5 пленум верховного суда

Бухгалтерская пресса и публикации

«Акты и комментарии для бухгалтера», 2006, N 14

К ПОСТАНОВЛЕНИЮ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОТ 24.03.2005 N 5

«О НЕКОТОРЫХ ВОПРОСАХ, ВОЗНИКАЮЩИХ У СУДОВ

ПРИ ПРИМЕНЕНИИ КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ»>

В соответствии с п. 2 ст. 10 НК РФ производство по делам о нарушениях законодательства о налогах и сборах, содержащих признаки административного правонарушения, ведется в порядке, установленном законодательством РФ об административных правонарушениях РФ.

В гл. 15 КоАП РФ, в которой сгруппированы административные правонарушения в области финансов, налогов и сборов, найдется немало составов административных правонарушений, которые могут непосредственно заинтересовать как бухгалтерских работников, так и руководителей организаций. В связи с этим у опубликованной сегодня новой редакции Постановления Пленума ВС РФ от 24.03.2005 N 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» будет немало заинтересованных читателей.

———————————————————————————————— В ред. Постановления Пленума ВС РФ от 25.05.2006 N 12.

Вопрос привлечения к административной ответственности уже был предметом рассмотрения Пленума ВАС РФ, который в Постановлении от 27.01.2003 N 2 с последующими дополнениями и изменениями впервые дал разъяснения в связи с введением в действие КоАП РФ. Опубликованное сегодня Постановление Пленума ВС РФ обобщило практику рассмотрения судами дел, связанных с применением КоАП РФ, с тем чтобы суды впредь единообразно применяли его положения.

———————————————————————————————— Это Постановление действует с учетом изменений и дополнений от 02.06.2004.

Составление протокола

об административном правонарушении

Небезынтересными для налогоплательщиков будут разъяснения суда, касающиеся оформления протоколов об административном правонарушении.

К сожалению, вынуждены отметить, что сделанные им выводы вряд ли придутся по душе налогоплательщикам, так как большинство нарушений при составлении этого документа суды признают устранимыми. Например, составление протокола неправомочным лицом не повлечет за собой отказа в привлечении к ответственности. Если такое нарушение будет выявлено до принятия дела к рассмотрению, то судья просто возвратит протокол на доработку. Не является, по мнению Пленума ВС РФ, серьезным нарушением и неполное или неправильное оформление протокола. Не повлечет за собой отказа в привлечении к ответственности и ошибочная квалификация нарушения в протоколе. Пленум ВС РФ указал, что окончательное решение о квалификации нарушения должен принимать суд, который самостоятельно переквалифицирует действия нарушителя на нужную статью.

Верховный Суд предписывает нижестоящим судам выявлять подобные нарушения на стадии подготовки дела к рассмотрению и возвращать документы на доработку. К сожалению, он умалчивает о ситуации, когда ошибка при заполнении протокола обнаруживается на стадии рассмотрения дела. На наш взгляд, в таком случае суд должен отказать в привлечении к ответственности. Но как будет на практике, неизвестно, ведь, по большому счету, отказав по этому основанию, суд фактически не выполнит предписание Пленума ВС РФ о выявлении всех ошибок на стадии подготовки дела к судебному рассмотрению. Смогут ли суды признать свою недоработку, которая напрямую привела к отказу в иске, по крайней мере для нас, большой вопрос.

Не относит высшая судебная инстанция к существенным нарушениям и составление протокола за пределами сроков, отведенных на это КоАП РФ. Как указал Пленум, эти сроки не являются пресекательными, а следовательно, составить протокол можно и по их истечении.

Сроки давности привлечения

к административной ответственности

Порадуют налогоплательщиков выводы суда, касающиеся определения сроков давности привлечения к административной ответственности. Суд разъяснил, что невыполнение какой-либо обязанности к установленному сроку нельзя считать длящимся нарушением. В качестве примера можно привести факт непредставления налоговой отчетности к установленному налоговым законодательством сроку. Этот вывод делает неприменимым в данном случае ч. 2 ст. 4.5 КоАП РФ, в соответствии с которой при длящемся административном правонарушении сроки давности привлечения к административной ответственности начинают исчисляться со дня обнаружения административного правонарушения. Срок давности привлечения к административной ответственности за правонарушения, по которым предусмотренная нормативным правовым актом обязанность не была выполнена к определенному в нем сроку (например, не была вовремя сдана налоговая декларация), начинает течь с момента наступления указанного срока. Следовательно, штраф за непредставление декларации по налогу на прибыль за I квартал 2006 г. можно наложить лишь в течение двух месяцев начиная с последнего дня, установленного Налоговым кодексом для исполнения этой обязанности (28 апреля 2006 г.), то есть до 28 июня 2006 г.

