9 лет строгого режима

В колониях постсоветского типа все наблюдают за всеми. Исследователи Гевин Слайд и Лаура Пиачентини назвали такую модель полиоптикумом. Это отход от паноптикума – проекта идеальной тюрьмы, предложенного Иеремией Бентамом в XVIII в. Этот проект распространился в западных странах если не в архитектурном смысле, то по духу и основополагающей идее куда шире, чем в России. В паноптикуме сотрудник находится в центре тюрьмы на специальной вышке и наблюдает за заключенными, которые находятся в маленьких ячейках с прозрачными стенами. Даже если наблюдение не осуществляется постоянно, то осужденные чувствуют себя на виду 24 часа в сутки.

В российском случае организация контроля над заключенными становится более сложной задачей, чем в тюрьме с ячеистой структурой. В постсоветской модели главная группа сотрудников в тюрьме – оперативники, основной способ получения информации – осужденные, которые становятся глазами и ушами оперативников. Представим типовую колонию, где содержится 1000 человек. Там будет работать примерно пять оперативников, т. е. каждый отвечает за 200 осужденных, а также начальники отрядов. Управление построено на сети информаторов и чрезмерно жестких наказаниях за незначительные проступки, поскольку маленькое количество сотрудников должно контролировать большое количество осужденных. Дефицит кадров не позволяет работать по-другому.

Система коллективного проживания влияет и на организацию самоуправления среди осужденных. С одной стороны, для осужденных созданы формальные должности, т. е. они становятся административными сотрудниками (дневальный отряда – помощник начальника отряда, библиотекарь и др.), иногда даже более влиятельными, чем некоторые сотрудники. С другой стороны, есть и самоуправление снизу, когда одни осужденные начинают управлять другими по своей воле. В условиях общежитий легче организовать самоуправление и укоренение идей воровского мира, чем в условиях тюрьмы-паноптикума с ячеистой структурой.

Самый распространенный тип исправительного учреждения – это колонии общего режима, за ними идут колонии строгого режима. Женщины могут быть осуждены только к отбыванию наказания в колонии общего режима. Именно в колониях этих двух типов сейчас содержится чуть более 400 000 человек – 91,4% от всех осужденных к лишению свободы. Общий и строгий режимы делятся еще на два основных типа: для людей, впервые совершивших преступление, и для тех, кто совершил преступление повторно.

Колонии общего и строгого режима отличаются не сильно – в основном количеством разрешенных свиданий, посылок и денег на лицевом счете, которые осужденные могут тратить на свои нужды. Например, при строгом режиме осужденные могут получить три краткосрочных и три длительных свидания с родными в год, а при общем режиме – шесть краткосрочных и четыре длительных. Основная масса осужденных не может свободно передвигаться по территории учреждения вне локальной зоны своего отряда (огороженного участка вокруг жилого помещения отряда) без разрешения или сопровождения сотрудника. Право на это получают только осужденные, занимающие административные должности. Проживают осужденные чаще всего в общежитиях, где друг от друга отделены только отряды, а внутри отряда все живут в одном большом помещении, уставленном двухъярусными кроватями.

Колонии-поселения самый мягкий режим содержания, там отбывает наказание на данный момент чуть больше 33 000 осужденных. Мужчины и женщины могут содержаться на одной территории, но в разных зданиях. Осужденные также могут жить на территории колонии вместе с семьей. Они не только могут свободно перемещаться по территории колонии, но также работать за пределами учреждения.

Наиболее жесткий режим содержания – в колониях особого режима и в тюрьмах. Туда попадают приговоренные к пожизненному лишению свободы или смертной казни, а также совершившие особо опасный рецидив. Кроме того, туда могут быть переведены злостные нарушители с более мягкого режима. В тюрьмах и частично в колониях особого режима осужденные живут в камерах: общих или одиночных. Там содержится чуть больше 3000 человек.

Помимо основного режима, внутри исправительных учреждений тоже есть разные условия отбывания наказания. Решение о распределении принимает уже не суд, а администрация учреждения. Здесь обнаруживаются коррупционные возможности: многие хотят иметь облегченные условия содержания из-за большего количества свиданий и передач и лучших бытовых условий.

Переход от полиоптикума к паноптикуму (от общежития к камерному содержанию) для осужденных за преступления, к которым нельзя применить наказания, не связанные с лишением свободы, разумен с точки зрения безопасности и контроля. Однако надо учесть необходимость соблюдения европейских стандартов бытовых условий и режима содержания осужденных, которым пока соответствует лишь малая часть российских тюрем. Минусы такой системы для осужденных – ощущение замкнутого пространства и невозможности скрыться от наблюдения хотя бы на какое-то время, затерявшись среди других осужденных. В российском случае дополнительные сложности камерного типа содержания касаются самого тюремного режима – а именно, что сотрудники должны выводить сидельцев по одному из камеры, а не отрядами, как это делают в колонии. Из-за этого сложно организовать работу и обучение заключенных, а также медицинскую помощь.

