8 12

1. Подрядчик обязан осуществлять строительство и связанные с ним работы в соответствии с технической документацией, определяющей объем, содержание работ и другие предъявляемые к ним требования, и со сметой, определяющей цену работ.

При отсутствии иных указаний в договоре строительного подряда предполагается, что подрядчик обязан выполнить все работы, указанные в технической документации и в смете.

2. Договором строительного подряда должны быть определены состав и содержание технической документации, а также должно быть предусмотрено, какая из сторон и в какой срок должна предоставить соответствующую документацию.

3. Подрядчик, обнаруживший в ходе строительства не учтенные в технической документации работы и в связи с этим необходимость проведения дополнительных работ и увеличения сметной стоимости строительства, обязан сообщить об этом заказчику.

При неполучении от заказчика ответа на свое сообщение в течение десяти дней, если законом или договором строительного подряда не предусмотрен для этого иной срок, подрядчик обязан приостановить соответствующие работы с отнесением убытков, вызванных простоем, на счет заказчика. Заказчик освобождается от возмещения этих убытков, если докажет отсутствие необходимости в проведении дополнительных работ.

4. Подрядчик, не выполнивший обязанности, установленной пунктом 3 настоящей статьи, лишается права требовать от заказчика оплаты выполненных им дополнительных работ и возмещения вызванных этим убытков, если не докажет необходимость немедленных действий в интересах заказчика, в частности в связи с тем, что приостановление работ могло привести к гибели или повреждению объекта строительства.

5. При согласии заказчика на проведение и оплату дополнительных работ подрядчик вправе отказаться от их выполнения лишь в случаях, когда они не входят в сферу профессиональной деятельности подрядчика либо не могут быть выполнены подрядчиком по не зависящим от него причинам.

Комментарий к статье 743 Гражданского Кодекса РФ

1. Техническая документация представляет собой комплекс документов (технико-экономическое обоснование, чертежи, схемы, пояснительные записки к ним, спецификации и т.п.), определяющих объем и содержание строительных работ, а также другие предъявляемые к ним требования. Смета есть постатейный перечень затрат на выполнение работ, приобретение оборудования, закупку строительных материалов и конструкций и т.д. Вместе с технической документацией смета образует проектно-сметную документацию, являющуюся неотъемлемым элементом договора строительного подряда. Подрядчик обязан осуществлять строительство в точном соответствии с проектно-сметной документацией, которая, как правило, не может пересматриваться в ходе строительства, за исключением случаев, указанных в п. 3 — 5 ст. 743 и ст. 744 ГК.

2. Указание абз. 2 п. 1 ст. 743 на то, что подрядчик обязан выполнить весь объем работ, предусмотренных проектно-сметной документацией, если иное не предусмотрено договором, вовсе не означает, что подрядчик должен лично выполнить все работы и что он лишен возможности привлекать субподрядчиков. Напротив, в сфере строительства система генерального подряда является наиболее распространенной. Коммент. норма лишь подчеркивает, что по общему правилу подрядчик своими собственными силами и силами привлеченных им субподрядчиков должен выполнить все работы, предусмотренные проектно-сметной документацией. Но это правило является диспозитивным и может быть изменено сторонами.

3. Вопрос о подготовке технической документации возникает лишь тогда, когда при заключении договора строительного подряда имелось лишь технико-экономическое обоснование строительства, на основе которого должна быть разработана проектная документация, либо когда технический проект строительства требует уточнения в рабочей документации (так называемое двустадийное проектирование). В этих случаях при заключении договора должны быть четко определены состав и содержание технической документации, а также предусмотрено, какая из сторон и в какой срок должна предоставить соответствующую документацию.

Независимо от того, кто — заказчик или подрядчик — готовит техническую документацию, а также проект сметы, оба эти документа подлежат обязательному согласованию сторонами и после этого остаются, как правило, неизменными до завершения строительства.

