: перевод часов, Томск, Томская область, разница во времени

Из Сибири ежегодно уезжает часть жителей. Они растворяются на просторах страны и больше не возвращаются на малую Родину. В этом году пять сибирских регионов понесли потери. Как на это реагировать и стоит ли бить тревогу?

С начала года в Сибири был зафиксирован рост миграционной убыли численности населения. Самый большой отток людей произошел в Омской области, которая потеряла 4731 жителя. В минусе также Красноярский край (-2470), Алтайский край (-564), Иркутская (-514) и Кемеровская (-73) области. Положительная динамика по вновь прибывшим жителям и увеличению количества населения наблюдается в Томской (+267) и Новосибирской области. Из разных уголков страны и ближнего зарубежья в город и область приехало 38297 человек, покинули Новосибирск 32239 жителя, таким образом, естественная прибыль составила 6058 человек. Для столицы Сибири это не самый хороший показатель. Было время, когда границу области для заселения пересекало больше людей. Так что же происходит и почему люди стремительно снимаются с места? Почему сегодня другие города более привлекательны?

Эту тему решили обсудить в Экспертном клубе Новосибирска 13 декабря. Представители научного, политического мира и информационной сферы решили рассмотреть вопрос – как удержать людей в регионах? И стоит ли бить тревогу?

Куда сегодня едут жители Новосибирска — не секрет. Основные направления – Москва, Санкт-Петербург, реже Казань и южные рубежи России. Как отметили эксперты, чаще всего с места срываются молодые люди. Им легче решиться на такой шаг и кажется, что там, в центральной части страны – лучше, интереснее, перспективнее. А может быть и не кажется.
Огромный отток специалистов сферы IT-технологий отметили представители научного сообщества. По приблизительным оценкам столицу Сибири за год покинули около пяти тысяч программистов.

Спикеры отметили, что романтизируя большой мир многие уехавшие разочаровались, не найдя того, чего искали. Но нашлись и те, кто на живых примерах рассказал, как отъезд близкого человека изменил его жизнь до неузнаваемости.

«Я мама айтишника, уехавшего в Москву , — отметила женщина из зала. – На вопрос «почему уезжают специалисты» ответ простой — там зарплата больше. Сейчас мой сын получает в пять-шесть раз больше чем здесь, правда работает на двух работах. У нас очень дешевая рабочая сила. Раньше он очень часто приезжал в Новосибирск, но в последнее время ему стало не интересно, потому что дышать нечем, ходить зимой невозможно по этим улицам, на которых скользишь и падаешь, воздух плохой, ходить не куда, цены выше чем в Москве».

На замечание женщины возразил кандидат филосовских наук Анатолий Обложин: «Москва – это не самый зеленый город нашей страны, и жилье там не дешевое, и стоимость жизни не маленькая – тут надо сравнить статью доходов и расходов, и потом посмотреть, что на самом деле мы теряем, и что имеем. Если перевернуть вопрос по-другому – это вызов отечественной системе образования. Если наши айтишники уезжают, значит, они там нужны, их квалификация устраивает работодателей и поэтому мы здесь развиваем свое собственное высшее образование, совершенствуем подготовку».

В защиту региона высказались сразу несколько участников обсуждения, отметив, что у Новосибирска масса плюсов – научный, технический, транспортный. Всё это необходимо развивать, чтобы сделать регион не только привлекательным, но и успешным. Уже сегодня есть с чем сравнивать, и какие города ставить в пример. За последние годы резко выросло качество жизни в Тюмени. Население там прирастает, вверх ползут и экономические показатели. Добыча нефти увеличилась, и региональная власть воспользовалась моментом – стала вкладывать средства в науку и образование, предложила эксклюзивную модель развития, которая привлекла многих.

Спикеры привели в пример и Шотландию — когда-то она была экономически отсталой частью Великобритании, но однажды стала развивать высокотехнологичные отрасли экономики – генную инженерию, например. Это вывело её на ведущие позиции среди идентичных регионов. У Новосибирска большой потенциал и резерв, нужно только правильно его использовать.

Кандидат исторических наук Сергей Чернышов радужных настроений аудитории не разделил. Качество образования в сибирских университетах вызывает у него немало вопросов.
«Да, в Новосибирске много людей. Но откуда они едут? Из соседних регионов. Качественные новосибирские абитуриенты — выпускники школ – уезжают. Это известный факт и великое достижение ЕГЭ. Талантливые выпускники получили возможность поступать в лучшие университеты в разных регионах, а не оставаться в своих ветеринарных институтах просто потому что у них нет денег на переезд».

Чернышов отметил, что сегодня лучшее сочетание качества образования и стоимости жизни в Санкт-Петербурге и Москве. А интересных предложений, инновационных смелых идей стало больше появляться и в соседних регионах. В Тюмени – школа перспективных исследований, Барнауле – аналог Российского университета дружбы народов. По мнению Чернышова, в Новосибирске нет университета, который мог бы предложить что-то интересное.

