297 УК РФ

Последствия оскорбления в суде

Уголовным кодексом Российской Федерации предусмотрена ответственность за совершение преступлений против правосудия, в том числе по ст. 297 УК РФ – за неуважение к суду,выразившееся в оскорблении участников судебного разбирательства, а также судьи,присяжного заседателя или иного лица, участвующего в отправлении правосудия.Данная статья устанавливает наказание в виде штрафа в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо исправительными работами на срок до двух лет,либо арестом на срок до шести месяцев.

Действующее уголовно-процессуальное законодательство дает четкое определение понятия оскорбления. Оскорблением признается унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме. Неуважение к суду может выражаться как вербально (в устной и письменной форме), так и путем действия (неприличных жестов, нанесение пощечины и др.). При этом уголовная ответственность наступает, если оскорбление имело место в процессе судебного разбирательства. Унижение чести и достоинства выражается в отрицательной оценке личности потерпевшего, которая подрывает его престиж в глазах окружающих и наносит ущерб уважению к самому себе. Для наличия состава оскорбления не имеет значения- является ли эта оценка ложной или правдивой. Важно, что она выражается в неприличной форме.

Факт произнесения лицом нецензурных фраз, либо совершения непристойных действий при отправлении правосудия подтверждает их безнравственность, нарушение норм морали, этики и общечеловеческих устоев поведения в обществе. Общественная опасность неуважения к суду со стороны тех или иных лиц заключается в том, что своими оскорбительными действиями они создают в зале судебного заседания обстановку нервозности, что мешает суду и иным участникам судебного разбирательства всесторонне, полно и объективно исследовать обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела,негативно сказывается на реализации участниками судебного разбирательства равенства прав по представлению и исследованию доказательств, подрывает авторитет суда.

Таким образом, преступление, предусмотренное ст. 297 УК РФ,нарушает охраняемые уголовным законом общественные отношения, обеспечивающие нормальную законную деятельность судебных органов, а также честь и достоинство участников судебного разбирательства и лиц, участвующих в отправлении правосудия.

Органами дознания управления Федеральной службы судебных приставов по Ростовской области за истекший период 2011 возбуждено 5 уголовных дел по признакам состава преступления – «неуважение к суду».

Анализ статистических данных показывает, что из 5совершенных преступлений, предусмотренных ст. 297 УК РФ, 3 совершены в ходе рассмотрения судами уголовных дел, два преступления — в ходе рассмотрения судом гражданских дел.

Так, 03.03.2011 в зале судебного заседания одного из районных судов Ростовской области при рассмотрении уголовного дела по обвинению А. и Б.в совершении преступления, предусмотренного ст. 131 УК РФ, во время дачи показаний суду подсудимым А., подсудимый Б. проявил неуважение к суду,выкрикнув в адрес А. грубую нецензурную брань, тем самым, унизив его честь и достоинство в грубой нецензурной форме. В настоящее время расследование уголовного дела по факту совершения преступления, предусмотренного ст.297 УК РФ, находится в завершающей стадии, и,в ближайшее время будет направлено для рассмотрения по существу в Ростовский областной суд.

Управлением Федеральной службы судебных приставов по Ростовской области ведется активная работа по выявлению и пресечению преступлений, предусмотренных ст. 297 УК РФ.

Старшими судебными приставами регулярно проводятся рабочие встречи с федеральными и мировыми судьями, а также с заведующими юридических консультаций и с прокурорскими работниками. На них определяется порядок взаимодействия при возникновении ситуаций, связанных с преступными проявлениями.

Динамика роста количества возбужденных органами дознания управления уголовных дел по ст. 297 УК РФ в 2011 году свидетельствует, что проведенные организационные меры, направленные на повышение эффективности работы судебных приставов по выявлению, документированию и дальнейшем у расследованию преступлений данной категории, принесли свои результаты. Так, по состоянию на 04.05.2011 органами дознания управления Федеральной службы судебных приставов по Ростовской области возбуждено 5 уголовных дел по ст. 297УК РФ, в то время как за аналогичный период 2010 год было возбуждено всего одно уголовное дело по указанной статье УК РФ. Это также связано с повышением юридической грамотности граждан, которые стали чаще обращаться в службу судебных приставов с целью восстановления своих прав, нарушенных аморальным поведением в судебных заседаниях виновных лиц.

Новая редакция Ст. 297 УК РФ

1. Неуважение к суду, выразившееся в оскорблении участников судебного разбирательства, —

наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо арестом на срок до четырех месяцев.