Некоторые постсоветские страны пытаются уйти от системы общежитий, закрывают колонии и строят новые тюрьмы. Полностью перейти на европейскую систему тюрем удалось, например, Эстонии еще в 1990-е. Такой переход в России возможен при сокращении тюремного населения, создании мягких тюремных режимов, в том числе предполагающих возможность перемещения на некоторых участках тюрьмы. Кроме того, необходимы новые тюрьмы и переформатирование старых с учетом европейских стандартов. Дефицит сотрудников остается серьезной проблемой. Он должен быть восполнен в первую очередь за счет увеличения числа социальных работников, психологов и врачей. Такие меры призваны уменьшить нагрузку на оперативников, занимающихся в том числе воспитательной работой и предотвращением конфликтов.

Автор — младший научный сотрудник Института проблем правоприменения при европейском университете в Санкт-Петербурге

13 октября 2017 / Томский Обзор / Фото: Алена Кардаш

«Зона на Южной», серый периметр которой ежедневно видят жители одного из густонаселенных районов города, это колония строгого режима.

Официальное название — ИК-4 УФСИН России по Томской области, не только часть пенитенциарной системы, но и исторически значимый для города объект.

Как выглядит колония изнутри и как живут заключенные — в нашем обзоре.

Колонию построили в 1951-м, когда район Южной был практически промзоной, пригородом с кирпичным заводом, рабочими бараками и ж/д тупиком. Рельсы, позднее переделанные под трамвайные, шли тогда по Нахимова до улицы Советской, и далее уже по ней, связывая район заводов с железнодорожной веткой.

Место под зону определили не случайно — нужно было обеспечить рабочей силой тот самый кирпичный завод.

В послевоенный период в результате ужесточения уголовного законодательства и экономического кризиса, приведшего к голоду и негативным социальным последствиям, лагеря в стране были заняты под завязку. По имеющимся сейчас данным, по стране в них содержалось более 2 с половиной миллионов заключенных. Томская колония, как и остальные исправительно-трудовые учреждения Советского Союза, была в ведении Главного управления лагерей, трудовых поселений и мест заключения НКВД СССР — того самого ГУЛаг. Расформирован он был почти через 10 лет после постройки зоны, в 1960-м. Но еще в 1950-х в ИТЛ начали передавать в ведение органов внутренних дел и реорганизовывать в ИТК.

С 1961-го колония на Южной и стала ИТК строгого режима. В 2013-м завод встал. ИК (так учреждение начали называть после 1994 г.) осталась работать. Сейчас в ней «сидит» чуть более 1 500 человек — при лимите в 1 680 заключенных.

Режимный объект

Территория колонии занимает большой квартал, ограниченный улицами Ф. Лыткина, Нахимова, Вершинина и проездом Вершинина. Несколько лет назад активно поднималась тема переноса зоны из черты города, чтобы разместить на ее месте студенческий кампус — что было бы вполне логично, учитывая близость вузов и общежитий, а также тренд на вынос всех промпроизводств если не за черту города, то хотя бы на его новые окраины. Сейчас тему переноса обсуждать перестали, но проблема осталась.

В некотором смысле, актуальна она и для самой колонии — после остановки кирпичного завода, находящегося в частных руках, ИК-4 лишилась сразу 800 рабочих мест для заключенных. Заместить их особо нечем — для организации своих производственных мощностей нужны дополнительные квадратные метры, а их нет. Все, что есть, уже и так занято производствами. По ним мы и отправляемся.

Сухие пайки

Первый на очереди — цех упаковки сухих пайков для заключенных, уходящих на этап или перемещающихся куда-либо из колонии. В сутки на этом небольшом производственном участке собирают порядка 10 000 комплектов:

В обычные картонные коробки укладывают галеты, мясные, мясорастительные, фаршевые и «овощные закусочные» консервы, чай, сахар, пластиковые ложку и стакан:

Консервы закупают через аукцион, сейчас у ИК-4 московский поставщик. Готовые пайки поставляются для внутрисистемных нужд в региональные учреждения УФСИН, география — от Урала до Камчатки.

Всем, кто трудится на производстве идут отчисления в страховой и пенсионный фонды, стаж. Зарплата поступает на счет заключенного, эти деньги можно тратить в ведомственных магазинах, гасить имеющиеся обязательства (например, выплаты потерпевшим) или отправлять родственникам.

Заработная плата не ниже МРОТ, выплачивается сдельно, и на некоторых участках может доходить до 30 тысяч рублей — в частности, на швейном участке, где изготавливают спецодежду. Кстати, именно там шьют и робы для заключенных. В случае необходимости робу местного пошива можно купить в местном же магазине:

В остальном, ассортимент — как у обычного ларька: консервы, сладости, снеки, чай, майонез, сгущенка, «быстрорастворимые» лапша-картошка, немного бытовой химии.

При входе в магазин — полка для головных уборов:

Снимать фотографам и операторам в колонии разрешают практически всё — места содержания заключенных, производство, бытовые помещения. Одно «но», общее сегодня практически для всех режимных объектов — это не распространяется на систему безопасности: входы-выходы, камеры, ограждения и так далее. Когда журналисты входят в помещение, заключенных спрашивают — «Кто не хочет сниматься?». Те, кто не готов попасть на камеру, могут отойти, ну, или если помещение или рабочий процесс не позволяют, прикрыться рукой.

Больше заказов

Следующий цех — столярный. Много пыли, поэтому работают в респираторах. Оборудование не суперсовременное, но вполне обычный набор для небольшой столярки.

