1252 ГК РФ

Способы защиты исключительных прав

Четвертая часть Гражданского кодекса РФ впервые в российском законодательстве об интеллектуальных правах сформулировала общие принципы ответственности за нарушение интеллектуальных прав и общие положения об их защите. Содержавшиеся в ранее действовавшем законодательстве нормы об ответственности далеко не всегда позволяли четко определить основания и природу ответственности за нарушение интеллектуальных прав, и даже круг лиц, управомоченных предъявлять требования о защите тех или иных нарушенных прав.

В ст. 1250 ГК РФ провозглашены основные и единые для всех разделов части четвертой ГК РФ, регулирующих вопросы, связанные с отдельными объектами интеллектуальной деятельности, принципы защиты интеллектуальных прав.

Защита интеллектуальных прав может осуществляться предусмотренными Гражданским кодексом РФ способами, как общими, предусмотренными ст. 12 ГК РФ, так и специальными – установленными соответствующими разделами части четвертой ГК РФ. Выбор способа способов защиты нарушенного интеллектуального права определяется исходя из существа нарушенного права и последствий его нарушения.

Лицами, по требованию которых могут применяться способы защиты интеллектуальных прав по отношению к их нарушителю могут быть:

  • правообладатели (авторы и их наследники, иные физические и юридические лица, обладающие интеллектуальными правами в силу закона или договора);
  • организации по управлению правами на коллективной основе;
  • иные лица, установленные законом (например, лицензиаты, получившие право использования результата интеллектуальной деятельности на основании исключительной лицензии (ст. 1254 ГК РФ)
  • прокурор (ст. 1253 ГК РФ).

Защита исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации осуществляется, в частности, путем предъявления соответствующих требований:

1. Первое требование – о признании права, являющееся также первым из общих способов защиты гражданских прав, установленных ст. 12 ГК РФ, может предъявляться правообладателем или иным заинтересованным лицом, предусмотренным Гражданским кодексом, по отношению к лицу, отрицающему или иным образом не признающему исключительное право, нарушая тем самым интересы правообладателя.

2. Второй способ защиты исключительного права – о пресечении действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, также содержится в ст. 12 ГК РФ и является составной частью восстановления положения, существовавшего до нарушения права. Такое требование предъявляется лицу, совершающему указанные действия или осуществляющему необходимые приготовления к ним.

3. Следующий способ – возмещение убытков. Под убытками согласно п. 2 ст. 15 ГК РФ понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода). Если лицо, нарушившее право, получило вследствие этого доходы, то лицо, чье право нарушено, вправе требовать возмещения наряду с другими убытками упущенной выгоды в размере не меньшем, чем такие доходы.

В Постановлении Пленума Верховного Суда и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 1 июля 1996 г. № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» указано, что при разрешении споров, связанных с возмещением убытков, причиненных гражданам и юридическим лицам нарушением их прав, необходимо иметь в виду, что в состав реального ущерба входят не только фактически понесенные соответствующим лицом расходы, но и расходы, которые это лицо должно будет произвести для восстановления нарушенного права. Размер неполученного дохода (упущенной выгоды) должен определяться с учетом разумных затрат, которые кредитор должен был понести, если бы обязательство было исполнено.

Согласно п. 1 ст. 15 ГК РФ лицо, чье право нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. Вместе с этим ст. 1252 ГК РФ указывает на то, что требование о возмещении убытков может быть предъявлено лицу, нарушившему исключительное право и причинившему правообладателю ущерб.

Таким образом, возникает справедливый вопрос: допущена ли при разработке данной нормы техническая ошибка или законодатель сознательно ограничил право заинтересованных лиц требовать от нарушителя исключительного права только реального ущерба, вместо убытков в полном объеме? Данный вопрос предстоит решить судебной практике .

4. Четвертое требование – об изъятии материального носителя, которое может быть предъявлено его изготовителю, импортеру, хранителю, перевозчику, продавцу, иному распространителю, недобросовестному приобретателю. Кто является недобросовестным приобретателем в смысле данной нормы, ГК РФ не поясняет. По нашему мнению, упоминание такого субъекта в перечне возможных нарушителей исключительного права может привести на практике к коллизии прав на результаты интеллектуальной деятельности (средства индивидуализации) с правом собственности на содержащие их материальные носители.

Не совсем понятна и правовая природа данного требования. То ли целью законодателя было установить дополнительный особый способ защиты гражданских прав, то ли она стала следствием редакции нормы административно-правового характера о конфискации контрафактных экземпляров и оборудования, посредством которого они произведены, содержащейся в специальных законах (действующих до введения четвертой части Гражданского кодекса РФ в действие) и подкрепленной положениями Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях .

5. Пятое, и последнее требование – публикация судебного решения о допущенном нарушении с указанием действительного правообладателя. Данное требование правообладатель вправе предъявить к нарушителю своего исключительного права.

В порядке обеспечения иска по делам о нарушении исключительных прав в соответствии с п. 1 ст. 90 АПК РФ арбитражный суд по заявлению лица, участвующего в деле, а в случаях, предусмотренных Арбитражным процессуальным кодексом РФ, и иного лица может принять срочные временные меры, направленные на обеспечение иска или имущественных интересов заявителя (обеспечительные меры). Обеспечительные меры допускаются на любой стадии арбитражного процесса, если непринятие этих мер может затруднить или сделать невозможным исполнение судебного акта, в том числе если исполнение судебного акта предполагается за пределами Российской Федерации, а также в целях предотвращения причинения значительного ущерба заявителю.

Обеспечительными мерами согласно ст. 91 АПК РФ могут быть:

  • наложение ареста на денежные средства или иное имущество, принадлежащие ответчику и находящиеся у него или других лиц (в том числе на материальные носители, оборудование и материалы, в отношении которых выдвинуто предположение о нарушении исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации);
  • запрещение ответчику и другим лицам совершать определенные действия, касающиеся предмета спора (например, использовать объекты интеллектуальной деятельности, в отношении которых заявлен иск);
  • возложение на ответчика обязанности совершить определенные действия в целях предотвращения порчи, ухудшения состояния спорного имущества;
  • передача спорного имущества на хранение истцу или другому лицу;
  • приостановление взыскания по оспариваемому истцом исполнительному или иному документу, взыскание по которому производится в бесспорном (безакцептном) порядке;
  • приостановление реализации имущества в случае предъявления иска об освобождении имущества от ареста.

Для исключительных прав на отдельные виды результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации Гражданский кодекс РФ устанавливает специальный способ защиты – право требовать от нарушителя выплаты компенсации в установленных ГК РФ пределах вместо возмещения убытков. Особенностью данного способа является то, что компенсация подлежит взысканию в судебном порядке при доказанности только факта совершенного правонарушения, но не убытков.

Необходимо так же отметить, что ст. 1252 ГК РФ (п. 4, 5) устанавливает порядок и основания для признания материальных носителей, содержащих объекты интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, контрафактными, их изъятия, а также изъятия оборудования, прочих устройств и материалов, главным образом используемых или предназначенных для совершения нарушения исключительных прав, из гражданского оборота, а затем уничтожения.

В части четвертой Гражданского кодекса РФ наконец-то устранено противоречие, возникшее в теории и практике применения специальных законов относительно установления контрафактности материальных носителей, содержащих объекты интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, – данный факт подлежит установлению в судебном порядке.

Более того, понятие контрафактности экземпляров – юридическое. Поэтому вопрос о контрафактности не может ставиться судом перед экспертами. На это было особо обращено внимание Пленумом Верховного Суда РФ в Постановлении от 19 июня 2006 г. № 15 «О вопросах, возникших у судов при рассмотрении гражданских дел, связанных с применением законодательства об авторском праве и смежных правах».

Изъятие и уничтожение контрафактных носителей производятся без какой-либо материальной компенсации их бывшему владельцу.

В отношении оборудования, прочих устройств и материалов, используемых или предназначенных для совершения нарушения исключительных прав, установлено, что они изымаются из оборота и уничтожаются за счет нарушителя, если законом не предусмотрено их обращение в доход Российской Федерации. Данное предписание, видимо, означает, что нарушитель должен за свой счет оплатить расходы компетентных органов на осуществление указанных действий. Однако не совсем понятно, по какой методике такие расходы будут определяться и кем.

Немаловажна и система (критерии) установления того, что те или иные технические средства (оборудование, устройства) и материалы используются для нарушения исключительных прав, а тем более специально предназначены для совершения подобных нарушений. Безусловно, таковыми можно назвать программные и технические средства, позволяющие использовать программы для ЭВМ и базы данных способами, не предусмотренными лицензией производителя (иного правообладателя), т.е. специально разработанные для «взлома» программного обеспечения, обхода средств его защиты, получения доступа к коду и т. д. Однако попадают ли под такую категорию производственные мощности издательства (типографии, завода по производству компакт-, dvd- или иных дисков), с использованием которых был выпущен только один тираж контрафактных экземпляров объектов интеллектуальной деятельности? Данный вопрос предстоит решать судебной практике. Представляется, что в указанном случае необходимо доказать, что такая незаконная деятельность осуществляется систематически и что нарушитель осознавал противоправность своих действий (т. е. предпринимал их с прямым умыслом), а не выполнял обязательства перед другим лицом по гражданско-правовому договору .