2. То же деяние, выразившееся в оскорблении судьи, присяжного заседателя или иного лица, участвующего в отправлении правосудия, —

наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев.

Комментарий к Статье 297 УК РФ

1. Основным объектом преступного посягательства является авторитет судебной власти. Основанием последнего служит признание суда органом, наиболее гарантирующим объективное, справедливое решение правовых вопросов, споров. Проявление неуважения к этому органу может отрицательно сказаться на осуществлении им функции правосудия, затруднить исследование доказательств, а также лишить процесс той воспитательной роли, которую он призван выполнять. Умаление авторитета суда отнюдь не способствует надлежащему восприятию вынесенных судебными инстанциями правоприменительных актов.

По коммент. статье преследуется лишь такое неуважение к суду, которое выразилось в оскорблении судьи, присяжного заседателя или иного лица, участвующего в отправлении правосудия (ч. 2), либо участников судебного разбирательства (ч. 1), честь и достоинство которых являются дополнительными объектами посягательства.

2. Понятие «оскорбление» следует толковать в соответствии с определением, данным в ст. 130, в том числе применительно к коммент. составу обязательным является требование неприличной формы действий или высказываний.

3. В составах неуважения к суду специфику оскорбления определяет круг потерпевших. В ч. 2 коммент. статьи в качестве таковых названы судьи, присяжные заседатели, а также другие лица, участвующие в отправлении правосудия. Содержание ст. 1 ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» позволяет заключить, что в настоящее время потерпевшими от данного преступления могут выступать судьи любой ветви и любого звена судебной системы, присяжные заседатели, арбитражные заседатели.

Потерпевшие от преступления, предусмотренного ч. 1 коммент. статьи, определены как участники судебного разбирательства, под которыми следует понимать лиц, выполняющих процессуальные функции в центральной стадии процесса, за исключением субъектов, участвующих в отправлении правосудия.

4.1. В ситуации, когда оскорбление судьи, присяжного заседателя и других лиц, участвующих в отправлении правосудия, имеет мотивационную связь с судебным процессом, не имеет значения ни место, ни время совершения преступления, поскольку и такое оскорбление есть оскорбление носителя функции правосудия и судебной власти.

4.2. Иной подход должен быть проявлен в том случае, когда речь идет об оскорблении участников судебного разбирательства. Так, не выступают проявлением неуважения к суду оскорбительные действия или высказывания, адресованные только указанным лицам, если они осуществлены вне судебной процедуры, даже если это происходит в здании суда.

5. Составы преступления по форме вины являются прямо умышленными. Виновный осознает, что унижает честь и достоинство соответствующего участника процессуальной деятельности, что избранная им форма обращения с ним не принята в обществе, что оскорбительные действия или высказывания выступают проявлением пренебрежительного отношения к суду как носителю судебной власти и осуществляемой им функции правосудия, и желает совершить такие действия.

6. Субъектом преступного посягательства является любое физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста, за исключением лиц, участвующих в отправлении правосудия. Оскорбительные высказывания судей по отношению к участникам судебного разбирательства дают основание для квалификации подобных деяний по ст. 286, так как свидетельствуют о явном выходе их за пределы предоставленных судьям полномочий.

7. Деяния, предусмотренные ч. 1 и 2 коммент. статьи, отнесены законодателем к категории преступлений небольшой тяжести.

Другой комментарий к Ст. 297 Уголовного кодекса Российской Федерации

1. Потерпевшим может быть участник судебного разбирательства: подсудимый, потерпевший, истец, ответчик, третье лицо, их представители, прокурор, защитник, эксперт, специалист, свидетель. Под особой охраной находятся судья, присяжный заседатель, арбитражный заседатель.

2. Объективная сторона заключается в оскорблении потерпевшего, т.е. унижении его чести и достоинства, выраженном в неприличной форме.

Преступление совершается в зале судебного заседания во время рассмотрения дела или материалов либо в ином месте, в иное время. В первом случае оскорбление не обязательно должно быть связано с процессуальной ролью потерпевшего. Оно может быть проявлением личного отношения, например упрек судьи в супружеской неверности. Во втором — оскорбляемый должен подвергаться посягательству именно как участник судебного разбирательства.

Оскорбительные слова, жесты, действия должны быть публичны, т.е. восприниматься лицами, присутствующими в судебном заседании, либо третьими лицами.