Часть готовой мебели, которая стоит у входа в цех, узнаваема — подобную можно встретить в некоторых томских кафе и ресторанах, делают здесь и мебель для детских садов, других учреждений и частных заказчиков.

В исправительных колониях строгого режима отбывают наказание мужчины, впервые осужденные к лишению свободы за совершение особо тяжких преступлений; при рецидиве преступлений и опасном рецидиве преступлений, если осужденный ранее отбывал лишение свободы.

УК РФ (в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 161-ФЗ)

Идем на металлопроизводство. Делают любые изделия, в том числе, и кованые. Здешние кузнецы, как и многие другие, свои секреты оберегают ревностно. Предыдущий мастер, рассказывает зам по воспитательной работе Александр Еремин, отработал 18 лет, и только за пару лет до перевода в колонию-поселение взял ученика. Сейчас здесь новый молодой мастер:

В местной автомастерской:

Кроме непосредственно ремонта авто, в мастерской делают даже таких экзотов:

Работают хорошо — один из сотрудников УФСИН упоминает, что за рабочие места есть определенная конкуренция, правда, развивать тему подробнее отказывается. Всего в ИК-4 трудится порядка 300 человек, рабочие места сейчас ограничены. Нужны заказы — и для столярного цеха, и для металлообработки, и для швейного производства. Говорят, учреждение к росту спроса готово — могут делать и специализированную мебель, и спецодежду, в том числе, для здравоохранения. В колонии даже есть свой отдел маркетинга — там работают с заказчиками, готовят рекламу услуг, но этого недостаточно.

Здесь готовы работать со всеми — и с властью, и с бизнесом. Постоянно контактируют с региональной администрацией, заключили соглашение с ТПП и уполномоченным по делам предпринимателей. Напоминают про налоговые льготы и то, что сотрудничество с колонией помогает решать социально значимые вопросы:

— В первую очередь мы устраиваем на работу тех, кто имеет иски. Если они работают и получают заработную плату, потерпевшие получают выплату ущерба. Чем больше заказов, тем больше восполнения ущерба, — поясняет Александр Еремин.

На совещания с региональной администрацией бизнес приглашают регулярно, обеспечивать его человеческими мощностями в колонии тоже готовы:

— Сейчас труд заключенных используется в городе — они работают на кирпичном заводе на Суворова, 15–20 человек будет привлекаться на стройку в Академгородке. На воле работают те, кто могут находиться без конвоя, охрана не привлекается для обеспечения их труда, — рассказывает зам по производству Валерий Игнатенков. — За пределами колонии у нас порядка 50–60 человек работает, и цифру можно увеличивать — была бы потребность в этих людях.

Предприниматели реагируют на перспективы такой работы по-разному. Валерий Иванович нехотя комментирует — предубеждение и отношение как к людям второго сорта к заключенным есть, привлекать их боятся.

— Хотя что их бояться, они что, кидаются, что ли, на людей?… Самое главное — побороть эту боязнь. Тех, кто с экономическими статьями мы сами используем в работе. Люди, которые сюда попадают, далеко не глупые, есть чему у них поучиться. На производстве делают расчеты себестоимости, составление калькуляции, затратную часть считают — как правило, они практики, — рассказывает Игнатенков.

Хотя и подтверждает:

— Здесь серьезные люди сидят. «Первоходы», строгий режим, срока серьезные у всех.

Сам он работает на этой зоне уже 26 лет. Мрачно шутит:

— Если бы сидел, уже бы освободился — больше 25 не дают. Ну, если не пожизненное.

Снова в школу

Тех заключенных, кто не попал на работу, занимают по-другому в течение всего дня. Нам рассказывают — ежедневно для них «проводят мероприятия», работают разные кружки, желающие занимаются в школе или ПТУ, есть и такие, кто получает высшее образование. Времени на экскурсию у нас немного, поэтому успеваем заглянуть в несколько классов, увидеть грамоты и дипломы — здешняя школа на хорошем счету.

Всего в школу при колонии зачислено 303 человека, из них 209 — местные, остальные из колонии-поселения и другого филиала. Обучение идет в две смены: утренняя с 10 до часу дня и вечерняя, с 19.00 до 21.00. В день — по три урока, учатся вместо одиннадцати двенадцать лет. Такой график — из-за местного распорядка дня и из-за того, что часть осужденных не только учится, но и работает.

Предметы самые обычные: физика, химия, математика, есть даже обязательная астрономия. Местная школа оказалась в числе первых 10 школ Томска, кто включил ее в обязательный учебный план. Для уроков астрономии колония обзавелась телескопом за 40 тысяч рублей, ученики обустроили атмосферный кабинет:

Здесь учится много тех, кому за 30. Самый взрослый ученик — 1965 г.р. Многие здесь, в заключении, доучиваются в школе одновременно с собственными детьми — могут сравнить оборудование, программу и преподавание в колонии и на воле. Чаще всего, доучиваются начиная с 7–8 класса. Из колонии делают запрос в то место, где ранее обучался ученик, а получив ответ, проверяют уровень знаний, и в зависимости от него, определяют, куда направить ученика. Тех, кто изрядно забыл школьную программу, могут посадить и на класс ниже. Документы по окончании получают самые обычные, единственное отличие — местные школьники выпускаются не просто из муниципального, а муниципального казенного учреждения.

