168 ст ГК

Комментарий к статье 168 Гражданского кодекса РФ

Статья 168. Недействительность сделки, не соответствующей закону или иным правовым актам

Комментарий к Ст. 168 ГК РФ:

1. Комментируемая статья занимает в гл. 9 ГК особое место, поскольку, во-первых, указывает на недействительность любой сделки, не соответствующей требованиям закона или иного правового акта, и, во-вторых, закрепляет презумпцию ничтожности недействительной сделки. Оба решения имеют большое теоретическое и практическое значение, но оцениваются в литературе по-разному.

2. Что касается первого из названных решений, то, по мнению большинства ученых, комментируемая статья устанавливает общее основание для всех недействительных сделок. В самом деле, любая сделка признается недействительной потому, что она не соответствует тем или иным требованиям закона. Однако наиболее типичные нарушения закона выделены в качестве специальных оснований недействительности сделок. При наличии соответствующих нарушений нормы закона, закрепляющие эти основания, подлежат приоритетному применению. Если же специальной нормы нет, то независимо от характера нарушения должна применяться общая норма, закрепленная ст. 168. Существование общей нормы такого рода оправдано еще и потому, что в законе невозможно оговорить последствия всех нарушений, которые могут быть допущены при совершении сделок.

Такому подходу противостоит попытка придать правилу ст. 168 ГК более узкий характер и свести его к незаконности содержания сделки (см., например: Комментарий к Гражданскому кодексу РФ, части первой / Под ред. Т.Е. Абовой и А.Ю. Кабалкина. М., 2002. С. 426 и др.). Иными словами, критерием недействительности сделки, признанной таковой на основании ст. 168, выступает несоответствие условий сделки требованиям правового акта.

Данная позиция представляется малоубедительной, поскольку не находит какого-либо подтверждения в законе. Кроме того, ее можно было бы принять лишь при условии, если бы в законе были оговорены последствия всех иных дефектов сделки, кроме несоответствия ее содержания требованиям закона. Этого, однако, не наблюдается, если, конечно, оставаться в рамках традиционной трактовки понятия «содержание сделки». Например, ГК не определяет в специальных статьях последствия таких нарушений, как совершение сделки с нарушением установленного законом порядка; участие в сделке лица, которому это запрещено законом; отсутствие согласия на совершение сделки управомоченного лица, не являющегося, однако, стороной сделки; использование при исполнении сделки незаконных средств платежа и т.д. При всех этих и подобных им нарушениях, которые не относятся к содержанию сделки, сделка признается недействительной на основании ст. 168. Наконец, именно такой широкой трактовки ст. 168 придерживается судебная практика.

3. Понятие «требования закона или иных правовых актов» не следует сводить к требованиям, содержащимся в федеральных законах, указах Президента РФ и постановлениях Правительства РФ (ст. 3 ГК РФ). По смыслу комментируемой статьи данным понятием охватываются любые требования действующего законодательства, в том числе содержащиеся в законах субъектов РФ, нормативных актах федеральных министерств и ведомств и т.д.

При этом вовсе не обязательно, чтобы в соответствующих нормативных актах содержались прямые указания на недействительность сделок, заключенных с нарушением установленных этими актами требований. Вопрос о том, влечет ли нарушение соответствующих требований недействительность сделки, решается с учетом ряда дополнительных обстоятельств, в частности характера и степени серьезности нарушения.

Как правило, сделка признается несоответствующей закону или иному правовому акту тогда, когда при ее совершении нарушено какое-либо конкретное требование, предусмотренное тем или иным актом. Иными словами, признавая сделку недействительной на основании ст. 168, суд должен указать, какая норма закона была нарушена при совершении сделки. Не исключается, однако, признание сделки недействительной по данной статье и тогда, когда сделка не соответствует общим началам (принципам) и смыслу гражданского законодательства. Например, недействительной будет сделка, регулирующая исключительно личные неимущественные отношения между мужчиной и женщиной, поскольку эти отношения не входят в предмет гражданско-правового регулирования.

4. К закрепленной ст. 168 презумпции ничтожности недействительной сделки отношение в литературе столь же неоднозначно: по мнению одних, эта презумпция является естественной и единственно возможной; другие же полагают, что более обоснованным было признание всех недействительных сделок оспоримыми, если только закон прямо не относит их к числу ничтожных.

Хотя более предпочтительным представляется именно второй подход, позиция законодателя по данному вопросу выражена достаточно определенно: если закон не устанавливает, что недействительная сделка оспорима или не предусматривает иных последствий нарушения, такая сделка является ничтожной. Из этого следует, что данная сделка может не исполняться ее участниками, а также игнорироваться третьими лицами.