Временем окончания преступления является момент, когда соответствующая информация воспринята потерпевшим и еще хотя бы одним лицом.

3. Субъективная сторона состава преступления предполагает вину в виде прямого умысла. Мотив и цель прямо в диспозиции не указаны, но, если оскорбление совершается за пределами зала судебного заседания или во время, отличное от времени рассмотрения дела или материала в суде, цели и мотивы виновного должны быть связаны с судебным разбирательством.

УДК 343.3

НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ НЕУВАЖЕНИЯ К СУДУ Н. Б. Гулиева, Т. Г. Черненко

SOME PROBLEMS OF QUALIFICATION OF CONTEMPT OF THE COURT

N. B. Guliyeva, T. G. Chernenko

Уголовно-правовая защита чести, достоинства, репутации и деловой репутации специальных субъектов осуществляется посредством конструирования частных составов клеветы и оскорбления. К таким составам относится неуважение к суду. Потерпевшим в данном случае является обладатель специального статуса, обусловленного его профессиональной деятельностью или выполнением гражданского долга. В настоящей статье рассматривается ряд проблемных вопросов квалификации неуважения к суду. Сложности возникают в связи с неоднозначной интерпретацией конструктивных признаков неуважения к суду. В статье раскрываются содержание признаков исследуемого состава, указываются возможные пути разрешения имеющихся противоречий. Методы исследования: анализ, синтез, метод сравнительного правоведения. Настоящее исследование может быть использовано в правоприменительной и научной деятельности, в учебном процессе.

Ключевые слова: неуважение к суду, клевета в отношении участников судопроизводства, клевета в отношении судьи, оскорбление представителя власти.

Keywords: contempt of the court, libel on participants of the court proceedings, libel on judges, insulting officials.

Уголовно-правовая защита чести, достоинства, репутации и деловой репутации осуществляется посредством применения общих и специальных составов клеветы и оскорбления. К числу специальных составов клеветы и оскорбления относятся: неуважение к суду (ст. 297 УК РФ), клевета в отношении судьи… (ст. 298.1 УК РФ), оскорбление представителя власти (ст. 319 УК РФ) и оскорбление военнослужащего (ст. 336 УКРФ). Наличие таких составов в уголовном законе представляется вполне обоснованным. Законодатель разграничивает случаи посягательств на нематериальные блага в силу того, что некоторые формы общественно-опасных посягательств обусловлены профессиональной деятельностью или специальным статусом носителей таких благ. Учитывая осознание виновным данного обстоятельства и направленность умысла на причинение вреда конкретному обладателю профессионального или иного статуса, законодателем сформулированы составы оскорбления представителя власти, неуважения к суду, оскорбления военнослужащего и т. д. Уголовно-правовые нормы, характеризующие частные случаи клеветы и оскорбления, призваны охранять, в первую очередь, государственные интересы, интересы воинской службы. Такие преступления посягают на интересы правосудия, порядок управления, интересы воинской службы. Честь, достоинство, репутация, деловая репутация образуют в таких составах дополнительный обязательный объект. Поэтому исследуемые деяния принято относить к специальным составам клеветы и оскорбления.

Законодательные конструкции специальных составов клеветы и оскорбления имеют ряд противоречивых, на наш взгляд, моментов, что, в свою очередь, порождает определенные сложности в процессе квалификации.

Статья 297 УК РФ «Неуважение к суду» предусматривает ответственность за два самостоятельных состава преступления. Законодатель разграничивает виды неуважения к суду в зависимости от профессионального статуса потерпевшего. Так, согласно диспозиции статьи неуважение к суду проявляется в двух формах: в оскорблении участников судебного разбирательства (ч. 1 ст. 297 УК РФ) и в оскорблении судьи, присяжного заседателя или иного лица, участвующего в отправлении правосудия (ч. 2 ст. 297 УК РФ).

Неуважение к суду выражается в оскорблении. Полагаем, что понятие и признаки оскорбления обладателей специального статуса не отличаются от признаков декриминализированного оскорбления (ст. 130 УК РФ) и предполагают унижение чести, достоинства, репутации, деловой репутации указанных лиц, выраженное в неприличной форме. Унижение характеризуется отрицательной оценкой морально-этических, профессиональных и деловых качеств специальных субъектов, высказанной в неприличной форме. Неприличная форма высказываний определяется с точки зрения соотношения таких высказываний с нормами морали и нравственности. Неприличная форма представляет собой противоречащую нормам морали и нравственности, грубую, непристойную, циничную форму высказываний относительно лично-

стных характеристик потерпевшего. При этом для квалификации преступления не имеет значения, характеризуют ли такие высказывания профессиональные навыки потерпевшего или касаются его личностных качеств.