Все классы оборудованы ЖК-телевизорами, в 4 кабинетах есть даже интерактивные доски, можно показывать фильмы в 3D. По итогам 2015–2016 школа вошла в число 6 инновационных школ города. Сейчас здесь развивают две сетевые инновационные площадки — одна по смысловому чтению при обучении русскому языку и литературе, вторая — по использованию информационно-коммуникационных средств обучения, это та тема, которой здесь начали заниматься еще 5–6 лет назад. Учительский коллектив — 18 человек, есть молодежь — недавно приняли магистранта педуниверситета, ждут практикантов из этого же вуза.

На стенде дипломы-грамоты-сертификаты. В прошлом году один из здешних преподавателей занял 3 место на городском этапе «Учителя года». «Школьники» тоже не отстают — нам показывают сразу несколько дипломов дистанционных игр MastEx, которые проводятся на базе Академлицея и в которых активно участвуют местные ученики.

Все благоустройство внутри — дело рук осужденных. На стенах — информационные плакаты. Есть подборка военных агитплакатов, есть про русских художников-классиков — некоторые только здесь и узнают, что были такие Брюллов и Айвазовский.

Интернационал

Внутри колонии — настоящий интернационал — есть буряты, калмыки, удмурты, русские, украинцы… Есть православный храм и мечеть — на Востоке в колониях попадаются буддисты, но в ИК-4, говорит персонал, таких нет.

За православным приходом закреплен отец Амвросий, бывает он здесь почти каждый день, беседует с осужденными:

— И это очень хороший воспитательный момент, — очень серьезно, со значением, говорит нам Еремин.

В небольшом помещении храма проходят обряды крещения и венчания осужденных. Много икон, часть из них, как и многое здесь, написана осужденными, потолки и стены тоже покрыты незамысловатой, но старательной росписью. Православных в колонии — человек 200.

Мусульман вдвое меньше. Нам даже называют точную цифру — 103 человека. К ним приходит имам Красной мечети — как и отец Амвросий, разговаривает с паствой.

Быт

Первый отряд, в здании которого мы успеем побывать, отряд облегченных условий содержания — для тех, кто не нарушает режим. Снаружи выглядит, как крепкий особнячок, фасад вылизан, клумбы с цветами еще не успело изуродовать заморозками:

В помещениях отряда чисто. В туалетах и душевой — кафель, есть бытовая комната с гладильной доской. В спальнях — 2,5 квадрата на осужденного:

В ответ на реплику журналистов об «удивительной чистоте» кто-то из сотрудников обиженно замечает:

— Так это ж реальная жизнь, а не та ерунда, которую вам в кино показывают…

Столовая — в отдельно стоящем здании:

На раковинах — хозяйственное мыло, на стенах — красочные фотографии еды. Кормят неплохо — нас угощают местным рассольником и макаронами с жареной свининой и подливкой. Порции гигантские. Хлеб пекут сами, макароны тоже делают свои — поставляют и то, и другое себе же в УФСИН в столовую, по госконтракту.

Свиньи тоже свои — но из-за карантина о них можно догадаться только по запаху подсобного хозяйства. В день на то, чтобы накормить осужденных, уходит 50–60 килограммов мяса.

Главный праздник здесь — Новый год. На вопрос, бывает ли праздничное меню, в столовой неуверенно отвечают:

— Ну, котлеты можем сделать…., — и, внезапно вспомнив, добавляют, — Тут еще заготовки для тортов продаются, их можно купить и сделать торт.

— И что, делают сами?

— Делают, конечно.

Дежурные по кухне волнуются — понравился ли нам обед, и переспрашивают, вкусно ли, раза три. Незамысловато — но да, вполне съедобно.

На экранах в столовой на фоне российского флага ползет текст выдержек из каких-то правил. Оказывается, в колонии есть свое телевидение, ТВ-17 — судя по всему, по названию закрывшегося кирпичного завода, носившего этот номер. Во время «приемов пищи» в столовой транслируют информационные блоки, новости колонии и передачи, выпуском программ занимается воспитательный отдел.

Финальная точка в экскурсии по ИК-4 — клуб, где журналистам устраивают концерт. Один гитарист и два вокалиста в течении 20 минут исполняют вперемешку хиты Джо Сатриани, Трофима, группы «9 район» и даже песню собственного сочинения о Томске.

В самом начале пресс-тура нас отправляют на инструктаж в административном здании колонии. Перед вводными данными, профессионально шутят на тему «присаживайтесь». Выясняется, что брать на территорию телефоны и личные вещи нельзя, только профессиональную технику. Это первый пресс-тур в истории колонии, хотя на этой же неделе ему предшествует День открытых дверей для родственников.

Периодически все участники процесса чувствуют некоторую неловкость — все-таки, ИК — слишком особенное предприятие, замкнутый на себе мир с вышками часовых по периметру и многослойными ограждениями. Через два часа тяжелые двойные ворота открываются, и мы снова попадаем в административное здание — забрать вещи. В коридорах — массивные скамейки собственного производства, во дворе — все та же чистота. Пресс-тур окончен, время проверить пропущенные звонки.

