1191 ГК РФ

Порядок установления содержания нормы иностранного права

1. Предмет международного частного права. Его соотношение с международным публичным и национальным правом. Система МЧП2. Методы международного частного права: понятие, соотношение3. Международные источники международного частного права: понятие, виды, характеристика4. Двусторонние договоры о правовой помощи как источник международного частного права. Структура, предмет регулирования, виды норм5. Внутригосударственные источники международного частного права: понятие, виды, характеристика6. Международные правила толкования торговых терминов ИНКОТЕРМС. Понятие, особенности применения7. Понятие, структура и виды коллизионных норм8. Проблема квалификации в международном частном праве: понятие, примеры, способы разрешения. Особенности регулирования в российском праве9. Обратная отсылка и отсылка к праву третьего государства10. Отсылка к законам непризнанного государства. Коллизионные правовые последствия вхождения республики Крым в РФ11. Порядок установления содержания нормы иностранного права12. Оговорка о публичном порядке. Понятие публичного порядка в законе, доктрине и судебной практике. Последствия применения оговорки13. Принцип взаимности в международном частном праве. Реторсии14. Личный закон физического лица и его виды. Понятие и сфера применения15. Особенности правосубъектности иностранных граждан. Лишение и ограничение дееспособности физических лиц. Признание физических лиц умершими и безвестно отсутствующими16. Личный закон юридического лица. Особенности правосубъектности иностранных юридических лиц17. Государство как субъект международных частноправовых отношений18. Понятие и виды иммунитета государства. Примеры применения правила об иммунитете в судебной практикеВыделяют 3 вида юрисдикционного иммунитета:19. Правовое положение международных организаций в международном частном праве20. Коллизионные вопросы собственности21. Проблема национализации в международного частного праве. Действие законов о национализации в пространстве. Признание актов национализации22. Позиция КС РФ по проблеме национализации проведенной в РФ23. Культурные ценности, перемещенные в СССР в результате второй мировой войны: признаки и понятие. Правовой режим таких ценностей в зависимости от их типа24. Цели принятия ФЗ «О культурных ценностях перемещенных в СССР в результате второй мировой войны». Понятие компенсаторной реституции25. Понятие и способы осуществления иностранных инвестиций. Понятие иностранного инвестора26. Статус иностранного инвестора в российском законодательстве27. Офшорные компании: понятие, создание, особенности деятельности28. Соглашения о разделе продукции. Необходимость принятие закона. Понятие. Субъекты, объекты Соглашения о разделе продукции. Содержание договора. Приоритеты для российских субъектов29. Правовой режим концессионных соглашений: понятие, субъекты, объект, права и обязанности30. Гарантии защиты иностранных инвестиций. Механизм защиты прав иностранных инвесторов по Сеульской конвенции об учреждении Многостороннего агентства по гарантиям инвестиций 1985 г.31. Инвестиционные споры. Порядок их разрешения по вашингтонской конвенции о порядке разрешения инвестиционных споров между государствами и иностранными лицами 1965 года32. Право, применимое к договору. Обязательственный статут договора33. Закон наиболее тесной связи: понятие, сфера применения, примеры применения34. Понятие, признаки, особенности и виды внешнеэкономических сделок. Форма договора в МЧП. Заключение внешнеэкономической сделки35Коллизионные вопросы представительства и доверенности36. Договор международной купли-продажи товаров: понятие, особенности. Правовое регулирование отношений международной купли-продажи37. Коллизионные вопросы деликтных обязательств38. Коллизионные вопросы обязательств из неосновательного обогащения39. Коллизионное регулирование наследственных отношений. Наследственный статут. Проблемы наследования выморочного имущества40. Завещание в международном частном праве41. Международно-правовая защита авторских прав в международном частном праве42. Международные соглашения об охране авторского права. Статус конвенций. Предмет регулирования. Правой режим установленный конвенциями: общие положения43. Авторские прав иностранцев в РФ и российских авторов в других странах44. Защита смежных прав в международном частном праве45. Международная охрана прав на объекты промышленной собственности46. Международные соглашения об охране прав на объекты промышленной собственности. Охрана прав иностранцев на промышленную собственность в РФ47. Особенности правового регулирования брачно-семейных отношений в МЧП48. Заключение брака в международном частном праве. Признание в РФ браков заключенных в других странах. Консульские браки50. Международное усыновление (удочерение): процедура, особенности51. Коллизионное и материально-правовое регулирование международных трудовых отношений. Трудовые права иностранцев в РФ52. Понятие международного гражданского процесса. Международная подсудность по гражданским делам53. Признание и исполнение иностранных судебных решений54. Легализация иностранных документов. Апостиль в МЧП55. Понятие международного коммерческого арбитража. Компетенция международных коммерческих арбитражных судов. Соотношение компетенции международных коммерческих арбитражных судов с государственными арбитражными судами и третейскими судами56. Арбитражная оговорка и арбитражное соглашение: понятие, юридическая природа, форма, порядок заключения, условия действительности57. Международный коммерческий арбитражный суд при ТПП РФ: компетенция, порядок формирования, процедура рассмотрения спора, применимое право58. Признание и исполнение иностранных арбитражных решений