Обязательными признаками объективной стороны неуважения к суду являются признаки, характеризующие специальный статус потерпевшего и время совершения преступления. Анализ таких конструктивных признаков требует обращения к нормативно-правовым актам других отраслей права, поскольку уголовно-правовая норма, предусматривающая признаки исследуемого состава, имеет бланкетный характер. Так, для выяснения вопросов о том, кто является потерпевшим, а также вопроса о времени совершения преступления, необходимо обратиться к процессуальному законодательству.

Потерпевшим от преступления, предусмотренного ст. 297 УК РФ, является обладатель особого статуса, обусловленного его профессиональной деятельности или выполнением гражданского долга. Буквальная интерпретация диспозиции уголовно-правовой нормы позволяет установить обладателей такого статуса, ими являются судьи, присяжные заседатели, иные лица, участвующего в отправлении правосудия и участники судебного разбирательства.

Профессиональный статус судьи, статус присяжного заседателя раскрывается в Уголовно-процессуальном кодексе РФ, в Федеральных конституционных законах «О статусе судей», «О судебной системе Российской Федерации», Федеральном законе «О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации». К категории иных лиц, участвующих в отправлении правосудия, относятся арбитражные заседатели. Так, согласно ст. 1 ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» судебная власть в Российской Федерации осуществляется только судами в лице судей и привлекаемых в установленном законом порядке к осуществлению правосудия присяжных и арбитражных заседателей. Никакие другие органы и лица не вправе принимать на себя осуществление правосудия .

Обладателями специального статуса «участник судебного разбирательства» являются лица, принимающие участие в процессе. Таковыми являются не только лица, заинтересованные в исходе дела, например, стороны, но лица, не имеющие такой заинтересованности. Согласно ст. 5 Уголовно-процессуального кодекса РФ, участниками уголовного судопроизводства являются лица, принимающие участие в уголовном процессе . Таковыми являются стороны обвинения и защиты, эксперты, специалисты, переводчики и т. д. В гражданском и арбитражном процессе принимают участие лица, участвующие в деле и лица, содействующие отправлению правосудия. Лицами, участвующими в деле, являются стороны, третьи лица, прокурор, представители государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов и организации, заявители и заинтересованные лица. К числу лиц, содействующих отправления правосудия, относятся переводчики, эксперты, специалисты, свидетели, помощники судей, секретари.

Неоднозначно решается вопрос о представителях лиц, участвующих в деле. В арбитражно-процес-суальном праве представители наряду с лицами, содействующими осуществлению правосудия, отнесены к категории иных участников процесса (ст. 54 АПК РФ) . В Гражданском процессуальном кодексе институту представительства посвящена самостоятельная глава, однако вопрос о процессуальном статусе представителя в законе не конкретизирован . Не вдаваясь в дискуссию о процессуальной «роли» представителя, полагаем, что все перечисленные лица, как участвующие в деле и их представители, так и содействующие осуществления правосудия, могут быть отнесены к категории участников судебного разбирательства. Поэтому оскорбительные высказывания в адрес указанной категории лиц во время рассмотрения дела образуют признаки состава неуважения к суду. При этом адресованные таким участникам процесса высказывания должны иметь место во время судебного разбирательства, ибо вторым конструктивным признаком объективной стороны неуважения к суду является, на наш взгляд, время совершения преступления, которым является время судебного разбирательства.

Согласно п. 51 ст. 5 УПК РФ судебное разбирательство — это судебное заседание судов первой, второй, кассационной и надзорной инстанций. Судебное заседание, согласно п. 50 ст. 5 УПК РФ, — это процессуальная форма осуществления правосудия в ходе досудебного и судебного производства по уголовному делу . Следовательно, время судебного разбирательства — это время рассмотрения уголовного дела или материалов.

Таким образом, неуважение, проявленное к суду, во время судебного заседания по уголовным делам, -это отрицательная оценка личностных или профессиональных качеств обладателей специального статуса, высказанная в неприличной форме во время рассмотрения судом уголовных дел или материалов. Аналогичным образом истолковывается неуважение к суду, проявленное во время рассмотрения гражданских, арбитражных, административных дел, а также во время рассмотрения обращений в рамках конституционного производства.