Материал подготовлен по итогам пресс-тура, состоявшегося в рамках гранта администрации Томской области для НКО (получатель Томское областное отделение Союза журналистов России) «Развитие компетенций и повышение журналистского мастерства в томском медиасообществе».

Текст: Елена Фаткулина

Фото: Алена Кардаш

Тэги/темы:

  • Speciality
  • Как это работает

Вчера Молодечненский районнный суд вынес приговор солисту регги-группы Botanic Project Климу Моложавому по 328-й статье – незаконный оборот наркотиков. Он был главным подозреваемым с самого начала. Двум его друзьям, которые были задержаны 27 июля вместе с Моложавым, повезло больше. Музыкант Костя Горячий получил три года условно, а дизайнер группы Сазонов – два года «химии».

Вокалист Botanic Project Андрей Богомолов присутствовал на всех шести заседаниях суда и сообщил «Радио Свобода»: «Дело велось практически со слов одного человека, главного свидетеля против Клима — знаменитого белорусского музыканта Кости Горячего. Прокурор сразу запросил девять лет усиленного режима». При задержании у музыкантов изъяли около 40 граммов гашиша и около 17 граммов высушенной марихуаны. До суда под стражей находился только Клим Моложавый – двое его друзей отпущены под подписку о невыезде. На осужденных по 328-й статье не распространяются амнистия и условно-досрочное освобождение.

9 лет колонии за марихуану против 7,5 лет за убийство

Напомним, что Клим Моложавый – не единственный творческий и известный в определенных кругах беларус, которого посадили за «травку». В начале марта этого года суд приговорил актера Купаловского театра Артема Бородича к пяти годам колонии, также по незаконному обороту наркотиков. У него в квартире нашли около 26 граммов марихуаны, весы, трубки для курения и пакеты для упаковки наркотика (инструменты Бородич отдал сам). Актер признался, что употреблял марихуану около шести лет, и все найденное использовал для себя, чтобы снять стресс от работы.

Сначала уголовное дело было возбуждено по 1 части статьи 328-й уголовного кодекса – «незаконное хранение наркотиков без цели распространения». Но потом дело актера переквалифицировали в более тяжкое – «хранение с целью сбыта». На решение суда не повлиял даже тот факт, что невеста Бородича была тогда беременна.

Больше всего поражает, когда сроки за наркотики оказываются больше сроков за убийства. Например, 46-летнему мужчине, который, будучи пьяным, избил своего отца-пенсионера до смерти, дали 7,5 лет колонии. Причем, как выяснилось во время следствия, мужчина и раньше избивал старика. Его осудили за умышленное причинение тяжкого телесного повреждения, повлекшего по неосторожности смерть человека.

Мнение правозащитницы: «Говорить, что люди, которых сажают по 328-й статье – невинные жертвы, я не буду»

Елена Красовская, директор правозащитного центра «Регион 119»: «Давайте сразу отложим эмоции подальше и возьмем наш уголовный кодекс. Если убийство умышленное, у нас сроки гораздо серьезнее (вплоть до расстрела). Если неумышленное, то возможны варианты. Человек, который продает наркотики, совершает умышленное убийство, с моей точки зрения: он прекрасно понимает, что продает смерть (передает, распространяет и так далее). Говорить, что люди, которых сажают по 328-й статье – невинные жертвы, я не буду. Это неправильно. Слишком много эмоций вкладывается в описание любой ситуации, происходящей в стране, в осуждения по 328-й статье, в сроки – во что угодно. Никто не хочет здраво рассуждать и видеть все аспекты проблемы.

Да, ужасные сроки: мама рассказала, что посадили за один косяк, мама обратилась с ООН с жалобой, что их дети не виноваты. Любой убийца тоже рассказывает, что не виноват – и есть миллион причин, почему он совершил преступление или не совершил его. Такие сроки за распространение наркотиков вполне оправданы и уже дают свои плоды. Я могу сказать это как обыватель, который ходит по улицам и видит людей. Например, в моем районе (улица Столетова и 2-й переулк Багратиона) встретиться с человеком, который находится в состоянии наркотического опьянения, достаточно сложно. Еще пару лет назад это было каждый день и по несколько раз. Я лично несколько раз сталкивалась с группой наркоманов, которые вели себя агрессивно – и мне просто повезло.

KYKY: Скажите, так почему несколько лет назад стали резко давать большие сроки за наркотики, даже за марихуану?

Елена Красовская: Два года назад был принят декрет об усилении мер по борьбе с наркотиками. Он ужесточил наказание, в связи с его принятием была развернута широкомасштабная борьба именно с торговлей наркотиками. Наши правоохранительные органы наконец-то обратили внимание на спайсы, которые до этого времени считались чуть ли не легальными (ни для кого не секрет, что в свое время они продавались даже в табачных магазинах). После принятия декрета были внесены поправки в Уголовный кодекс – и появились такие сроки.

Информация, что государство сейчас не шутит, что люди за наркотики получают огромные сроки, есть везде. Однако продолжают появляться люди, которые этого не понимают.

KYKY: Хорошо, а если человек действительно не распространяет, а просто сам курит марихуану?