Презумпция невиновности

Пленум ВС РФ указал, что при рассмотрении дел об административных правонарушениях суды должны исходить из принципа презумпции невиновности (ст. 1.5 КоАП РФ), который заключается в том, что привлекаемое к административной ответственности лицо не обязано доказывать свою невиновность. Вина в совершении административного правонарушения устанавливается судьями, органами, должностными лицами, уполномоченными рассматривать дела об административных правонарушениях. Неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, должны толковаться в пользу этого лица. Ах, если бы так было в действительности! Зачастую для доказательства виновности суды признают достаточным установление факта правонарушения, то есть, говоря языком юристов, объективной стороны правонарушения. Установлен факт нарушения — к ответственности. Это можно проследить по делам об административной ответственности за неприменение ККТ. Установив факт неприменения ККТ, налоговые органы чаще всего пытаются привлечь к ответственности сразу двух субъектов: работника организации, не пробившего чек, и организацию, которая фактически выполнила все зависящие от нее мероприятия (приобрела и должным образом оформила ККТ, ознакомила работника под расписку с мерами ответственности за неприменение ККТ и т.д.), но, как показывает практика, этого недостаточно, чтобы признать юридическое лицо в данной ситуации невиновным.

Субъективная сторона административного

правонарушения (наличие вины)

Установления объективной стороны правонарушения недостаточно, чтобы наложение административной ответственности стало правомерным. Необходимо установить еще и субъективную сторону правонарушения, то есть доказать виновность субъекта в его совершении.

В связи с тем что административная ответственность юридических лиц — сравнительно новое явление в административном законодательстве, остановимся на особенностях установления их виновности. Следует отметить, что именно в данном вопросе суды проявляют различные подходы.

Говоря об ответственности юридического лица, нужно обратить внимание на то, что согласно п. 2 ст. 2.1 КоАП РФ оно признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых настоящим Кодексом или законами субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению. От того, как понимают суды слова «все зависящие от него меры по их соблюдению», зачастую и зависит исход дела.

Обратимся к арбитражной практике. Так, например, ФАС Северо-Западного округа в Постановлении от 01.03.2004 N А21-10430/03-С1 признал общество виновным на том основании, что обязанность по выдаче чека лежит на предприятии — юридическом лице или предпринимателе, осуществляющем предпринимательскую деятельность по продаже товаров. Следовательно, именно юридическое лицо или предприниматель обязаны обеспечить выполнение этого требования, осуществлять контроль за работой продавца, с которым заключено трудовое соглашение, и именно они несут ответственность за неисполнение продавцом этой обязанности. Проанализировав материалы данного дела, мы увидели, что суд практически не задавался вопросом о виновности лица, презюмировав ее уже потому, что правонарушение состоялось, следовательно, не осуществлен контроль над работниками предприятия.

К сожалению, приходится констатировать, что аналогичный подход при разбирательстве конкретного дела проявил и Президиум ВАС РФ. Его мотивировка была более красноречивой: установленный факт правонарушения свидетельствует о том, что обществом не были приняты все зависящие от него меры по применению контрольно-кассовых машин, поскольку им не было обеспечено соблюдение требований Закона… поэтому суды, руководствуясь ч. 2 ст. 2.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, обоснованно признали общество виновным в совершении правонарушения. То есть, по мнению высшей судебной инстанции, одного установления факта правонарушения уже достаточно для привлечения юридического лица к ответственности по той простой причине, что все торговые операции, осуществляемые в торговой точке общества, проводятся от его имени, следовательно, принимая на работу продавца, общество несет ответственность за неприменение им контрольно-кассовой машины. При изучении этого дела приходишь к мысли, что общество стало виновным лишь потому, что приняло на работу нерадивого работника, так как, кроме данного «нарушения», суд больше ничего не вменил ему в вину.

Такой подход, на наш взгляд, нельзя признать законным и обоснованным, так как вина общества фактически не доказывалась, а презюмировалась из факта наличия объективной стороны правонарушения. Согласно ч. 2 ст. 1.5 КоАП РФ лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, считается невиновным, пока его вина не будет доказана. В силу п. 3 ст. 1.5 КоАП РФ лицо, привлекаемое к административной ответственности, не обязано доказывать свою невиновность. Законодательство при производстве по делам об административных правонарушениях требует исходить из презумпции невиновности лица и возлагает на орган, наложивший административное взыскание, обязанность доказать в суде, какое именно действие совершило юридическое лицо в конкретном случае, или оно бездействовало. Как раз этого-то, на наш взгляд, и не было сделано.