Поскольку время совершения преступления является обязательным признаком неуважения к суду, то всякое оскорбление в адрес обладателей специального статуса потерпевшего (судьи, присяжного или арбитражного заседателя или участника процесса) вне судебного разбирательства не образует данного состава преступления. В этой связи возникает необходимость в правовой оценке действий виновного, оскорбившего человека в связи с выполнением последним профессиональной деятельности или выполнением общественного долга. Оскорбление судьи вне судебного разбирательства, высказанное в связи с профессиональной деятельностью последнего, может быть квалифицировано по статье 319 УК РФ «Оскорбление представителя власти». При этом обязательным признаком оскорбления представителя власти является его (оскорбления) публичность, отсутствие которого исключает уголовную ответственность за такое деяние. Поэтому инкриминирование виновному данного состава

преступления возможно только в случаях публичного оскорбления судьи.

Сложности возникают в процессе квалификации оскорбления присяжных и арбитражных заседателей, участников судебного разбирательства. Являются ли арбитражные и присяжные заседатели представителями власти? В примечании к статье 318 УК РФ раскрывается понятие представителя власти. Представителем власти признается должностное лицо правоохранительного или контролирующего органа, а также иное должностное лицо, наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости. Приведенная дефиниция исключает возможность распространения статуса представителя власти на присяжных и арбитражных заседателей.

Поскольку общая норма, устанавливающая ответственность за оскорбление (ст. 130 УК РФ), исключена из Уголовного кодекса, квалификация оскорбления присяжных и арбитражных заседателей как оскорбления обычных граждан исключается. По этому поводу мы неоднократно высказывали критические замечания в адрес действующей позиции законодателя, отказавшегося относить оскорбление к числу преступных деяний. Незащищенными в связи с этим остаются и участники судебного разбирательства, что не может быть признано справедливым. Возникает ситуация, при которой с позиции законодателя оскорбление судьи вне судебного разбирательства, высказанное в связи с выполнением им своих профессиональных обязанностей, создает угрозу государственной власти (порядку управления), в то время как оскорбление присяжных и арбитражных заседателей — лиц, уполномоченных законом осуществлять правосудие, а также оскорбление участников процесса, никакой угрозы не представляют.

Подобное положение дел представляется несколько противоречивым. Так, согласно пп. 5 и 6 ст. 19 АПК РФ при рассмотрении дела (выделено нами -Н. Б. Гулиева, Т. Г. Черненко) арбитражные заседатели пользуются правами и несут обязанности судьи. Судья и арбитражный заседатель при рассмотрении дела, разрешении всех вопросов, возникающих при рассмотрении дела и принятии судебных актов, пользуются равными процессуальными правами . Буквальная интерпретация приведенной нормы означает, что арбитражные заседатели отправляют правосудие на равных началах с судом. Правосудие отправляется в рамках судебного разбирательства, т. е. во время рассмотрения дела в суде. Означает ли это, что арбитражные заседатели вне судебного заседания или в перерывах между ними перестают быть лицами, осуществляющими правосудие? Вряд ли можно с этим согласиться.

А. Бриллиантов отмечает, что время является обязательным признаком лишь для оскорбления участников судебного разбирательства (ч. 1 ст. 297 УК РФ). Оскорбление же судьи, присяжных заседателей и иных лиц, участвующих в отправлении правосудия, может быть совершено на всех этапах судебного производства, по его окончании, в перерыве судебного заседания и т. д. . Далее автор отмечает, что «оскорбление, связанное с отправлением правосудия, но осуще-

ствляемое в других условиях, например, публичное оскорбление судьи после полного завершения процесса на почве мести, должно квалифицироваться как оскорбление представителя власти» . Аналогичной позиции придерживается А. Н. Александров .

Полагаем, что с мнением указанных авторов можно согласиться лишь отчасти. Не вызывает возражения квалификация оскорбления судьи на почве мести после завершения процесса по ст. 319 УК РФ. Противоречия же в предложенной квалификации усматриваются, на наш взгляд, в следующем. Во-первых, основной и квалифицированный составы не могут быть истолкованы по-разному в части конструктивных признаков. А. Бриллиантов отмечает, что ч. 2 ст. 297 УК РФ является квалифицированным составом неуважения к суду . При этом обязательные признаки данного состава автор раскрывает по-разному.