Елена Красовская: 328-я статья имеет не одну часть, а четыре. Первая часть предполагает значительно меньшие сроки. Если человек купил себе, тихо сидит и употребляет, и вдруг его обнаружили (или употребил там, где это было заметно), по третьей части он не сядет. Не волнуйтесь: для этого есть первая часть, и многие потребители идут по ней. И не все в тюрьму. Им часто назначают наказание, не связанное с лишением свободы. Правда, 60% его не выдерживают и опять совершают преступления по 328-й статье.

KYKY: Но в Беларуси законодательно нет разделения на тяжелые и легкие наркотики: марихуана и героин классифицируются одинаково. Почему?

Елена Красовская: У нас нет тяжелых и легких наркотиков – у нас есть опасные и особо опасные. Есть нас масса инструкций и приложений, которые это регламентируют.

Те, кто ратует за невинных осужденных по 328-й статье, говорят, что у нас не определены веса: то есть человек, у которого был 1 грамм, и человек, у которого было 2 кг, садятся на одинаковый срок. Это вранье.

Так же есть инструкции и приложения к ним, регламентирующие вес, который считается особо крупным. И за него будет совершенно другое наказание. И в каждом случае при каждом уголовном деле нужно брать материалы и знакомиться с делом – хотя бы читать приговор, из него масса всего понятно. Я призываю журналистов: мы всегда открыты к контакту. Читайте приговор, приезжайте к нам, мы все объясним. Не пишите сказки о невинных людях. Да, есть судебные ошибки – у нас на сайте висят несправедливые приговоры, и по 328-й статье в том числе. Но это не тотально невинные люди, поверьте.

328-я статья и осуждение за распространение наркотиков подается только с точки зрения истерики и эмоций. Я понимаю родителей: это их дети, они не хотят видеть их преступниками. Но, господа журналисты, небольшая претензия: пожалуйста, проверяйте эти рассказы. Маму, которая рыдает, нам тоже жалко. Но мама рассказывает, какой он хороший и замечательный, как его все подставили – а ты берешь в руки приговор и видишь три вида наркотиков. Скажите, как после этого поддерживать эту истерику? Мамы, любите своих детей, жалейте, никто этого не отнимет. Но посмотрите, откройте глаза, что дети сделали.

Новая редакция Ст. 58 УК РФ

1. Отбывание лишения свободы назначается:

а) лицам, осужденным за преступления, совершенные по неосторожности, а также лицам, осужденным к лишению свободы за совершение умышленных преступлений небольшой и средней тяжести, ранее не отбывавшим лишение свободы, — в колониях-поселениях. С учетом обстоятельств совершения преступления и личности виновного суд может назначить указанным лицам отбывание наказания в исправительных колониях общего режима с указанием мотивов принятого решения;

б) мужчинам, осужденным к лишению свободы за совершение тяжких преступлений, ранее не отбывавшим лишение свободы, а также женщинам, осужденным к лишению свободы за совершение тяжких и особо тяжких преступлений, в том числе при любом виде рецидива, — в исправительных колониях общего режима;

в) мужчинам, осужденным к лишению свободы за совершение особо тяжких преступлений, ранее не отбывавшим лишение свободы, а также при рецидиве или опасном рецидиве преступлений, если осужденный ранее отбывал лишение свободы, — в исправительных колониях строгого режима;

г) мужчинам, осужденным к пожизненному лишению свободы, а также при особо опасном рецидиве преступлений — в исправительных колониях особого режима.

2. Мужчинам, осужденным к лишению свободы за совершение особо тяжких преступлений на срок свыше пяти лет, за совершение преступлений, предусмотренных статьей 205.2, частью второй статьи 205.4, частью первой статьи 206, частью первой статьи 211, статьями 220, 221, 360 настоящего Кодекса, а также при особо опасном рецидиве преступлений отбывание части срока наказания может быть назначено в тюрьме, при этом суд засчитывает время содержания осужденного под стражей до вступления в законную силу обвинительного приговора в срок отбывания наказания в тюрьме.

2.1. Мужчинам, осужденным к лишению свободы за совершение преступлений, предусмотренных статьями 205, 205.1, 205.3, частью первой статьи 205.4, статьей 205.5, частями второй — четвертой статьи 206, статьей 208, частями второй — четвертой статьи 211, статьями 277 — 279, 281, 317, 361 настоящего Кодекса, отбывание части срока наказания назначается в тюрьме. При этом период отбывания наказания в тюрьме после зачета времени содержания лица под стражей до вступления в законную силу обвинительного приговора суда должен составлять не менее одного года. Определение вида исправительного учреждения для отбывания срока наказания, оставшегося после отбытия части срока наказания в тюрьме, осуществляется по правилам, установленным настоящей статьей.

3. Лицам, осужденным к лишению свободы, не достигшим к моменту вынесения судом приговора восемнадцатилетнего возраста, отбывание наказания назначается в воспитательных колониях.

4. Изменение вида исправительного учреждения осуществляется судом в соответствии с уголовно-исполнительным законодательством Российской Федерации.

Комментарий к Статье 58 УК РФ

1. Уголовный закон определяет виды исправительных учреждений и условия их назначения ограниченным категориям осужденных к лишению свободы. Порядок их направления, размещения, содержания, организации исполнения и отбывания наказания регламентирован уголовно-исполнительным законодательством.