Однако необходимо учитывать, что действующее законодательство не обязывает участников сделки доказывать ее законность, а, напротив, скорее исходит из предположения соответствия сделки требованиям закона, пока не доказано иное. Кроме того, вопрос о том, соответствует сделка требованиям закона или нет, далеко не всегда однозначен и очевиден. Поэтому нередко о ничтожности сделки можно говорить лишь тогда, когда такой вывод будет сделан судом.

5. Под иными последствиями нарушения закона при совершении сделки, о которых упоминается в комментируемой статье, понимаются самые различные последствия, отличные от ничтожности или оспоримости сделки, которые прямо установлены законом. К ним, в частности, относятся общие последствия несоблюдения простой письменной формы сделки в виде невозможности ссылки на свидетельские показания в подтверждение сделки и ее условий (ст. 162 ГК РФ); признание действительной ничтожной сделки, в частности сделки, не облеченной в требуемую законом нотариальную форму (п. 2 ст. 165 ГК РФ) или совершенной к выгоде малолетнего (п. 2 ст. 172 ГК РФ); возникновение права собственности добросовестного приобретателя на имущество, приобретенное им на возмездных началах у неуправомоченного отчуждателя в случае выбытия имущества из обладания собственника по его воле (ст. 302 ГК РФ), и др.

Другой комментарий к Ст. 168 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. Комментируемая статья устанавливает общее правило о ничтожности сделки, противоречащей закону или иным правовым актам. Эта норма применяется ко всем случаям, когда содержание и правовой результат сделки противоречат требованиям закона или иных правовых актов, за исключением случаев, когда закон устанавливает, что такая сделка оспорима, или предусматривает иные последствия нарушения (например, ст. ст. 174 — 180 ГК РФ).

Таким образом, новый ГК сохранил преемственность по отношению к ГК 1964 г. в части подхода к последствиям нарушения требований законодательства при совершении сделок. По-прежнему последствием такого нарушения остается по общему правилу ст. 168 ГК ничтожность сделки, и лишь в специально предусмотренных законом случаях последствием этого нарушения оказывается ее оспоримость. Представляется, что целям гражданско-правового регулирования в большей степени соответствовала бы обратная ситуация, поскольку в этом случае судьба сделки, совершенной с нарушением требований законодательства, оказывалась бы по общему правилу поставлена в зависимость от свободного усмотрения тех участников гражданского оборота, чьи права и интересы затронуты соответствующим нарушением, а автоматически влекли бы недействительность сделки лишь специально предусмотренные законом наиболее «тяжкие» нарушения.

2. Применение ст. 168 основано на объективном критерии — противоречии сделки требованиям законодательства, поэтому наличие или отсутствие вины сторон не имеет юридического значения для применения этой статьи. Несоответствие требованиям законодательства само по себе является достаточным основанием для констатации факта ничтожности сделки. Последствием недействительности сделки в данном случае является двусторонняя реституция (ст. 167 ГК РФ).

3. Относительно непротиворечия сделки закону или иным правовым актам следует обратить внимание на то, что в соответствии с п. п. 2, 6 ст. 3 ГК под законами в ГК понимаются сам ГК и принятые в соответствии с ним иные федеральные законы, а под иными правовыми актами — указы Президента РФ и постановления Правительства РФ. Другие нормативные акты, например акты министерств и иных федеральных органов исполнительной власти (инструкции, приказы, положения и т.п.), а также акты органов субъектов РФ и органов местного самоуправления, к законам и иным правовым актам ст. 3 ГК не относит. Поэтому сопоставление текста ст. 3 и ст. 168 может дать основания полагать, что нарушение требований таких нормативных актов не влечет недействительность сделки.

Расширительное толкование выражения «закон или иные правовые акты» представляется недопустимым, поскольку недействительность сделки — это гражданско-правовая санкция за совершение правонарушения субъектами гражданского оборота, и расширительное толкование указанного выражения влекло бы возможность применения к участникам гражданского оборота санкций, не основанных на прямом указании закона.

Согласно п. 7 ст. 3 федеральные органы исполнительной власти могут издавать акты, содержащие нормы гражданского права, лишь в случаях и пределах, предусмотренных ГК, другими законами и иными правовыми актами. Отсюда следует, что установление министерствами и ведомствами гражданско-правовых норм должно иметь своим основанием прямое указание закона (п. 2 ст. 3) или иного правового акта (п. 6 ст. 3) и не выходить за предусмотренные им пределы.