Гражданский кодекс РФ (п. 6 ст. 1252) устанавливает приоритет в отношении права использования средств индивидуализации, оказавшихся тождественными или сходными до степени смешения, в результате чего существует вероятность введения в заблуждение потребителей и (или) контрагентов лица, использующего такие средства, – им пользуется то средство индивидуализации, исключительное право на которое возникло ранее.

Лицо, которое приобрело исключительное право на средство индивидуализации ранее другого лица, использующего тождественное или сходное до степени смешения обозначение, вправе требовать:

  • в отношении товарного знака (знака обслуживания) – признания недействительным предоставления правовой охраны;
  • в отношении фирменного наименования или коммерческого обозначения – полного или частичного запрета на использование.

Если нарушение исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации было в установленном порядке признано актом недобросовестной конкуренции, защита нарушенного исключительного права может осуществляться способами, как предусмотренными Гражданским кодексом РФ (общими, содержащимися в ст. 12 части первой, и специальными, предусмотренными частью четвертой), так и установленными антимонопольным законодательством.

Часть четвертая ГК РФ предусматривает самую строгую меру ответственности юридических лиц и индивидуальных предпринимателей за нарушения исключительных прав – ликвидацию (прекращение деятельности). Ранее в законодательстве об исключительных правах данная мера ответственности не предусматривалась.

Из содержания статьи следует, что такая мера может быть применена только в исключительных случаях – неоднократного или грубого нарушения исключительного права и вообще неприменима в случае нарушения иных интеллектуальных прав (личных неимущественных прав автора, права следования, права доступа и др.). Если нарушение исключительного права может быть квалифицировано как грубое, для применения названной меры достаточно и однократного нарушения. В силу прямого указания закона эта санкция может быть также применена за неоднократное или грубое нарушение прав, полученных лицензиатом на основании исключительной лицензии, имевшее место в процессе нарушения исключительного права.

Лицо, получившее права на использование результата интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации на основе исключительной лицензии, может защищать свои интересы, затронутые при нарушении третьими лицами исключительных прав, способами, всеми способами защиты, предусмотренными для правообладателя в частности.

Таким образом, Гражданский кодекс РФ впервые в российском законодательстве об интеллектуальных правах сформулировала общие принципы ответственности за нарушение интеллектуальных прав и общие положения об их защите. Защита интеллектуальных прав может осуществляться предусмотренными Гражданским кодексом РФ способами, как общими, предусмотренными ст. 12 ГК РФ, так и специальными – установленными соответствующими разделами части четвертой ГК РФ. Выбор способа способов защиты нарушенного интеллектуального права определяется исходя из существа нарушенного права и последствий его нарушения.

Для исключительных прав на отдельные виды результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации ГК РФ устанавливает специальный способ защиты – право требовать от нарушителя выплаты компенсации в установленных ГК РФ пределах вместо возмещения убытков.

1. Гражданин или юридическое лицо, обладающие исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (правообладатель), вправе использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (статья 1233), если настоящим Кодексом не предусмотрено иное.

Правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Отсутствие запрета не считается согласием (разрешением).

Другие лица не могут использовать соответствующие результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без согласия правообладателя, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом. Использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации (в том числе их использование способами, предусмотренными настоящим Кодексом), если такое использование осуществляется без согласия правообладателя, является незаконным и влечет ответственность, установленную настоящим Кодексом, другими законами, за исключением случаев, когда использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации лицами иными, чем правообладатель, без его согласия допускается настоящим Кодексом.

2. Исключительное право на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (кроме исключительного права на фирменное наименование) может принадлежать одному лицу или нескольким лицам совместно.

3. В случае, когда исключительное право на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации принадлежит нескольким лицам совместно, каждый из правообладателей может использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению, если настоящим Кодексом или соглашением между правообладателями не предусмотрено иное. Взаимоотношения лиц, которым исключительное право принадлежит совместно, определяются соглашением между ними.

Распоряжение исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации осуществляется правообладателями совместно, если настоящим Кодексом или соглашением между правообладателями не предусмотрено иное.

Доходы от совместного использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации либо от совместного распоряжения исключительным правом на такой результат или на такое средство распределяются между всеми правообладателями в равных долях, если соглашением между ними не предусмотрено иное.

Каждый из правообладателей вправе самостоятельно принимать меры по защите своих прав на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации.