Однако в арбитражной практике можно найти и другие примеры. Например, ФАС Волго-Вятского округа в Постановлении от 04.03.2004 N А28-9796/2003-320/16 признал юридическое лицо невиновным, так как им приняты все зависящие от него меры по соблюдению требований закона, в частности, в магазине установлен исправный контрольно-кассовый аппарат, поставленный на учет в налоговом органе; перед допуском продавцов магазина к исполнению обязанностей с ними проводится инструктаж; каждые два года проводится аттестация всех лиц, работающих с контрольно-кассовой техникой, в том числе была аттестована и продавец (лист дела 18); со всеми лицами, работающими на контрольно-кассовой технике, 01.08.2003 была проведена учеба по новому Федеральному закону от 22.05.2003 N 54-ФЗ, все работники изучили Закон и под роспись предупреждены об ответственности за нарушение его положений, в том числе и продавец магазина «Промтовары» (лист дела 23); к трудовому договору с последней заключено дополнительное соглашение от 01.08.2003 о том, что допускается к работе с контрольно-кассовой техникой после проведения и изучения всех действующих нормативных актов по применению контрольно-кассовых машин. На основании такого досконального анализа материалов дела суд, на наш взгляд, вполне обоснованно пришел к выводу: при таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции сделал правильный вывод о том, что Общество приняло все необходимые меры для обеспечения соблюдения требований действующего законодательства о применении контрольно-кассовой техники. Следовательно, вина Общества в совершении административного правонарушения отсутствует. Налоговым органом доказательств вины юридического лица суду не представлено.

Примеры решений в пользу юридических лиц можно было бы и продолжить, но приведенное нами Постановление, когда Президиум ВАС РФ фактически без установления вины признал правомерным привлечение юридического лица к ответственности, не может не сказаться отрицательно на результатах рассмотрения последующих дел. Отрицательно, конечно, для юридических лиц.

К сожалению, вынуждены отметить, что и комментируемое сегодня Постановление Пленума ВС РФ не дало налогоплательщикам больших гарантий защиты своих прав. Декларативное утверждение о торжестве принципа презумпции невиновности вряд ли положительно повлияет на их положение, так как суд не указал действительно четких критериев, с помощью которых суды могли бы установить виновность лица, привлекаемого к административной ответственности.

Более того, напоминание судам в п. 15 Постановления о необходимости применения ч. 3 ст. 2.1 КоАП РФ, согласно которому допускается привлечение к административной ответственности по одной и той же норме как юридического лица, так и работников предприятия, будет ими понято однозначно и, как нам кажется, не в пользу налогоплательщиков.

Ю.Г.Кувшинов

Главный редактор журнала

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 22.12.2015 N 59 «О внесении изменений в некоторые постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации по уголовным делам»

ПЛЕНУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 22 декабря 2015 г. N 59

О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ

В НЕКОТОРЫЕ ПОСТАНОВЛЕНИЯ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

В связи с возникшими у судов общей юрисдикции вопросами, а также в связи с изменением законодательства и принятием Пленумом Верховного Суда Российской Федерации постановления от 22 декабря 2015 г. N 58 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» Пленум Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 126 Конституции Российской Федерации, статьями 9, 14 Федерального конституционного закона от 7 февраля 2011 года N 1-ФКЗ «О судах общей юрисдикции Российской Федерации», постановляет внести изменения в следующие постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации.

1. В постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22 ноября 2005 года N 23 «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих судопроизводство с участием присяжных заседателей» пункт 42 исключить.

2. В постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 5 декабря 2006 года N 60 «О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел» (с изменениями, внесенными постановлениями Пленума от 24 февраля 2010 года N 4, от 23 декабря 2010 года N 31, от 9 февраля 2012 года N 3, от 5 июня 2012 года N 10) пункты 13 и 14 изложить в следующей редакции:

«13. Следует иметь в виду, что указанные в части 7 статьи 316 УПК РФ требования о назначении подсудимому при рассмотрении дела в особом порядке наказания не более двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление, распространяются только на случаи рассмотрения уголовных дел в порядке, предусмотренном главой 40 УПК РФ (часть 5 статьи 62 УК РФ). При назначении наказания ссылка на часть 7 статьи 316 УПК РФ не требуется, наказание назначается в соответствии с частью 5 статьи 62 УК РФ.

Положения части 5 статьи 62 УК РФ и части 7 статьи 316 УПК РФ не распространяются на дополнительные наказания.

14. Обратить внимание судов на то, что в случае применения особого порядка судебного разбирательства, установленного главой 40 УПК РФ, при наличии оснований, предусмотренных статьями 62, 64, 66, 68 и 69 УК РФ, наказание назначается следующим образом:

при наличии оснований, предусмотренных частью 1 статьи 62 УК РФ, — вначале применяются положения части 5 статьи 62 УК РФ, затем — части 1 статьи 62 УК РФ. При применении положений части 1 статьи 62 УК РФ две трети исчисляются от максимального срока или размера наказания, которое может быть назначено с учетом положений части 5 этой статьи;

при наличии оснований, предусмотренных статьей 64 УК РФ, — закон не предусматривает каких-либо ограничений применения этой нормы по делам, рассмотренным в порядке, установленном главой 40 УПК РФ;

при наличии оснований, предусмотренных статьей 66 УК РФ, — вначале применяются положения статьи 66 УК РФ, затем — части 5 статьи 62 УК РФ. При применении положений части 5 статьи 62 УК РФ две трети исчисляются от максимального срока или размера наказания, которое может быть назначено с учетом положений статьи 66 УК РФ;