2. Суд, назначая или изменяя тот или иной вид исправительного учреждения осужденным к лишению свободы, не может выйти за рамки, указанные в ст. 58, 88 УК, ст. 78 УИК. При этом осужденному может быть определено отбывание наказания в колонии-поселении, воспитательной колонии, лечебном исправительном учреждении, исправительной колонии общего, строгого или особого режима, а также отбывание части срока наказания в тюрьме.

3. В случае осуждения лица за совершение нескольких преступлений и назначения за каждое из них наказания в виде лишения свободы суд устанавливает исправительное учреждение после определения окончательной меры наказания за все эти преступления.

4. В колониях-поселениях отбывание наказания назначается лицам, осужденным за преступления, совершенные по неосторожности, а также осужденным к лишению свободы за совершение умышленных преступлений небольшой и (или) средней тяжести, ранее не отбывавшим лишение свободы. Вместе с тем суд, учитывая обстоятельства совершения преступления и личностные характеристики виновных, может назначить данным лицам отбывание наказания не в колониях-поселениях, а в исправительных колониях общего режима. При этом в приговоре суда обязательно должны быть указаны мотивы принятия этого решения.

4.1. Умышленные преступления рассматриваются в коммент. к ст. 25, совершение преступления по неосторожности — в коммент. к ст. 26.

В соответствии с ч. 2 и 3 ст. 15 УК РФ преступления, совершенные по неосторожности, могут быть небольшой или средней тяжести. Таким образом, в колонии-поселения не направляются лица, совершившие тяжкие и особо тяжкие преступления (см. ч. 4 и 5 ст. 15 УК).

4.2. Помимо раздельного отбывания наказания в виде лишения свободы указанными лицами в колониях-поселениях также раздельно отбывают лишение свободы положительно характеризующиеся осужденные, переведенные из исправительных колоний общего и строгого режимов (см. п. «в» ч. 2 ст. 78 и ст. 128 УИК).

4.3. Отбывание наказания в виде лишения свободы в колонии-поселении может быть назначено и в том случае, если лицу, ранее не отбывавшему наказание в виде лишения свободы, назначено наказание: а) по совокупности преступлений неосторожных и (или) умышленных небольшой или средней тяжести; б) по совокупности преступлений или приговоров, в которую входят преступления небольшой и (или) средней тяжести, а также тяжкие преступления, и при этом за тяжкое преступление назначено наказание, не связанное с лишением свободы, а за преступления небольшой или средней тяжести — лишение свободы (см. абз. 2 п. 3, п. 4 Постановления Пленума ВС РФ от 12.11.2001 N 14).

5. В исправительных колониях общего режима назначается отбывание наказания (помимо тех лиц, которым отбывание лишения свободы в исправительных колониях общего режима определяется в соответствии с п. «а» ч. 1 коммент. статьи) лицам мужского пола, осужденным к лишению свободы за совершение тяжких преступлений и ранее не отбывавшим лишение свободы, а также женщинам, осужденным к лишению свободы за совершение тяжких и (или) особо тяжких преступлений, в том числе при любом виде рецидива (п. «б» ч. 1 коммент. статьи).

5.1. В некоторых исключительных случаях лица, впервые осужденные к лишению свободы (на срок не свыше пяти лет) и отбыванию наказания в исправительной колонии общего режима, могут быть с их согласия оставлены в следственном изоляторе или в тюрьме для выполнения работ по хозяйственному обслуживанию (см. ч. 1 ст. 77 УИК). В следственном изоляторе могут быть оставлены и те осужденные (с их согласия), которым назначено наказание в виде лишения свободы на срок не свыше шести месяцев (см. ч. 1 ст. 74 УИК).

6. В исправительных колониях строгого режима назначается отбывание наказания лицам мужского пола, осужденным к лишению свободы за совершение особо тяжких преступлений и ранее не отбывавшим лишение свободы, а также при рецидиве или опасном рецидиве преступлений, если осужденный ранее отбывал лишение свободы (см. п. «в» ч. 1 коммент. статьи).

6.1. Особо тяжкие преступления рассматриваются в коммент. к ч. 5 ст. 15, рецидив и особо опасный рецидив преступлений — в коммент. к ст. 18.

6.2. Ранее отбывавшим лишение свободы признается лицо, которое за прошлое совершенное преступление было осуждено к наказанию в виде лишения свободы и отбывало его в лечебном исправительном учреждении, исправительной колонии общего, строгого или особого режима, тюрьме либо в следственном изоляторе для производства следственных действий, участия в судебном разбирательстве или в связи с оставлением для выполнения работ по хозяйственному обслуживанию, если судимость за это преступление не была снята или погашена на момент совершения нового преступления (см. абз. 1 п. 9 Постановления Пленума ВС РФ от 12.11.2001 N 14). О лице, которое не может быть признано ранее отбывавшим наказание в виде лишения свободы, см. п. 10 указанного Постановления.

7. В исправительных колониях особого режима назначается отбывание наказания лицам мужского пола, осужденным к пожизненному лишению свободы, а также при особо опасном рецидиве преступлений (см. п. «г» ч. 1 коммент. статьи). В данном исправительном учреждении отбывают наказания и те лица, которым смертная казнь заменена лишением свободы на определенный срок или пожизненным лишением свободы в связи с помилованием (см. ст. 85 УК, ч. 6 ст. 74 УИК). При этом осужденные за особо опасный рецидив отбывают наказания в отдельных исправительных колониях особого режима.