4. В случаях, предусмотренных пунктом 3 статьи 1454, пунктом 2 статьи 1466 и пунктом 2 статьи 1518 настоящего Кодекса, самостоятельные исключительные права на один и тот же результат интеллектуальной деятельности или на одно и то же средство индивидуализации могут одновременно принадлежать разным лицам.

5. Ограничения исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации, в том числе в случае, когда использование результатов интеллектуальной деятельности допускается без согласия правообладателей, но с сохранением за ними права на вознаграждение, устанавливаются настоящим Кодексом.

При этом ограничения исключительных прав на произведения науки, литературы и искусства, объекты смежных прав, изобретения и промышленные образцы, товарные знаки устанавливаются с соблюдением условий, предусмотренных абзацами третьим, четвертым и пятым настоящего пункта.

Ограничения исключительных прав на произведения науки, литературы или искусства либо на объекты смежных прав устанавливаются в определенных особых случаях при условии, что такие ограничения не противоречат обычному использованию произведений либо объектов смежных прав и не ущемляют необоснованным образом законные интересы правообладателей.

Ограничения исключительных прав на изобретения или промышленные образцы устанавливаются в отдельных случаях при условии, что такие ограничения необоснованным образом не противоречат обычному использованию изобретений или промышленных образцов и с учетом законных интересов третьих лиц не ущемляют необоснованным образом законные интересы правообладателей.

Ограничения исключительных прав на товарные знаки устанавливаются в отдельных случаях при условии, что такие ограничения учитывают законные интересы правообладателей и третьих лиц.

Комментарий к Ст. 1229 ГК РФ

1. Исключительное право на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации занимает центральное место среди интеллектуальных прав и является важнейшей юридической категорией части четвертой ГК РФ. Исключительное право — это основное имущественное право на охраняемые результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации. Нормы части четвертой ГК РФ направлены прежде всего на регулирование отношений, возникающих в связи с реализацией этого права.

В комментируемую статью включены те положения об исключительном праве, которые носят наиболее общий характер и применимы к любым результатам интеллектуальной деятельности и средствам индивидуализации. Более детальное регулирование содержится в главах Кодекса, посвященных конкретным видам интеллектуальной собственности. В каждой главе (с гл. 70 по гл. 76) имеется одна или несколько статей, посвященных исключительному праву .

———————————
Статьи 1270, 1317, 1324, 1330, 1334, 1339, 1358, 1405, 1421, 1454, 1466, 1474, 1484, 1519 и 1539 ГК РФ.

Исключительное право рассматривается как единое и неделимое право, состоящее из целого ряда правомочий. Именно поэтому термин «исключительное право» обычно употребляется в ГК РФ в единственном числе. Во множественном числе об исключительных правах говорится обычно лишь в тех случаях, когда имеются в виду права сразу на несколько различных видов результатов интеллектуальной деятельности и (или) средств индивидуализации.

Правила, содержащиеся в комментируемой статье, в равной мере применимы ко всем обладателям исключительного права. Они распространяются не только на авторов (п. 3 ст. 1228 ГК), но и на иных первоначальных правообладателей (например, на обладателей прав на фонограммы, секреты производства, товарные знаки и т.п.), а также на тех, у кого по договору либо по иным основаниям, установленным законом, возникает производное исключительное право (например, наследников автора, работодателей, изготовителей аудиовизуальных произведений). Обладателями исключительного права могут быть как граждане (физические лица), так и юридические лица. Исключительное право может также принадлежать государству — Российской Федерации, субъекту Федерации или муниципальному образованию (например, в отношении результата интеллектуальной деятельности, созданного по государственному контракту).

2. Комментируемая статья не дает определения исключительного права, но включает достаточно подробную характеристику его содержания.

Основным элементом исключительного права является предоставляемая законом обладателю этого права возможность использовать результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом (абз. 1 п. 1). Одновременно устанавливается в общем виде запрет для всех других лиц использовать соответствующий результат или средство индивидуализации без согласия правообладателя. Исключения из этого правила, позволяющие таким лицам без согласия правообладателя использовать результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации (ограничения исключительного права), специально устанавливаются ГК РФ (абз. 3 п. 1). Во всех остальных случаях такое использование, если оно осуществляется без согласия правообладателя, признается незаконным и влечет за собой гражданскую, административную или уголовную ответственность.

Тот факт, что закон предоставляет правообладателю защиту от нарушений его права со стороны любых третьих лиц, позволяет сделать вывод об абсолютном характере исключительного права.