Только в этом случае несоответствие сделки такой норме, а вместе с ней и нормативному акту министерства или ведомства, в котором она установлена, может оказаться основанием для признания сделки недействительной в порядке ст. 168, поскольку в этом случае непосредственное несоответствие сделки нормативному акту министерства или ведомства одновременно оказывается ее опосредованным несоответствием закону или иному правовому акту, которым предусмотрено издание соответствующего нормативного акта.

Поэтому при рассмотрении требований о признании сделки недействительной в связи с ее несоответствием нормативному акту министерства или ведомства задача суда — установить, относится ли такой нормативный акт к актам, о которых идет речь в п. 7 ст. 3, и лишь в случае положительного ответа на этот вопрос признавать сделку недействительной по правилам ст. 168 в связи с ее несоответствием конкретному закону или иному правовому акту в совокупности с корреспондирующим ему нормативным актом министерства или ведомства.

В связи с затронутым вопросом представляет интерес Постановление Президиума ВАС РФ от 12 сентября 2000 г. N 6278/98, 6288/98 (Вестник ВАС РФ. 2000. N 12), которым было отменено решение суда первой инстанции, признававшего недействительными договоры купли-продажи золотых слитков, где в качестве покупателя выступал банк, а в качестве продавца — ювелирный завод.

Решение суда первой инстанции о признании договоров недействительными было мотивировано тем, что согласно п. п. 1.2 и 1.4 действовавшей в период заключения договоров Инструкции Министерства финансов РФ от 4 августа 1992 г. N 67 (БНА РФ. 1993. N 3) предприятия, независимо от формы собственности, осуществляющие любые операции с драгоценными металлами и камнями, обязаны были зарегистрироваться в соответствующей территориальной государственной инспекции пробирного надзора, а поскольку банк-продавец такой регистрации не прошел, то им нарушены порядок совершения сделок с драгоценными металлами, установленный Правительством РФ, и, следовательно, требования Закона о валютном регулировании и валютном контроле.

Президиум ВАС РФ указал, что при применении правил названной Инструкции к спорным правоотношениям судом первой инстанции не учтен предмет ее регулирования, так как она является специальным нормативным актом, устанавливающим порядок получения, расходования и хранения драгоценных металлов, драгоценных камней и изделий из них, т.е. Инструкция устанавливает внутренние правила работы с драгоценными металлами и камнями для предприятий, учреждений и организаций и не содержит положений, регулирующих гражданский оборот этих видов имущества. Несоблюдение предусмотренных ею правил влечет лишь административную ответственность для должностных лиц предприятий, учреждений и организаций.

Другой комментарий к статье 168 ГК РФ

1. Статья устанавливает важный правовой принцип, согласно которому сделка, не соответствующая требованиям норм права, является по общему правилу ничтожной. Это аксиоматичное положение вытекает из сущности и назначения правовой регламентации сделок, ибо при ином решении нормы права утрачивают свое регулирующее воздействие и могут не соблюдаться.

Однако закон может признавать некоторые противоправные сделки не ничтожными, а оспоримыми, а также предусматривать особые последствия их недействительности. Примером являются ст. 162 ГК о последствиях несоблюдения простой письменной формы сделки и п. 3 ст. 572 ГК о последствиях ничтожного договора дарения.

2. Использованный в статье термин «закон или иные правовые акты» должен толковаться расширительно и охватывать все надлежаще установленные нормы гражданского законодательства Российской Федерации, в т.ч. нормы международного права, которые являются составной частью правовой системы Российской Федерации (см. ст. 7 и коммент. к ней).

В последующих статьях ГК есть прямые указания о недействительности сделки, противоречащей банковским правилам (ст. 836). Недействительными должны признаваться условия договора, противоречащие правилам перевозки, издаваемым транспортными министерствами, и прямое указание об этом дано в ст. 126 УАТ.

3. ГК исходит из предпосылки, что нормы действующего права должны быть известны каждому и их незнание или неправильное понимание, т.е. отсутствие вины в действиях сторон, совершивших противоправную сделку, не может исключать ее недействительность. Однако в предусмотренных законом случаях вина и ее степень влияют на правовые последствия недействительной сделки (см. ст. 169, 174, 178 и коммент. к ст. 169, 174, 178).

4. С правовой точки зрения все называемые в ГК случаи недействительности сделок основаны на их несоответствии требованиям законодательства. Однако некоторые из таких сделок признаются ГК не ничтожными, как в ст. 168, а оспоримыми. Это обстоятельство, а также введение особых последствий для отдельных групп недействительных сделок требуют их специального урегулирования в дополнение к общим правилам ст. 168.