при наличии оснований, предусмотренных как частью 1 статьи 62 УК РФ, так и статьей 66 УК РФ, — вначале применяются положения статьи 66 УК РФ, затем — части 5 статьи 62 УК РФ, после этого — части 1 статьи 62 УК РФ. При применении положений части 1 статьи 62 УК РФ две трети исчисляются от максимального срока или размера наказания, которое может быть назначено с учетом последовательного применения положений статьи 66 и части 5 статьи 62 УК РФ;

при наличии оснований, предусмотренных статьей 68 УК РФ, — одна треть исчисляется от максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного санкцией соответствующей статьи Особенной части УК РФ, при назначении наказания за оконченное преступление либо от максимального срока наиболее строгого вида наказания, которое может быть назначено с учетом положений статьи 66 УК РФ за неоконченное преступление;

при наличии оснований, предусмотренных статьей 69 УК РФ, — вначале следует с учетом требований части 5 статьи 62 УК РФ определить максимальный срок или размер наказания, которое может быть назначено в связи с рассмотрением дела в особом порядке за каждое из совершенных преступлений, затем назначить окончательное наказание, размер которого определяется исходя из срока или размера наказания за наиболее тяжкое из совершенных преступлений без учета положений части 5 статьи 62 УК РФ, а равно положений части 1 статьи 62 УК РФ. При назначении окончательного наказания судам необходимо иметь в виду, что за каждое из совершенных преступлений наказание назначено с применением правил статьи 62 УК РФ.

Если лицо совершило несколько неоконченных преступлений, то за каждое из них назначается наказание в соответствии со статьей 66 и частью 5 статьи 62 УК РФ. Наказание по совокупности преступлений при этом не может превышать более чем наполовину максимальный срок или размер наказания, которое может быть назначено за наиболее тяжкое из совершенных неоконченных преступлений по правилам статьи 66 УК РФ.».

3. В постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 2011 года N 21 «О практике применения судами законодательства об исполнении приговора» (с изменениями, внесенными постановлением Пленума от 9 февраля 2012 года N 3):

1) пункт 5 изложить в следующей редакции:

«5. Рассматривая вопросы, связанные с заменой наказания в случае злостного уклонения от его отбывания, суды должны выяснять все обстоятельства, которые могут повлиять на законность принятого решения в части определения срока или размера неотбытого наказания или условий, которые влекут необходимость замены наказания.

Разъяснить судам, что решение о замене наказания принимается с учетом характера и степени общественной опасности преступления, за которое лицо осуждено, личности виновного, а также причин, по которым осужденный уклонялся от отбывания назначенного ему наказания.»;.

2) дополнить пунктами 5.1 — 5.10 следующего содержания:

«5.1. При разрешении вопроса о замене штрафа в соответствии с подпунктом «а» пункта 2 статьи 397 УПК РФ следует иметь в виду, что согласно части 5 статьи 46 УК РФ другим наказанием заменяется только штраф, назначенный в качестве основного наказания. В случае неуплаты штрафа, назначенного в качестве дополнительного наказания, принимаются меры по принудительному взысканию штрафа (статья 103 Федерального закона от 2 октября 2007 года N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве»).

В соответствии с частью 1 статьи 32 УИК РФ злостно уклоняющимся от уплаты штрафа признается осужденный, не уплативший штраф без рассрочки в течение 60 календарных дней со дня вступления приговора в законную силу или первую часть штрафа с рассрочкой выплаты в этот же срок либо оставшиеся части штрафа не позднее последнего дня каждого последующего месяца.

По смыслу закона, установление других условий, кроме неуплаты штрафа в срок (например, неоднократное предупреждение осужденного судебными приставами-исполнителями о возможности замены штрафа другим наказанием, отобрание у него объяснений о причинах неуплаты штрафа, представление сведений об имущественном положении осужденного и источниках его доходов), для признания осужденного злостно уклоняющимся от уплаты штрафа не требуется. Однако при рассмотрении вопроса о замене штрафа, назначенного в качестве основного наказания, другим видом наказания суду необходимо проверять доводы о том, что осужденный не уклонялся от уплаты штрафа, а не уплатил его в срок по уважительным причинам.

Разъяснить судам, что сам по себе факт отсутствия у осужденного денежных средств не может признаваться уважительной причиной для неуплаты штрафа в срок. Уважительными причинами могут считаться такие появившиеся после постановления приговора обстоятельства, вследствие которых осужденный лишен возможности уплатить штраф в срок (например, утрата дееспособности, нахождение на лечении в стационарном лечебном учреждении, утрата заработка или имущества вследствие обстоятельств, которые не зависели от лица).

5.2. Штраф, назначенный в определенной сумме либо в размере заработной платы или иного дохода осужденного, в случае злостного уклонения от его уплаты заменяется любым (в том числе не предусмотренным санкцией соответствующей статьи Особенной части УК РФ) иным основным наказанием, предусмотренным статьей 44 УК РФ, за исключением лишения свободы. При этом должны учитываться ограничения, установленные для назначения отдельных видов наказаний статьями Общей части УК РФ (в частности, частью 4 статьи 49 УК РФ, частью 5 статьи 50, частью 6 статьи 53 УК РФ).