3. Указание на то, что правообладатель может использовать соответствующий результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом, свидетельствует о чрезвычайно широком круге возможностей, предоставленных ему в этом отношении (эта формулировка повторяется и в других статьях части четвертой ГК РФ, посвященных содержанию исключительного права). Единственным ограничением для правообладателя является прямой запрет использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, установленный законом. Причем из смысла данной нормы можно заключить, что противоречащим закону, как правило, будет не сам способ использования (например, распространение произведения или доведение его до всеобщего сведения либо изготовление устройства, при эксплуатации которого осуществляется запатентованный способ), а некое связанное с использованием обстоятельство (например, нарушение в результате такого использования п. 2 ст. 29 Конституции РФ или подп. 2 п. 2 ст. 1299 ГК).

Поскольку для различных видов охраняемых результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации характерны свои специфические способы использования, то их перечни содержатся в статьях, посвященных исключительным правам на конкретные виды таких результатов или средств индивидуализации (см., например, п. 2 ст. 1270 или п. 2 ст. 1358 ГК). Эти способы использования одновременно рассматриваются как правомочия в составе единого исключительного права.

Хотя упомянутые перечни способов использования являются очень подробными, они тем не менее обычно не носят исчерпывающего характера. Единственным исключением из этого правила является ст. 1421 ГК РФ, предусматривающая закрытый (исчерпывающий) перечень способов использования охраняемых селекционных достижений.

4. Неотъемлемой чертой содержания исключительного права является наделение правообладателя возможностью распоряжаться принадлежащим ему правом, если ГК РФ не предусмотрено иное.

Правообладатель может по своему усмотрению разрешать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации (абз. 2 п. 1 ст. 1229 ГК). В этом случае он осуществляет распоряжение своим исключительным правом, так как его разрешение может выражаться в предоставлении права использования соответствующего результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации в установленных пределах либо даже (в некоторых случаях) в отказе от своего исключительного права.

Наряду с правом разрешать использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации правообладатель наделен также правом запрещать другим лицам использование этого результата или средства. Поскольку в ГК РФ подчеркнуто, что отсутствие запрета не считается согласием (разрешением) правообладателя на использование того или иного конкретного объекта, то данная формулировка свидетельствует о наличии общего запрета в отношении использования, обращенного ко всем третьим лицам. Это не исключает и более узкого ее применения: она позволяет обладателю исключительного права в определенных случаях запрещать тем или иным лицам использование конкретных охраняемых результатов или средств индивидуализации (п. 6 ст. 1252, подп. 1 ст. 1456 ГК и др.). Следует также учесть, что право запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации носит более универсальный характер, чем право разрешать такое использование, так как оно действует и в тех случаях, когда закон не допускает распоряжения исключительным правом и, следовательно, делает невозможным использование соответствующего результата или средства третьими лицами на законном основании.

5. Вышесказанное позволяет сделать вывод о том, что в состав исключительного права входят два субъективных права — право использования и право распоряжения.

Право использования принадлежит правообладателю во всех случаях. Оно позволяет реализовать в отношении принадлежащего правообладателю результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации правомочия, составляющие его исключительное право.

В.А. Дозорцев писал, что право использования состоит «в возможности правообладателя монопольно совершать действия по коммерческой эксплуатации объекта, приносящие имущественные выгоды, и запрете всем третьим лицам совершать такие действия без разрешения правообладателя» . Таким образом, далеко не все действия с результатами интеллектуальной деятельности и средствами индивидуализации могут рассматриваться как их использование в смысле части четвертой ГК РФ. Так, использованием литературного произведения будет его издание в виде книги, продажа тиража этой книги, размещение ее электронной копии в сети Интернет, перевод произведения на другой язык и т.д. Использованием изобретения — изготовление или продажа продукта, в котором использовано такое изобретение, а товарного знака — его размещение на каком-либо изделии его изготовителем. В то же время чтение книги или пользование предметом, в котором применено изобретение или на котором размещен товарный знак, не является использованием в смысле ст. 1229 ГК РФ, поскольку сводится к простому потреблению.

———————————
Дозорцев В.А. Интеллектуальные права: Понятие. Система. Задачи кодификации: Сборник статей. М., 2003. С. 48.

Право распоряжения исключительным правом обеспечивает введение этого права в гражданский оборот. Оно может осуществляться путем полной передачи права использования другому лицу (по договору об отчуждении исключительного права) либо путем выдачи лицензии (разрешения) на использование соответствующего результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации в установленных пределах (по лицензионному договору), а также любым иным не противоречащим закону и существу соответствующего исключительного права способом (п. 1 ст. 1233 ГК). Например, исключительное право может быть предметом залога, может быть внесено в уставный капитал хозяйственного товарищества или общества, может быть завещано.