4. Иногда в ходе строительства выявляются не учтенные в технической документации работы, в связи с чем возникает необходимость проведения дополнительных работ и увеличения сметной стоимости строительства. Правила, закрепленные п. 3 — 5 коммент. ст., регламентируют поведение сторон в подобной ситуации. При их применении необходимо обратить внимание на следующие моменты.

Во-первых, закон не ставит эти правила в зависимость от того, какая из сторон готовила техническую документацию и не учла в ней все необходимые работы. Вопрос о привлечении к ответственности лица, подготовившего некачественную проектную документацию, решается самостоятельно на базе ст. 761 ГК.

Во-вторых, спор о том, имеется ли необходимость в проведении дополнительных работ, нередко на практике передается на разрешение инженерной организации, осуществляющей надзор за ведением строительных работ (ст. 749 ГК).

В-третьих, необходимость проведения дополнительных работ нередко служит основанием для внесения изменений в проектно-сметную документацию. В силу этого сторона, подготовившая техническую документацию, должна внести в нее соответствующие изменения, а другая сторона должна их согласовать.

В-четвертых, далеко не всегда выявление не учтенных в технической документации работ дает подрядчику основание для приостановки работ и предъявления заказчику требования об оплате простоя. По смыслу закона это возможно лишь тогда, когда без выполнения дополнительных работ подрядчик не может приступить к другим работам или продолжать уже начатые.

В-пятых, подрядчик, выполнивший дополнительные работы без согласования этого вопроса с заказчиком и не доказавший необходимости немедленных действий в интересах заказчика, не имеет права требовать оплаты произведенных работ даже в том случае, если указанные работы приняты заказчиком по акту сдачи-приемки.

В-шестых, подрядчик имеет право отказаться от выполнения дополнительных работ только в двух случаях, а именно: когда эти работы не входят в сферу его профессиональной деятельности и когда они не могут быть выполнены по независящим от подрядчика причинам. Оба основания к отказу являются достаточно неопределенными. Строительная организация, действующая в качестве генерального подрядчика, едва ли может ссылаться на свой непрофессионализм в отношении дополнительных работ, так как имеет возможность привлечь надлежащего специалиста в качестве субподрядчика. Поэтому отказ генерального подрядчика от выполнения дополнительных работ возможен лишь в редких случаях, например когда речь идет о специальных работах, которые обычно выполняются специализированной организацией по прямому договору с заказчиком. Допустимость ссылки на независящие от подрядчика причины также весьма сомнительна, так как открывает перед ним очень широкие возможности для уклонения от выполнения работ, в которых он не заинтересован.