Штраф в размере, исчисляемом исходя из величины, кратной стоимости предмета или сумме коммерческого подкупа или взятки, в случае злостного уклонения от его уплаты заменяется наказанием в пределах санкции соответствующей статьи Особенной части УК РФ.

При решении вопроса о виде и сроке наказания, которым заменяется штраф, следует иметь в виду, что в соответствии со статьей 71 УК РФ штраф не может быть соотнесен с лишением свободы и другими видами основных наказаний. Вид и срок иного наказания в таком случае определяются исходя из размера неуплаченного штрафа.

5.3. Срок наказания, которым заменяется штраф, не может превышать верхнего предела соответствующего вида наказания, установленного санкцией статьи Особенной части УК РФ, если такой вид наказания предусмотрен соответствующей нормой. Нижний предел наказания, которым заменяется штраф, в этом случае не может быть ниже низшего предела соответствующего вида наказания, установленного санкцией статьи Особенной части УК РФ.

Если наказание, которым заменяется штраф, не предусмотрено санкцией статьи Особенной части УК РФ, срок этого наказания не может превышать верхнего предела и не может быть ниже нижнего предела, установленных для него Общей частью УК РФ.

5.4. При замене штрафа, назначенного в качестве основного наказания, одновременно с которым было назначено дополнительное наказание (предусмотренное санкцией соответствующей статьи Особенной части УК РФ или назначенное в соответствии со статьями 47 или 48 УК РФ), должен решаться вопрос о замене только основного наказания. Дополнительное наказание, назначенное по приговору суда, исполняется самостоятельно. Если штраф заменяется лишением свободы, а санкция закона, по которому квалифицированы действия осужденного, предусматривает назначение этого вида наказания с обязательным применением дополнительного наказания в виде штрафа (например, части 2 — 6 статьи 290 УК РФ), суд не вправе применить к осужденному данный вид дополнительного наказания.

5.5. При разрешении вопроса о замене штрафа иным наказанием следует проверять, применялись ли при постановлении приговора положения части 5 статьи 72 УК РФ в отношении лица, содержавшегося до судебного разбирательства под стражей. В том случае, когда размер штрафа был назначен с учетом срока содержания осужденного под стражей, этот же срок не может быть зачтен в срок наказания, которым заменяется штраф.

5.6. При разрешении вопроса о замене штрафа другим видом наказания суду следует проверять соблюдение предусмотренных Федеральным законом от 2 октября 2007 года N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» требований исполнительного производства, в частности: факт вручения судебным приставом-исполнителем осужденному постановления о возбуждении исполнительного производства (часть 7 статьи 103 Закона), указание в постановлении о возбуждении исполнительного производства срока для добровольного исполнения требования об уплате штрафа (часть 5 статьи 103 Закона), разъяснение в постановлении последствий неуплаты штрафа в указанный срок (часть 6 статьи 103 Закона).

5.7. Суд возвращает судебному приставу-исполнителю представление о замене штрафа, назначенного в качестве основного наказания, иным видом наказания, если установит наличие обстоятельств, которые повлияли или могли повлиять на принятие решения о внесении представления (например, если осужденный находился на лечении в стационарном лечебном учреждении, о чем не было известно судебному приставу-исполнителю).

Если к осужденному, злостно уклоняющемуся от уплаты штрафа, с учетом положений части 4 статьи 49, части 5 статьи 50, части 6 статьи 53 УК РФ либо части 5 статьи 46 УК РФ не может быть применен никакой другой вид основного наказания, суд отказывает в удовлетворении представления судебного пристава-исполнителя о замене штрафа иным наказанием.

Суд прекращает производство по представлению, если после его внесения возникли обстоятельства, препятствующие дальнейшему производству по представлению (например, уплата осужденным штрафа, в том числе в ходе рассмотрения судом представления, или смерть осужденного, или отмена обвинительного приговора, или изменение обвинительного приговора в части, касающейся назначения наказания в виде штрафа или размера штрафа).

5.8. В случаях, предусмотренных подпунктами «б», «в», «г» пункта 1 статьи 397 УПК, при решении вопроса о том, является ли злостным уклонение от отбывания обязательных работ или исправительных работ, а также от ограничения свободы, судам необходимо проверять, применялись ли к осужденным уголовно-исполнительной инспекцией предупреждения, указанные в части 1 статьи 29, части 2 статьи 46 и части 2 статьи 58 УИК РФ.

В отношении лиц, отбывающих обязательные работы или исправительные работы, следует выяснять причины повторного нарушения порядка и условий отбывания наказания после объявления осужденному предупреждения в письменном виде (появление на работе в нетрезвом состоянии, прогул, увольнение с работы в целях уклонения от отбывания наказания, уклонение от обязанности сообщить об изменении места работы или места жительства в течение 10 дней, невыход более двух раз в течение месяца на обязательные работы без уважительных причин и т.п.), а также другие обстоятельства, свидетельствующие об уклонении осужденного от работы.