Как уже упоминалось в п. 4 настоящего комментария, в случаях, предусмотренных ГК РФ, право распоряжения исключительным правом может отсутствовать или быть ограничено (абз. 1 п. 1 ст. 1229 ГК). В настоящее время невозможно распоряжение исключительным правом на такие средства индивидуализации, как фирменное наименование (п. 2 ст. 1474 ГК), коллективный товарный знак (п. 2 ст. 1510) и наименование места происхождения товара (п. 4 ст. 1519 ГК), а распоряжение исключительным правом на коммерческое обозначение ограничено (п. 4 ст. 1539 ГК).

6. В п. 2 комментируемой статьи отмечается, что исключительное право на результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации может принадлежать не только одному лицу, но и нескольким лицам совместно. В качестве исключения из этого общего правила названо только исключительное право на фирменное наименование, которое всегда принадлежит только одному юридическому лицу. Фирменное наименование тесно связано с конкретным юридическим лицом, индивидуализирует его, т.е. выполняет в отношении его функции, подобные функциям имени гражданина (физического лица). Закон не допускает также распоряжения исключительным правом на фирменное наименование. В случае реорганизации юридического лица в форме разделения или выделения из его состава одного или нескольких юридических лиц (п. 2 ст. 57 ГК) должен быть решен вопрос о том, к какому из них переходит право на фирменное наименование реорганизованного юридического лица .

———————————
В настоящее время в литературе также дискутируется вопрос о том, могут ли принадлежать одновременно нескольким лицам исключительное право на товарный знак и исключительное право на коммерческое обозначение.

Ситуации, в которых одновременно несколько лиц могут стать обладателями исключительного права на один и тот же результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, достаточно распространены. Эти лица могут быть соавторами произведения, исполнения, изобретения либо иными первоначальными правообладателями (например, изготовителями аудиовизуального произведения). Они также могут совместно приобрести исключительное право по договору или получить его в наследство.

7. Исключительное право рассматривается в ГК РФ как единое целое. Об этом свидетельствуют положения п. 1 ст. 1234 Кодекса, согласно которым это право может быть отчуждено по договору только в полном объеме, и содержание п. 3 комментируемой статьи, касающееся взаимоотношений лиц, которым совместно принадлежит исключительное право.

По общему правилу в таких случаях каждый из правообладателей может использовать результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации по своему усмотрению, т.е. самостоятельно, без согласования с другими правообладателями. Эта норма носит диспозитивный характер, так как допускает возможность того, что иной порядок будет предусмотрен применительно к конкретным случаям в самом ГК РФ либо установлен соглашением правообладателей (абз. 1 п. 3 ст. 1229). В действующем Кодексе сделаны два исключения из этого правила: 1) созданное в соавторстве произведение науки, литературы или искусства используется соавторами совместно, если между ними не будет заключено иное соглашение (п. 2 ст. 1258 ГК); 2) использование совместного исполнения осуществляется руководителем коллектива исполнителей, а при его отсутствии — членами такого коллектива совместно (п. 2 ст. 1314 ГК). При этом допускается использование тех элементов произведения или совместного исполнения, которые могут быть использованы независимо от других элементов, их авторами (исполнителями) по своему усмотрению, если соглашением между ними не предусмотрено иное.

Также в п. 3 комментируемой статьи предусмотрено, что доходы от совместного использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации распределяются поровну между всеми правообладателями. Этот принцип распределения доходов применяется, если правообладатели не предусмотрели какого-либо иного порядка распределения доходов от совместного использования в своем соглашении. Поскольку в абз. 2 п. 3 прямо говорится о доходах от совместного использования, то очевидно, что данное правило не распространяется на доходы от использования соответствующего результата или средства индивидуализации каждым правообладателем по своему усмотрению (абз. 1 п. 3). Не охватывает оно и порядок распределения доходов от совместного распоряжения исключительным правом.

Для решения вопроса о распределении доходов между правообладателями в двух последних случаях необходимо заключение между ними соглашения. При этом содержание такого соглашения может быть значительно шире. В нем правообладатели могут также договориться, в каком порядке они будут использовать соответствующий результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, поручить осуществление своих имущественных прав и защиту личных неимущественных прав одному из правообладателей или третьему лицу и т.п. Соглашение может быть заключено в виде договора. Если исключительное право принадлежит совместно нескольким наследникам, то такое соглашение может быть по их желанию отражено в свидетельстве о праве на наследство.