4.Что делать, если установить содержание иностранного права не предоставляется возможным

Российский суд будет применять российское право.

В законодательстве закреплено применение российского права, не смотря на решение коллизионного вопроса в пользу иностранного права, в случае, если все предпринятые в соответствии с законодательством действия не помогли в разумные сроки установить содержание иностранного права.

  1. Физические лица как субъекты МЧП. Личный закон физического лица.

  2. Сфера действия личного закона физического лица.

По лекциям.

В российской науке МЧП правовой статус ФЛ рассматривается в 3 аспектах:

  1. личный закон ФЛ,

  2. правовое положение иностранного лица в РФ,

  3. правовое положение российского гражданина за рубежом.

  1. Личный закон физ.лица:

  1. Закон гражданства

  2. Закон места жительства

Общая тенденция развития МЧП – применение смешанной системы личного закона, как гражданства, так и места жительства.

Основная КН содержит общий коллизионный принципопределения личного закона ФЛ: личным законом физ.лица считается право страны, гражданство которой это лицо имеет.

Дополнительные (субсидиарные нормы) нормы:

  1. если лицо наряду с российским гражданством, имеет иностранное гражданство, его личным законом является российское право,

  2. если иностранный гражданин имеет место жительства в РФ, его личным законом является российское право,

  3. при наличии у лица нескольких гражданств, личным законом считается право страны, в которой это лицо имеет место жительства,

  4. признание гражданина умершим или безвестно отсутствующим

  5. личным законом лиц без гражданства считается право страны, в которой это лицо имеет место жительства.

Т.О. в российском законодательстве существуют 2 основные привязки:

  • Закон гражданства лица

  • Закон места жительства лица.

  1. Правовое положение иностранца в РФ:

Ст. 1196 ГК РФ: гражданская правоспособность определяется личным законом физ.лица. При этом иностр.граждане и лица без гражданства пользуются в РФ гражданской правоспособностью на ровне с российскими гражданами, кроме случаев, установленных законами.

Национальный режим в гражданской правоспособности предоставляется всегда даже без принципа взаимности.

  1. правовое положение российского гражданина за рубежом.

Определяется как российским законодательством, так и законодательством страны пребывания.

Российские граждане, проживающие за рубежом находятся в двойственном положении: с одной стороны их правовой статус определятся соответствующим иностранным законодательством; с другой – они пользуются правами и несут обязанности на ровне с российскими гражданами, проживающими на территории РФ, за исключением случаев, установленных межд.договорами РФ и законодательством РФ. Лица, имеющие двойное гражданство, одно из которых российское, не могут быть ограничены в правах и свободах и не освобождаются от обязанностей, вытекающих из гражданства РФ, если иное не предусмотрено межд.договором Ф или законодательством РФ.

Российские граждане, находящиеся за границей, пользуются защитой и покровительством РФ. Ч. 2 ст. 61 КРФ: РФ гарантирует своим гражданам защиту и покровительство за ее пределами.

Эта обязанность возложена на посольства и консульские учреждения РФ.

Консульские учреждения осуществляют функции:

  • Гос.регистрацию заключения/расторжения брака

  • Усыновление

  • Установление отцовства

  • Перемену имени

  • Регистрацию смерти

  • По заявлениям рос.граждан вносят изменения в ЗАГС, составленные на территории РФ

  • Выполняют ряд нотариальных действий.

Сфера действия личного закона ФЛ:

  1. по личному закону определяется вопрос правоспособности и дееспособности ФЛ, право на имя, его использование и защиту,

  2. личный закон применяется в семейно-брачных отношениях, в наследственных отношениях,

  3. право ФЛ на имя, на его использование и защиту определяется его личным законом, если иное не предусмотрено законодательством.