8. Суд может назначить отбывание части срока наказания в тюрьме лицам мужского пола, осужденным к лишению свободы за совершение особо тяжких преступлений на срок свыше пяти лет, а также при особо опасном рецидиве преступлений. При этом суд засчитывает время содержания осужденного под стражей до вступления в законную силу обвинительного приговора в срок отбытия наказания в тюрьме (см. ч. 2 коммент. статьи).

8.1. После отбытия назначенной части срока наказания в тюрьме оставшуюся часть срока лишения свободы осужденные отбывают в исправительной колонии строгого режима (при осуждении за особо тяжкое преступление) или в исправительной колонии особого режима (при осуждении за особо опасный рецидив) (см. п. 13 Постановление Пленума ВС РФ от 12.11.2001 N 14).

9. Несовершеннолетним лицам, осужденным к лишению свободы (не достигшим к моменту вынесения судом приговора 18-летнего возраста), отбывание наказания назначается в воспитательных колониях.

При этом нужно учесть следующее: а) лицу, совершившему тяжкое или особо тяжкое преступление в несовершеннолетнем возрасте, но к моменту вынесения приговора достигшему совершеннолетия и осужденному к лишению свободы, назначается отбывание наказания в исправительной колонии общего режима; б) лицо, отбывающее наказание в воспитательной колонии, отрицательно характеризующееся и достигшее 18-летнего возраста, переводится для дальнейшего отбывания наказания в изолированный участок воспитательной колонии, функционирующий как исправительная колония общего режима (при его наличии), или в исправительную колонию общего режима. Если подросток осужден к лишению свободы за преступление, совершенное по неосторожности, либо за умышленное преступление небольшой или средней тяжести, то ему может быть определено отбывание наказания в колонии-поселении (см. ст. 140 УИК; п. 19 Постановления Пленума ВС РФ от 12.11.2001 N 14).

Несовершеннолетним осужденным, отбывающим наказание в виде лишения свободы, перевод из воспитательной колонии в исправительную колонию общего режима может быть отсрочен судом вплоть до достижения ими возраста 21 года (см. ч. 3 ст. 140 УИК).

10. Изменение вида исправительного учреждения, назначенного приговором, осуществляется судом на основании ст. 78 УИК.

11. При условном осуждении к лишению свободы вид исправительного учреждения не назначается. Однако при совершении условно осужденным в период испытательного срока нового преступления суд, решая вопрос об отмене условного осуждения, назначает вид исправительного учреждения в соответствии с положениями коммент. статьи (см. коммент. к ч. 4 — 5 ст. 74, а также п. 20 Постановления Пленума ВС РФ от 12.11.2001 N 14).

12. Порядок и условия исполнения лишения свободы определяет уголовно-исполнительное законодательство (см. ст. 73 — 142 разд. IV УИК).

Другой комментарий к Ст. 58 Уголовного кодекса Российской Федерации

1. В воспитательных колониях содержатся осужденные к лишению свободы, которым к моменту вынесения приговора не исполнилось 18 лет, до достижения ими совершеннолетия (в исключительных случаях — 19 лет).

2. Тюрьмы предназначены для отбывания наказания мужчинами, осужденными за особо тяжкие преступления на срок свыше пяти лет, и при особо опасном рецидиве. В названных исправительных учреждениях отбывается часть срока наказания. Не более чем на три года из исправительных колоний в тюрьмы могут переводиться злостные нарушители порядка отбывания наказания. Там же содержатся осужденные, оставленные с их согласия для выполнения работ по хозяйственному обслуживанию.

3. Вид исправительной колонии (колония-поселение, колонии общего, строгого, особого режимов) зависит от пола осужденного, формы вины совершенного преступления, его категории, наличия или отсутствия рецидива, его вида, а также того, отбывало ли лицо ранее лишение свободы (см. также Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 12 ноября 2001 г. N 14 «О практике назначения судами видов исправительных учреждений»).

Законодатель постарался твердо определить вид исправительного учреждения для каждого возможного случая. На усмотрение суда оставлен выбор между колонией-поселением и исправительной колонией общего режима в отношении лиц, осужденных за совершение неосторожных преступлений, а также тех, кто виновен в умышленном преступлении небольшой и средней тяжести и ранее не отбывал лишение свободы.

4. Осужденные, больные открытой формой туберкулеза, алкоголизмом и наркоманией, отбывают наказание в лечебных исправительных учреждениях. Данные организации не указаны в ст. 58 УК РФ. Направляя туда осужденных, суд должен назначать вид исправительного учреждения в соответствии с комментируемой статьей.

5. Если, назначив наказание в виде лишения свободы, суд постановит считать его условным, вид исправительного учреждения не определяется. Данный вопрос решается при отмене условного осуждения на основании ч. ч. 4, 5 ст. 74 УК РФ.

6. При назначении наказания по совокупности преступлений или совокупности приговоров вид исправительного учреждения определяется в отношении окончательной карательной меры.

7. Изменение вида исправительного учреждения связано с поведением и отношением к труду лишенного свободы, а также с истечением определенной части срока наказания.

admin