Распоряжение исключительным правом, как правило, осуществляется правообладателями совместно. В абз. 3 п. 3 комментируемой статьи предусмотрена возможность установления в ГК РФ иного порядка распоряжения исключительным правом. Особенностью этой нормы является то, что она не допускает решения вопроса о распоряжении исключительным правом путем заключения соглашения между правообладателями. Особый порядок распоряжения исключительным правом в настоящее время предусмотрен только в отношении совместного исполнения. В соответствии с п. 2 ст. 1314 ГК РФ такое распоряжение осуществляется руководителем коллектива исполнителей, а при его отсутствии — совместно членами коллектива, если иное не предусмотрено их соглашением. Таким образом, в этом случае существует возможность заключения между правообладателями соглашения об ином порядке распоряжения исключительным правом. Представляется, что такая возможность должна существовать у всех правообладателей.

8. Пункт 4 комментируемой статьи констатирует, что в ряде случаев, прямо названных в законе, на один и тот же результат интеллектуальной деятельности или одно и то же средство индивидуализации у разных лиц могут одновременно существовать самостоятельные права. На эти случаи не распространяется действие п. 3 настоящей статьи: правообладатели могут не только использовать результаты интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, но и распоряжаться исключительным правом на них по своему усмотрению (когда такое распоряжение допускается законом).

К числу таких случаев отнесены права лиц: (1) независимо друг от друга создавших идентичные топологии интегральной микросхемы (п. 3 ст. 1454 ГК); (2) добросовестно и независимо от других обладающих сведениями, составляющими содержание охраняемого секрета производства (п. 2 ст. 1466 ГК); (3) которым принадлежит исключительное право использования наименования места происхождения товара (п. 1 ст. 1519 ГК) . Кроме того, к рассматриваемой группе случаев отнесено также использование объединением лиц коллективного знака, в отношении которого указано, что им может пользоваться каждое из входящих в это объединение лиц (п. 1 ст. 1510 ГК). Следует отметить, что коллективный знак включен в перечень п. 4 комментируемой статьи без достаточных оснований, так как права каждого из входящих в объединение лиц на такой знак вряд ли можно признать самостоятельными.

———————————
В данном случае, по-видимому, следовало сослаться не на п. 1 ст. 1519, а на п. 2 ст. 1518 ГК РФ, в котором прямо указано, что исключительное право использования наименования места происхождения товара в отношении того же наименования может быть предоставлено любому лицу, производящему в границах того же географического объекта товар, обладающий теми же особыми свойствами.

9. Пункт 5 комментируемой статьи посвящен общей характеристике ограничений исключительных прав, о которых кратко говорилось в абз. 3 п. 1 настоящей статьи (см. п. 2 данного комментария).

Исключительные права ограничены во многих отношениях, в том числе по срокам действия (ст. 1230 ГК) и по территории действия (ст. 1231 ГК), но положения п. 5 ст. 1229 ГК РФ в первую очередь касаются ограничений по способам использования, которые часто называют случаями свободного использования. Их суть состоит в том, что ГК РФ в ряде случаев и в определенных пределах допускает использование результата интеллектуальной деятельности (средства индивидуализации) третьими лицами без разрешения правообладателя. В сходных ситуациях подобные ограничения и исключения из сферы действия исключительных прав предусматриваются также в иностранном законодательстве и в международных соглашениях. Их введение обусловлено объективной потребностью учитывать интересы отдельных социальных групп и общества в целом, в определенной мере вступающие в противоречие с интересами правообладателей. Такими общественно значимыми интересами признаются доступ к информации, научно-исследовательская деятельность, обучение, удовлетворение потребностей лиц с ограниченными физическими возможностями и др.

Гражданский кодекс РФ различает два вида использования результатов интеллектуальной деятельности без согласия правообладателя: без выплаты вознаграждения и с выплатой вознаграждения. В абз. 1 п. 5 комментируемой статьи содержится формулировка, согласно которой «использование результатов интеллектуальной деятельности допускается без согласия правообладателей, но с сохранением за ними права на вознаграждение». Из этого можно сделать вывод, что упомянутое право на вознаграждение рассматривается здесь как составной элемент исключительного права. Эта точка зрения была поддержана в совместном Постановлении Пленума Верховного Суда РФ N 5 и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ N 29 от 26 марта 2009 г. «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» (п. 10.1).

В ряде стран право на вознаграждение (right of equitable remuneration ) рассматривается как самостоятельное право, отличное от исключительного права. Однако подход, использованный в п. 5 комментируемой статьи, позволяет не упоминать специально право на вознаграждение в ст. 1226 и других статьях ГК РФ, содержащих перечни интеллектуальных прав, и распространить на него правовой режим исключительного права.