Исключения:

  1. В соответствии со ст. 161, 163 СК РФ будут решаться вопросы определения фамилии супругов, имен и фамилий детей, поскольку касаются личных неимущественных прав супругов, родителей и детей.

  2. В соответствии с авторским законодательством право на авторское имя определяется по праву страны, где испрашивается защита такого права.

  3. В законодательстве многих стран защита прав на имя относится к деликтному статуту, определяется по праву страны, где совершено правоотношение.

Право, подлежащее применению к опеке и попечительству:

— установление и отмена опеки и попечительства

Эти вопросы решаются по личному закону лица, в отношении которого устанавливаются опека и попечительство.

— обязанность опекуна (попечителя) принять опеку определенного по личному закону лицами, назначаемыми опекунами.

— отношения м/д опекуном и лицом, находящимся под опекой определяется по праву страны, учреждение которого назначило опекуна.

Дополнительная норма – когда лицо, находящееся под опекой имеет место жительства в РФ, применяется российское право, если оно более благоприятно для этого лица.

  1. Право ФЛ заниматься предпринимательской деят-тью без образования ЮЛ, в качестве ИП определяется по праву страны, где такое ФЛ зарегистрировано в качестве ИП. Если это правило не м.б. применено в виду отсутствия обязательной регистрации, применяется право страны -основного места осуществления предпринимательской деятельности.

Право, подлежащее применению при определении гражданской правоспособности и дееспособности ФЛ.

Гражданская правоспособность ФЛ определяется его личным законом.

При этом иностр.граждане и лица без гр. Пользуются в РФ гр.правоспособностью и дееспособностью на ровне с российскими гражданами, кроме случаев, установленных законом.

Признание в РФ лица безвестно отсутствующим или объявление его умершим подчиняется российское право.

Гражданская дееспособность:

  1. Личный закон

  2. Право страны места совершения действия. ФЛ, не обладающие гражданской дееспособностью по своему личному закону не вправе ссылаться на отсутствие у него дееспособности, если оно является дееспособным по праву места совершения сделки. За исключением случаев, когда 2 сторона в сделке докажет, что она знала или заведомо д.б. знать об отсутствии дееспособности.

Признание в РФ ФЛ недееспособными или ограниченно дееспособными подчиняется российскому праву.

  1. Правовое положение иностранных граждан и лиц без гражданства в России. + см. в предыдущем вопросе (там чуть-чуть).

По лекциям.

ФЛ, находящиеся за пределами своего отечества, подчиняются 2-м правопорядкам:

  1. праву своего Отечества

  2. праву государства-пребывания.

Основы правового положения иностранных лиц в РФ определяется К РФ: ст. 17, 18, 62.

Принцип национального режима устанавливается в ст. 62 КРФ

ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в РФ».

Принцип национального режима установлен независимо от взаимности.

Но в некоторых отношениях предусматривается предоставление прав на началах взаимности (некоторые виды интеллект.деят-ти)

Изъятие из национального режима могут быть установлены ФЗ или МД РФ.

2 группы:

  1. изъятие в отношении возможности занимать определенные должности или заниматься определенными видами деятельности.

Пример: гос.должности, не могут заниматься архитектурой, ели только его не сопровождает российский архитектор.

  1. изъятие из правил, устанавливающий особый режим прав иностранцев, определяемый характером охраняемых прав, особенностями их юридической природы.

Пример: не могут иметь в собственности земли с/х назначения и на приграничных территориях.

  1. Правовое положение российских граждан за рубежом. См. в вопросе 20.

  2. Право, подлежащее применению к опеке и попечительству.

по лекциям.

Право, подлежащее применению к опеке и попечительству:

— установление и отмена опеки и попечительства

Эти вопросы решаются по личному закону лица, в отношении которого устанавливаются опека и попечительство.

— обязанность опекуна (попечителя) принять опеку определенного по личному закону лицами, назначаемыми опекунами.

— отношения м/д опекуном и лицом, находящимся под опекой определяется по праву страны, учреждение которого назначило опекуна.

Дополнительная норма – когда лицо, находящееся под опекой имеет место жительства в РФ, применяется российское право, если оно более благоприятно для этого лица.