Павел Усов Электоральная революция переросла в открытое уличное противостояние. «Бархатный террор», который начал было захватывать страну, перерос в неожиданный кровавый террор и противостояние, пишет на сайте belsat.eu Павел Усов.
То, чего власти так старались избежать – произошло, появились первые жертвы. Лукашенко может праздновать «протокольную победу», но до победы политической еще далеко, если вообще о ней можно говорить в ближайшем будущем. Речь скорее может идти о выживании системы в условиях глубочайшего кризиса. И пока система будет существовать в теперешнем ее формате, кризис будет продолжаться. Из электоральной пропасти Лукашенко уже не выбраться. В ближайшие дни станет ясно, насколько сильно кризис легитимности и послушания поразил государственные институты, силовые структуры и служащих.
Тот факт, что система перестала быть монолитной, а приказы «фальсифицировать» и разгонять исполняются не всеми, являются свидетельством медленного внутреннего распада. В дальнейшем, этот процесс будет связан с тем, что произойдет в эти несколько дней. Ситуация такова, что каждый день для системы может стать последним.
Позиция немалой части белорусского общества определилась, оно не собирается беспрекословно принять «навязанный» результат. Вместе с тем, понятна и позиция действующей власти – полное господство и подавление.
Психология авторитарного лидера – это в некоторой степени психология очень жадного человека: в критической ситуации не идти на снижение градуса напряжения, а идти на обострение; не делиться голосами, а забирать; не идти на уступки, а ужесточать и давить. Именно это и было продемонстрировано 9 августа. Лукашенко нечего предложить обществу, кроме силы и террора.
В критической ситуации, когда на кон поставлено само политическое существование режима другие сценарии не предусмотрены. Власть, репрессии, превосходство — когда реальная легитимность диктатора рушится, его легитимность в цифрах становится абсолютной. Этим можно объяснить такой высокий % голосов за Лукашенко. В итоге мы имеем бумажную диктатуру, которая опирается на штыки.
Но, вместе с тем, мы имеем расширяющуюся волю народа к свободе и справедливости, волю к борьбе, к которой напрямую не призывал «объединенный» штаб Светланы Тихановской. Люди понимают, что без противостояния голоса не защитить.
То, чья воля одержит верх зависит от 3 ключевых факторов:
Готовность общества к действиям. Дальнейшая мобилизация общества и готовность протестовать с новой силой вечером 10 августа и в последующие дни. 10 августа это своеобразный момент истины для белорусских граждан. И в данном случае речь не идет о «принятии» результатов голосования, а о «принятии» жертвы (или жертв) протестов ночью с 9 на 10 августа. В истории большинства революций, мобилизирующим компонентом является именно кровопролитие, которое будоражит и восхищает все общество и лишает диктатора остатков легитимности. Кровавое насилие меняет даже равнодушных.

Если жертвы не заставляют нацию консолидироваться против тирана, то уже ничто и никто не сможет заставить их свергнуть диктатора. Кровь либо разрывает узы неволи, либо делает их сильнее, а общество послушнее. Поэтому, если 10 августа протест не приобретет новой силы, не станет масштабным – система стабилизируется, а общество снова атомизируется. Конечно, в концепцию протеста вкладывается и спонтанная организация национальной забастовки. Ее организация и проведение может стать важным если не центральным механизмом разрушения государственной вертикали и контроля. Но для протеста необходима коллективная воля и солидарность.
Готовность системы противостоять процессу консолидации общества. Установление контроля и масштабный террор. На данном этапе власти смогли удержать контроль и сбить первую волну недовольства, вместе с тем она создала причины для роста протестных настроений. В глазах большинства она стала кровавой тиранией. Основной ресурс Лукашенко это силовики, но в долгосрочном противостоянии с обществом силовой ресурс исчерпывается. Чем дольше (речь идет о кризисной ситуации) протест (забастовка) растягивается по времени, тем быстрее исчерпывается силовой ресурс. Фактически власть демонстрирует свое бессилие и неэффективность. Поэтому для системы важно быстро подавить протест и не допустить новых, масштабных и более затяжных.
Готовность электорального лидера включится в борьбу. Важную роль в противостоянии будет играть позиция лидера альтернативно-оппозиционного движения. Если в кризисной ситуации лидер дистанцируется и хранит молчание, это деморализует протестующих и ослабляет волю к борьбе. Светлана Тихановская стала символом и знаменем протеста не зависимо от того, хотела она этого или нет. Остаться в стороне означает позволить власти быстро подавить волну негодования.
Вместе с тем, власти могут предпринять шаги к тому, чтобы сломить и принудить Тихановскую «отречься» от происходящего в Минске, «осудить провокации», и призвать к «мирному разрешению» кризисной ситуации. Подобный сценарий уже имел место в 2010 году. Это тоже будет означать психологическую победу режима над своими оппонентами и глубочайшее разочарование активной части населения. Это станет колоссальным культурно-политическим надломом, который окончится триумфом власти.
Сейчас в Беларуси затишье, но кризис не разрешен. Беларусь, белорусская власть и общество находятся в «серой зоне» противостояния. Активное действие любой из сторон может кардинально изменить все. Статьи в рубрике «Мнение» отражают точку зрения исключительно автора. Позиция редакции UDF.BY может не совпадать с точкой зрения автора. Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации

admin