———————————
Статья 12 Римской конвенции, ст. 15 Договора ВОИС по исполнениям и фонограммам, ст. 7 Договора ВОИС по авторскому праву.

10. В соответствии с абз. 1 п. 5 комментируемой статьи любые ограничения исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации должны устанавливаться ГК РФ. Из этого следует, что список ограничений не может быть расширен при помощи включения подобных норм не только в подзаконные акты, но и в другие законы. Более того, данная формулировка свидетельствует о том, что перечень таких ограничений всегда будет носить исчерпывающий характер и не подлежит расширительному толкованию.

До недавнего времени п. 5 комментируемой статьи состоял всего из двух абзацев. Второй абзац содержал два дополнительных критерия, позволяющих определить, что ограничения исключительного права могут быть установлены, только если: а) они не наносят неоправданного ущерба обычному использованию результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации; б) не ущемляют необоснованным образом законные интересы правообладателей. Вместе с требованием этого же пункта об обязательном установлении ограничений исключительных прав только в ГК РФ эти условия воспроизводили в общем виде содержание так называемого трехступенчатого (или трехшагового) теста, являющегося публично-правовой нормой международного законодательства в сфере интеллектуальной собственности.

Впервые эта норма появилась в п. 2 ст. 9 Бернской конвенции по охране литературных и художественных произведений и относилась только к объектам авторских прав. Позднее положения трехступенчатого теста в отношении ограничений в сфере авторских и смежных прав были включены в ст. 13 Соглашения ТРИПС . Они также воспроизведены в ст. 10 Договора ВОИС по авторскому праву и в ст. 16 Договора ВОИС по исполнениям и фонограммам. Кроме того, ст. 17, 26 и 30 Соглашения ТРИПС также содержат похожие, хотя и более мягкие требования в отношении ограничений исключительных прав на товарные знаки, промышленные образцы и изобретения. Все эти нормы были адресованы странам — участницам соответствующих международных соглашений и направлены на то, чтобы установить возможные пределы введения в их национальном законодательстве ограничений исключительных прав.

———————————
Соглашение по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (Марракеш, 15 апреля 1994 г.) является обязательным для стран — участниц Всемирной торговой организации (ВТО).

Поскольку формулировка соответствующей нормы п. 2 ст. 9 Бернской конвенции была почти дословно воспроизведена в п. 5 ст. 16 Закона РФ от 9 июля 1993 г. N 5351-1 «Об авторском праве и смежных правах» , то именно она была использована в п. 5 комментируемой статьи, но при этом ее требования были распространены на все виды результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации.

———————————
Вестник ВС РФ. 1993. N 32. Ст. 1242; Собрание законодательства РФ. 2004. N 30. Ст. 3090.

Этот подход к ограничениям исключительных прав оказался более жестким, чем требования Соглашения ТРИПС, поэтому в ходе переговоров по вступлению во Всемирную торговую организацию Российская Федерация взяла на себя обязательство внести необходимые изменения в эту норму. Соответствующие изменения внесены в п. 5 комментируемой статьи Федеральным законом от 4 октября 2010 г. N 259-ФЗ «О внесении изменений в часть четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации» . В новой редакции указанного пункта только требование об обязательном установлении всех ограничений исключительного права ГК РФ применяется ко всем без исключения видам охраняемых результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации. Дополнительные критерии вводятся (в соответствии с абз. 2 этого же пункта) только в отношении произведений науки, литературы и искусства, объектов смежных прав, изобретений, промышленных образцов и товарных знаков.

———————————
Собрание законодательства РФ. 2010. N 41 (ч. 2). Ст. 5188.

Содержание абз. 3 п. 5 ст. 1229 ГК в целом воспроизводит ту общую формулировку, которая была включена в прежнюю редакцию данного пункта. Эта норма устанавливает критерии введения ограничений исключительных прав на произведения науки, литературы и искусства, а также объекты смежных прав и соответствует ст. 13 Соглашения ТРИПС.

Правила, установленные в абз. 4 настоящего пункта, касаются ограничений исключительных прав на изобретения и промышленные образцы и воспроизводят положения п. 2 ст. 26 и ст. 30 Соглашения ТРИПС. В них в качестве дополнительного условия введено требование учета законных интересов третьих лиц, а также более мягкая формулировка в отношении противоречия таких ограничений обычному использованию изобретений и промышленных образцов (они не просто не должны противоречить такому использованию, а не должны противоречить ему «необоснованным образом»).

admin