Во-вторых, действующая редакция статьи 297 УК РФ не позволяет разносторонне интерпретировать конструктивный признак объективной стороны неуважения к суду — время. Однако указанные авторы придерживаются узкой трактовки времени как признака исследуемого состава, предусмотренного в части первой ст. 297 УК РФ, полагая, что оскорбление участников судебного разбирательства имеет место только во время судебного заседания, в то время как неуважение в суду, выразившееся в оскорблении судьи, присяжных или арбитражных заседателей (ч. 2 ст. 297 УК РФ), не привязано ко времени судебного заседания.

Во избежание противоречий в процессе квалификации неуважения к суду предлагаем придерживаться широкой интерпретации признака времени совершения этого преступления (применительно к обеим частям статьи 297 УК РФ). Временем выполнения объективной стороны данного состава преступления следует, на наш взгляд, считать все время судебного разбирательства, не ограничиваясь только временем судебного заседания. Судебное разбирательство может состоять из нескольких заседаний. Поэтому всякое оскорбление, высказанное вне судебного заседания, например, в перерывах между заседаниями, после отложения или приостановления производства по делу, надлежит расценивать как неуважение к суду. К тому же судебное разбирательство происходит непрерывно, независимо от количества заседаний протокол судебного заседания составляется один с указанием даты каждого заседания и времени объявленных перерывов. Широкое толкование времени совершения преступления не позволит оставить безнаказанным оскорбление участников процесса, высказанное вне судебного заседания.

Литература

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

1. Александров А. Н. Оскорбление судьи, присяжного заседателя или иного лица, участвующего в отправлении правосудия, либо участника судебного разбирательства: уголовно-правовые и криминологические аспекты: дис. … канд. юрид. наук. М., 2011.

3. Бриллиантов А. Неуважение к суду: сложные вопросы квалификации // Уголовное право. 2011. № 4.

4. Глава 5 «Представительство в суде» Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации от 14.11.2002 № 138-ФЗ (ред. от 31.12.2014) // Справочная правовая система «КонсультантПлюс».

Информация об авторах:

Гулиева Натаван Байрам кызы — кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного права и криминологии юридического факультета КемГУ, 58-37-43, natavan-1212@mail.ru.

Черненко Тамара Геннадьевна — доктор юридических наук, профессор, заведующая кафедрой уголовного права и криминологии юридического факультета КемГУ, 58-37-43, chernenkotg@mail.ru.

2. Кассационная инстанция обоснованно переквалифицировала действия виновных с ч. 2 ст. 298 УК РФ на ч. 2 ст. 297 и ч. 1 ст. 130 УК РФ (И з в л е ч е н и е) Архангельским областным судом 29 октября 1997 г. Лыбо (осужденный 5 февраля 1996 г. по ст.ст. 120, 207, ч. 2 ст. 112 УК РСФСР) осужден по ч. 2 ст. 297, ч. 2 ст. 298 УК РФ. Он признан виновным в оскорблении судьи, а также клевете и оскорблении работников Виноградовской районной прокуратуры. В кассационной жалобе он просил о переквалификации его действий с ч. 2 ст. 298 на ч. 1 ст. 130 УК РФ, ссылаясь на то, что заведомо ложные сведения не распространял, а считал, что ранее был осужден незаконно, т. е. не клеветал на работников прокуратуры. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 9 января 1998 г. приговор изменила, указав следующее. Клевета по смыслу закона предполагает распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию. В данном случае в словах Лыбо в суде о якобы сфальсифицированном в отношении него деле содержится его оценка материалов дела. Поэтому в действиях Лыбо отсутствуют признаки преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 298 УК РФ (клевета). Обидные высказывания Лыбо 5 февраля 1996 г. в качестве подсудимого, привлеченного к уголовной ответственности по ст.ст. 120, 207, ч. 2 ст. 112 УК РСФСР, о государственном обвинителе К-ве, поддерживавшем обвинение, содержат состав преступления, предусмотренный ч. 2 ст. 297 УК РФ, — оскорбление участников судебного разбирательства. Обзывая прокурора Ш. и следователя К. (работников районной прокуратуры), Лыбо сознавал, что он наносит им оскорбление, унижая их честь и достоинство, выраженное в неприличной форме. Такие действия подлежат квалификации по ч. 1 ст. 130 УК РФ. Поэтому Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ приговор Архангельского областного суда в отношении Лыбо изменила: его действия в отношении К-ва переквалифицировала с ч. 2 ст. 298 на ч. 2 ст. 297 УК РФ, а в отношении Ш. и К. переквалифицировала с ч. 2 ст. 298 на ч. 1 ст. 130 УК РФ. ____________

admin