5. В большинстве статей ГК в отношении сделок, нарушающих его нормы, содержатся прямые указания о ничтожности сделок или возможности их оспаривать. Однако в ряде статьей ГК, согласно которым сделка признается недействительной, нет указания, является ли она ничтожной или оспоримой. В части первой ГК это статьи о несоблюдении предписанной письменной формы сделки (ст. 331, 339, 362 и др.), в части второй ГК — п. 2 ст. 930.

В указанных случаях надлежит считать, что сделка является ничтожной в силу общего правила ст. 168 ГК. Отсылка к этой статье дается в п. 2 ст. 835 ГК для случаев нарушения правил о банковских вкладах, и такая редакция текста ГК является более полной и ясной.

6. Нормы о недействительности определенных категорий сделок, не соответствующих требованиям законодательства, помимо ГК, содержатся во многих других законах Российской Федерации: Законе об акционерных обществах, Законе об ООО, Законе о конкуренции, Законе о банкротстве, Водном кодексе, Лесном кодексе, Семейном кодексе. Некоторые из этих законов определяют также особые последствия недействительности сделок.

7. Согласно ст. 84 Закона об акционерных обществах сделка, в совершении которой имеется заинтересованность, совершенная с нарушением предусмотренного законом порядка ее заключения, может быть признана недействительной по иску общества или акционера. При этом заинтересованное лицо несет перед обществом ответственность в размере причиненных ему убытков. Аналогичные правила содержит ст. 45 Закона об ООО.

8. Согласно п. 9 ст. 18 Закона о конкуренции сделки, приводящие к возникновению или усилению доминирования и ограничению конкуренции, могут быть признаны недействительными по иску антимонопольного органа с наложением предусмотренного законом штрафа. В Законе о банкротстве содержится ряд норм о недействительности сделок должника (ст. 103, 104).

9. Водный кодекс (ст. 132) и Лесной кодекс (ст. 112) содержат общую норму, согласно которой сделки, совершенные с нарушением водного (лесного) законодательства Российской Федерации, являются недействительными. К таким сделкам должны применяться общие правила, установленные гл. 9 ГК, согласно которым не соответствующие законодательству сделки ничтожны (ст. 168), а общим последствием недействительности является двусторонняя реституция (ст. 167). Однако возможно признание таких сделок совершенными с целью, противной основам правопорядка и нравственности (ст. 169).

10. В соответствии со ст. 35 Семейного кодекса сделка, совершенная одним из супругов, может быть признана судом недействительной по требованию другого супруга, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о несогласии этого супруга на совершение данной сделки.

1. Установлено общее правило, согласно которому сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, является оспоримой. Под законами и иными правовыми актами подразумеваются федеральные законы, указы Президента РФ, постановления Правительства РФ, нормативные акты иных федеральных органов государственной власти. Исходя из буквального понимания статьи речь идет о нарушениях любых норм права, как частного, так и публичного, а не только гражданско-правовых императивных норм.

При этом могут наступить и иные последствия:

— сделка может являться ничтожной (п. 2 комментируемой статьи);

— сделка может быть прекращена иным, отличным от двусторонней реституции и более сложным способом (если это установлено в ГК РФ или ином законе). К примеру, последствием совершения сделки по распоряжению недвижимым имуществом подопечного без предварительного согласия органов опеки и попечительства являются расторжение договора, возврат имущества и возмещение убытков.

2. Как следует из п. 2 комментируемой статьи, если сделка не только неправомерна, но и посягает на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, она является ничтожной (общее правило), если из закона не следует, что такая сделка оспорима. Второе исключение сформулировано так: в отношении данной сделки в соответствии с законом должны применяться иные последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки. Буквальное толкование этой нормы позволяет считать подобного рода сделки действительными.

Понятие «публичные интересы» охватывает интересы РФ, субъектов РФ, муниципальных образований, интересы неопределенного круга лиц. Нарушение прав и охраняемых законом интересов третьих лиц в широком смысле — это любое ограничение предусмотренного законом субъективного права или юридической возможности, которая могла бы быть реализована третьим лицом на основании нормы закона. В узком смысле нарушение прав и интересов третьих лиц предполагает совершение сделки, нарушающей конкретную норму права, а также интересы лица, которые непосредственно затронуты сделкой.

3. Применимое законодательство:

— ФЗ от 24.04.2008 N 48-ФЗ «Об опеке и попечительстве».

4. Судебная практика:

— Постановление Пленума ВАС РФ от 14.05.1998 N 9;

— Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.01.2014 по делу N А56-44559/2013;

— Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 26.01.2014 N 15АП-19012/2013 по делу N А53-31245/2012;

— Постановление ФАС Северо-Западного округа от 19.05.2014 по делу N А05-9580/2013.

admin