Необходимо иметь в виду, что ограничение свободы заменяется другим наказанием только в том случае, когда оно назначено в качестве основного наказания (часть 5 статьи 53 УК РФ). Злостное уклонение от отбывания ограничения свободы, назначенного в качестве дополнительного наказания, влечет уголовную ответственность по части 1 статьи 314 УК РФ.

Учитывая, что согласно пункту «а» части 4 статьи 58 УИК РФ уклонение от отбывания наказания в виде ограничения свободы может быть признано злостным после применения к осужденному уголовно-исполнительной инспекцией официального предостережения о недопустимости нарушения установленных судом ограничений, необходимо выяснять причины нарушений порядка и условий отбывания наказания, допущенных им после официального предостережения (неявка без уважительных причин в уголовно-исполнительную инспекцию для регистрации, несоблюдение без уважительных причин установленных судом ограничений, привлечение к административной ответственности за нарушение общественного порядка и т.п.). Кроме того, подлежат выяснению другие обстоятельства, свидетельствующие о нежелании осужденного отбывать ограничение свободы.

5.9. В соответствии с частью 3 статьи 49, частью 4 статьи 50 и частью 5 статьи 53 УК РФ в случае злостного уклонения лица от отбывания обязательных работ или исправительных работ либо ограничения свободы, назначенных в качестве основного вида наказания, суд вправе заменить неотбытый срок каждого из этих видов наказания принудительными работами или лишением свободы на срок менее чем два месяца (соответственно из расчета один день лишения свободы или принудительных работ за восемь часов обязательных работ или три дня исправительных работ либо два дня ограничения свободы). Эти положения применяются судом независимо от того, предусмотрено ли наказание в виде принудительных работ или лишения свободы санкцией статьи Особенной части УК РФ, по которой было назначено наказание. При этом замена названных видов наказания лишением свободы допускается и в отношении тех осужденных, которым в соответствии с частью 1 статьи 56 УК РФ не может быть назначено наказание в виде лишения свободы.

Указанные правила распространяются на случаи злостного уклонения лица от отбывания обязательных работ или исправительных работ либо ограничения свободы, назначенных в соответствии с частью 5 статьи 46 УК РФ. Применение лишения свободы в таких случаях допускается, даже когда штраф по приговору суда назначался не в кратной величине. Срок наказания при этом исчисляется исходя из неотбытой части срока наказания, которым был заменен штраф, а не из размера штрафа.

Судам следует иметь в виду, что положения части 3 статьи 49, части 4 статьи 50 и части 5 статьи 53 УК РФ неприменимы к тем категориям несовершеннолетних осужденных, которым в соответствии с частью 6 статьи 88 УК РФ не может быть назначено наказание в виде лишения свободы.

5.10. При замене неотбытого наказания в виде обязательных работ, исправительных работ или ограничения свободы, назначенного в качестве основного вида наказания, лишением свободы в срок отбывания осужденным наказания в виде лишения свободы не включается время содержания его под стражей, которое было зачтено при постановлении приговора, а время самостоятельного следования осужденного в колонию-поселение включается (часть 3 статьи 75.1 УИК РФ). Если осужденный скрылся с места жительства и был задержан, то указанный срок исчисляется с момента его фактического задержания. Не отбытый осужденным срок наказания следует исчислять исходя из срока фактически отбытого им наказания, указанного в материалах, представленных уголовно-исполнительной инспекцией. Обоснованность исчисления такого срока проверяется судом.».

Председатель Верховного Суда

Российской Федерации

В.М.ЛЕБЕДЕВ

Секретарь Пленума,

судья Верховного Суда

Российской Федерации

В.В.МОМОТОВ

В конце прошлого года Пленумом Верховного Суда РФ принято два Постановления, посвященных проблемам назначения и исполнения уголовного наказания, – от 22 декабря 2015 г. N 58 “О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания” и от 22 декабря 2015 г. N 59 “О внесении изменений в некоторые постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации по уголовным делам”.

Содержащиеся в них разъяснения весьма востребованы правоприменителями вследствие внесения в последние годы многочисленных изменений в статьи Общей части УК РФ, касающихся отдельных видов наказания, а также порядка их назначения.

Ранее эти вопросы были рассредоточены в нескольких постановлениях Пленума Верховного Суда РФ, в частности в Постановлении от 11 января 2007 г. N 2 “О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания”, Постановлении от 29 октября 2009 г. N 20 “О некоторых вопросах судебной практики назначения и исполнения уголовного наказания”, а также в постановлениях, посвященных вопросам применения судами особого порядка судебного разбирательства, в том числе при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве и др. Это создавало некоторые сложности для правоприменителей. Поэтому при подготовке проекта было принято решение объединить все разъяснения в одном постановлении, структурировав его по видам наказания и специальным правилам их назначения. Исключение составило Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 5 декабря 2006 г. N 60 “О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел”, в которое были внесены изменения, касающиеся порядка назначения наказания при наличии нескольких оснований, предусмотренных ст. ст. 62, 64, 66, 68 и 69 УК.