«Есть статистика, которая говорит, что количество иностранных и иногородних абитуриентов в НГУ за последние шесть лет сократилась на 20%. В этом году количество иностранных и иногородних абитуриентов в НГУ составляет 35%. НГУ работает на Новосибирск, он давно не вуз мирового масштаба. Это хороший, сильный региональный университет, который все меньше привлекает людей из других регионов», — сказал он.

По мнению спикера, абитуриентам не интересна славная история вузов, главное – это идея и правильно выбранная стратегия. «У субъектов, которые притягивают людей, есть миссия – предложить сверхидею. Почему уезжают – известно – это непонимание перспектив. А что здесь будет, чего здесь ловить, чего ждать? Вот я сегодня шел сюда и не встретил ни одного дворника, — пояснил он. — Любой молодой человек, смотря на это, понимает – а ради чего мы здесь собрались? Вопрос не в деньгах, вопрос в том, какую идею мы предложим, чтобы они сюда приехали. Всякие эти смешные проекты типа «Академгородка 2.0″?. Ну, тут можно только рассуждать, как мы всех привлечем».

В защиту НГУ выступил Анатолий Аблажей, кандидат философских наук. «НГУ — хороший региональный университет. Он так и строился. Отцы-основатели об этом и говорили – будем готовить кадры для сибирской науки. По моему, по результатам 2019 года в современных рейтингах считается средний балл, так вот по этому показателю мы на четвертом месте в стране. Что касается Тюмени – мы понимаем, что губернатор выделил миллиарды рублей, они дружат со Сколково, которое определяет всю политику образования в стране. Это не умаляет заслуг НГУ, он находится в заведомо худших экономических условиях».

К разговору, который выскользнул из основного русла – миграции населения — и перетёк в сферу кризиса идей в высшем образовании, присоединился экс-губернатор Новосибирской области и Красноярского края, бывший полпред в СФО Виктор Толоконский. Он справедливо заметил, что качество образования определяет уровень жизни и привлекательности региона, но есть и другие факторы, на которые стоит обратить пристальное внимание.

«Мне кажется, в миграции есть устойчивый тренд: во всех регионах России идет движение населения в сторону крупных городов. Население села сокращается – это тенденция длительная и устойчивая. Сейчас она в чём-то усиливается. Точки роста сконцентрированы в крупных городах и люди это чувствуют. Только роста численности населения недостаточно. Нужно, чтобы быстрее развивалась медицина, культура, наука и в целом качество жизни».

Толоконский не видит поводов для беспокойства, считая, что население Новосибирска будет продолжать расти. Многих будет привлекать выгодное географическое положение и возможность собственного развития или старта, а также сформированный рынок труда, культура и экономика.

Наука в формировании успешного имиджа столицы Сибири играет не последнюю роль. По мнению Виктора Александровича, нужно инвестировать в развитие технических направлений, создавать условия для жизни ученых, строить жилье, улучшать экологию и стремиться к тому, чтобы стать государственным центром исследования.

Рассуждая о миграции, спикеры пришли к мнению, что Новосибирск, по большей части, транзитный город, в который люди стекаются для перемены жизни. Кто-то остается здесь навсегда. Иные, набравшись опыта и смелости, едут покорять другие вершины. И это, скорее, можно рассматривать, как основу для развития, позиционируя Новосибирск как логистический центр.

«Новосибирск — город, который всегда в движении. Нельзя осуждать тех, кто уезжает. Для меня важно, чтобы органы власти понимали – здесь должно быть множество интересной работы для интересной жизни. Я не за то, чтобы силой удерживать людей. А за то, чтобы молодежь видела перспективы, будущее. Здесь должно быть очень интересно. Нужно искать точки роста. Климатические проблемы, удаленность от границы мы должны компенсировать работой, качеством жизни, медицинскими центрами, насыщенной культурно повесткой, развитием спорта, хорошей транспортной коммуникацией», — заметил Толоконский.

Заведующий кафедрой мировой экономики, международных отношений и права НГУЭУ Денис Борисов в своем выступлении высказал предположение, что отток населения идет в сторону промышленной активности. «Те регионы, где открываются предприятия, там население увеличивается. Если мы посмотрим сколько у нас предприятий крупных за последние 20 лет было открыто в городе… Не создается рабочих мест, нет привлечения людей».

На свое замечание Борисов получил возражение экс-губернатора. «На самом деле Новосибирск имеет перспективную для будущего структуру. Те предприятия, о которых коллега говорил – это уходящий способ производства. Он есть, но развиваться не будет. Вы в США завода вообще не найдете. Новый способ производства – это лаборатории, мини-фабрики, программирование. Важна среда. У нас благоприятная среда».

Обсуждая тему миграции населения в Сибири, спикеры Экспертного клуба Новосибирска сошлись во мнении, что Новосибирск — привлекательный город для транзита. А человек волен выбирать, где ему комфортно и выгодно. Если регион теряет людей, то нужно бороться, менять стратегии, развивать экономику, промышленность и все привлекательные для населения направления. Ну и, конечно, предлагать сверхидеи.

Лена Романова

admin