В результате новое Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 2015 г. N 58 “О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания” стало одним из самых масштабных за последние годы, в нем нашли отражение одни из наиболее сложных вопросов, с которыми как суды, так и государственные обвинители ежедневно сталкиваются в своей практической деятельности.

В Постановлении Пленум Верховного Суда РФ вернулся к разъяснениям относительно того, что следует понимать под характером и степенью общественной опасности преступления, подлежащими учету при назначении наказания (п. 1). В их основу были положены рекомендации, которые были даны еще в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 11 июня 1999 г. N 40 “О практике назначения судами уголовного наказания”. Однако они были переосмыслены, существенно дополнены.

В ходе работы над проектом серьезные дискуссии вызвали разъяснения, касающиеся назначения штрафа при наличии исключительных обстоятельств, предусмотренных ст. 64 УК. В результате в п. 3 даны рекомендации, каким образом в этом случае следует исчислять штраф, назначенный исходя из величины, кратной стоимости предмета или сумме коммерческого подкупа, взятки или сумме незаконно перемещенных денежных средств и (или) стоимости денежных инструментов.

В некоторых пунктах обращено внимание на то, что при назначении наказания с применением как ст. 64, так и ст. 72 УК суды не вправе выйти за минимальные пределы, установленные в статьях Общей части УК РФ в отношении конкретных видов наказания (п. п. 4, 40).

Применительно к лишению права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью Пленум Верховного Суда РФ уточнил, что в случаях, когда статья Особенной части УК предусматривает обязательное назначение такого дополнительного наказания, оно назначается и при отсутствии связи преступления с определенной должностью или деятельностью лица. Речь прежде всего идет о возможности назначения лишения права заниматься деятельностью, связанной с работой с детьми, осужденным по ч. 5 ст. 131 УК.

Рассматривая особенности назначения исправительных работ, Пленум Верховного Суда РФ в п. 15 с учетом мнений судов субъектов Федерации, Генеральной прокуратуры РФ, а также ученых несколько скорректировал позицию, ранее сформированную и отраженную в п. 22 ответов на вопросы, поступившие из судов, по применению Федеральных законов от 7 марта 2011 г. N 26-ФЗ “О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации” и от 7 декабря 2011 г. N 420-ФЗ “О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации”, утвержденных Президиумом Верховного Суда РФ 27 июня 2012 г., относительного того, требуется ли указывать в приговоре место отбывания осужденным этого вида наказания, отметив, что оно должно определяться уголовно-исполнительной инспекцией при исполнении приговора в зависимости от наличия или отсутствия у лица основного места работы.

Внесенные в 2011 г. в ст. 56 УК изменения о том, что лишение свободы может быть назначено осужденному, совершившему впервые преступление небольшой тяжести, только при наличии отягчающих обстоятельств, предусмотренных ст. 63 УК, а также положения ст. 53 УК, устанавливающие запрет на назначение ограничения свободы военнослужащим, иностранным гражданам, лицам без гражданства, а также лицам, не имеющим места постоянного проживания на территории РФ, привели к возникновению на практике немалых сложностей при осуждении указанных лиц по статьям, в санкциях которых предусмотрено только лишение свободы и ограничение свободы.

В п. 26 Пленум Верховного Суда РФ разъяснил, что в этом случае может быть назначено более мягкое наказание, чем предусмотрено соответствующей статьей, без ссылки на ст. 64 УК.

Подробные рекомендации даны относительно учета обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание.

Среди обстоятельств, предусмотренных ст. 61 УК, особое внимание уделено явке с повинной, активному способствованию раскрытию и расследованию преступления (п. п. 29, 30).

Пленумом Верховного Суда РФ даны также разъяснения по применению введенных в действие в конце 2013 года положений ч. 1.1 ст. 63 УК о возможности признания в качестве обстоятельства, отягчающего наказание, совершения преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ (п. 31).

В ходе обсуждения проекта постановления были дискуссии относительно того, что следует понимать под наиболее строгим видом наказания в ст. ст. 62, 64, 65, 66 и 68 УК. В результате было принято решение, что таковым должен быть признан указанный в санкции статьи вид наказания, который является наиболее строгим исходя из положений ст. 44 УК (п. 33). При этом не имеет значения, может ли этот вид наказания быть назначен лицу с учетом положений Общей части УК (например, ч. 1 ст. 56 УК).

Предметом обсуждения также был вопрос об алгоритме учета всех без исключения положений уголовного закона, позволяющих снизить наказание. Прежде всего это касается ст. ст. 62, 64 и 65 УК. Участники рабочей группы предлагали пересмотреть используемый в настоящее время подход. Во-первых, нередко по делу в основе применения ч. ч. 1, 4 и 5 ст. 62 и ст. 64 УК лежат одни и те же обстоятельства – признание вины, раскаяние в содеянном, а также активное способствование раскрытию и расследованию преступления. Во-вторых, зачастую последовательное применение предусмотренных в законе преференций приводит к необходимости назначать столь незначительные сроки лишения свободы за особо тяжкие преступления, которые абсолютно несоизмеримы с характером и степенью общественной опасности таких преступлений, что фактически нивелирует основные цели наказания. В связи с этим предлагалось в рассматриваемой ситуации назначать наказание только с учетом максимально привилегированного правила.

Этот подход был воспринят только применительно к ст. 65 УК, что нашло отражение в п. 42 Постановления. Так, с учетом особенностей признания подсудимого заслуживающим снисхождения наличие вердикта присяжных заседателей о снисхождении, а также смягчающих наказание обстоятельств, предусмотренных пп. “и” и (или) “к” ч. 1 ст. 61 УК, и отсутствие обстоятельств, отягчающих наказание, не влекут за собой последовательного применения положений ч. 1 ст. 62 и ч. 1 ст. 65 УК. Применению подлежит только ч. 1 ст. 65 УК.

В остальных случаях наказание должно назначаться путем последовательного применения положения ч. 5 ст. 62, а затем ч. 1 этой же статьи. При наличии оснований, предусмотренных как ч. 1 ст. 62 УК, так и ст. 66 УК, вначале применяются положения ст. 66 УК, затем – ч. 5 ст. 62 УК, после этого – ч. 1 ст. 62 УК (п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 декабря 2006 г. N 60 “О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел” в редакции Постановления от 22 декабря 2015 г. N 59).

Много внимания в Постановлении уделено вопросам назначения наказания при рецидиве преступлений, поскольку они вызывают немало сложностей на практике.

В частности, в п. 48 обращено внимание на то, что исходя из положений ч. ч. 2 и 3 ст. 68 УК наказание при рецидиве преступлений не может быть ниже низшего предела санкции соответствующей статьи, даже если одна третья часть максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление, составляет менее минимального размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за конкретное преступление.

В том случае, когда одна третья часть превышает минимальный размер наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление, суд, при наличии смягчающих обстоятельств, может назначить наказание на срок менее одной третьей части, но не ниже низшего предела санкции статьи.

Несмотря на то что при применении ч. 4 ст. 62, а тем более ч. 4 ст. 65 УК практически всегда будут иметь место смягчающие обстоятельства, например в виде признания вины или активного способствования раскрытию преступления, которые в соответствии с ч. 3 ст. 68 УК позволят назначить наказание менее одной третьей части максимального срока наиболее строгого вида наказания, Пленум Верховного Суда РФ в п. 49 все же дал разъяснения о том, что в случае рассмотрения уголовного дела в особом порядке, предусмотренном гл. 40 или 40.1 УПК РФ, при любом виде рецидива предусмотренная ч. 2 ст. 68 УК одна треть должна исчисляться:

  • за оконченное преступление – от максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление санкцией соответствующей статьи;
  • за неоконченное преступление – от максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление, который может быть назначен с учетом положений ст. 66 УК.

Серьезные дискуссии при обсуждении проекта документа вызвали разъяснения, касающиеся исчисления срока ограничения свободы, назначаемого в качестве дополнительного наказания к условному лишению свободы. В ч. 2 ст. 49 УИК РФ указано лишь, с какого момента следует исчислять срок ограничения свободы при назначении его вместе с лишением свободы, отбываемым реально.

В первоначальном тексте проекта в качестве варианта предлагалось рекомендовать вначале исполнять приговор в части условного осуждения, а потом ограничения свободы.

Порядок отбывания лишения свободы условно и ограничения свободы практически совпадает. Особенно когда в рамках ст. 73 УК и по ст. 53 УК судом определяются одинаковые ограничения. Если исполнять эти наказания одновременно, отбывание ограничения свободы будет фактически нейтрализовано.

Однако использование предлагаемого подхода, во-первых, повлекло бы ограничение права осужденного к лишению свободы с применением ст. 73 УК на досрочную отмену условного осуждения и снятие судимости, если он своим поведением доказал исправление, возместил причиненный преступлением вред. Во-вторых, в ходе “параллельного” исполнения этих видов наказания могут возникнуть сложности применения к осужденным последствий уклонения от их отбывания. Может сложиться ситуация, когда за уклонение от исполнения одних и тех же возложенных на осужденного обязанностей будет принято решение об отмене условного осуждения в порядке, предусмотренном ст. 74 УК, и о возбуждении уголовного дела по ст. 314 УК в связи с уклонением от отбывания ограничения свободы.

При таких обстоятельствах было принято решение не давать каких-либо разъяснений, а проработать вопрос о подготовке законопроекта о внесении соответствующих изменений в уголовное и уголовно-исполнительное законодательство.

Следует отметить, что в Постановлении дано много подробных, глубоко проработанных разъяснений, касающихся также иных, весьма значимых вопросов назначения и исполнения наказания, которые, совершенно очевидно, будут способствовать назначению справедливого наказания.

admin