Богуславсий стр. 158

Основная коллизионная привязка – личный закон лица, в отношении которого устанавливается опека, т.е. закон гражданства опекаемого

В отношении обязанности опекуна – закон гражданства лица, назначаемого опекуном.

  1. Юридические лица как субъекты МЧП. Личный закон юридического лица и сфера его применения по российскому праву.

  2. Теории определения личного закона юридического лица.

По лекциям.

Личный закон (статут) юридического лица отвечает на вопрос о «национальности» юридического лица или его государственной принадлежности.

Теории определения личного закона ЮЛ:

>Установление содержания иностранного права

Основы применения иностранного права

Установление содержания иностранного права

Процесс регулирования частно-правовых отношений, связанных с иностранным правопорядком, состоит из двух стадий. Первая стадия – решение коллизионного вопроса, выбор применимого права на основе предписаний коллизионных норм права страны суда. Вторая стадия – применение избранного права. Если компетентным признан иностранный правопорядок, неизбежно возникновение специфических вопросов – определение общих понятий права другого государства, установление его содержания, особенности толкования и применения.

В МЧП существует презумпция применения иностранного права. Презюмируется и необходимость установления его содержания.

При этом возникают следующие проблемы:

– кто должен устанавливать содержание иностранного права;

– как установить это содержание;

– какие юридические последствия могут возникнуть, если содержание иностранного права не будет установлено?

Правоприменительный процесс основан на общем принципе «судья знает право» (jura novit curia): суд и другие правоприменительные органы знают свое национальное право и применяют его. Обязанность сторон – приводить факты и доказывать их, а обязанность суда – оценивать доказательства и применять соответствующие правовые нормы. Если отечественная коллизионная норма отсылает к иностранному правопорядку, то судья изначально не может знать его содержания.

Общий концептуальный подход к пониманию иностранного права: суд устанавливает содержание иностранного права ex officio (по должности) по собственной инициативе и в силу обязанности, возложенной на него законом; суд применяет иностранное право как систему юридически обязательных предписаний. Суду, а не сторонам, ссылающимся на иностранное право в обоснование своих требований, вменяется обязанность по выяснению содержания иностранных предписаний. Цель установления содержания иностранного права – определение нормативно-правовой основы будущего судебного решения, а не выявление фактических обстоятельств, имеющих значение для рассмотрения дела.

Иностранное право применяется в том объеме, в каком оно применяется в его «родном» государстве «родным» судом.

В законодательстве большинства государств закреплен специальный механизм установления содержания иностранного права, например:

1) бремя установления содержания иностранного права возложено на суд. Суд ex officio должен запросить информацию о содержании иностранного права, но может использовать информацию, предоставленную сторонами. Обязанность устанавливать содержание иностранного права не может быть возложена на стороны (Венгрия, Германия, Италия, Мексика, Украина);

2) содержание подлежащего применению иностранного права устанавливается судом по должности; одновременно суд вправе потребовать содействия сторон и возложить на них обязанность установить содержание иностранного права (Австрия, Тунис, Румыния);

3) при рассмотрении споров из определенных видов деятельности либо по определенным притязаниям бремя установления содержания иностранного права может быть возложено на стороны (Россия, Швейцария);

4) бремя установления содержания иностранного права во всех случаях возложено на стороны (Великобритания).

В Германии суды строго придерживаются принципа «jura novit curia». Требование стороны не может быть отвергнуто на том основании, что иностранное право ею не доказано.

Закон о МЧП Австрии закрепляет, что иностранное право устанавливается судом по долгу службы. Допустимы вспомогательные средства для установления содержания иностранного права: содействие сторон, информация из министерства юстиции, заключения экспертов. Во Франции бремя доказывания иностранного права возложено на стороны. В решении Кассационного суда от 27 января 1998 г. закреплено: содержание иностранного права устанавливает суд, если именно он заявил о необходимости его применения (В. Л. Толстых).

Распределение бремени доказывания иностранного права влияет на качество привлекаемых доказательств. Судебная практика показывает, что при установлении содержания иностранного права предпочтение отдается неофициальным процедурам, не связанным с обращением в министерство юстиции или с использованием правовой помощи. Это более простые процедуры, но степень их надежности невелика. В странах, где установление содержания иностранного права – обязанность судей, такие процедуры осуществляются более эффективно (С. К. Галимуллина).

Основные доказательства иностранного права – заключения экспертов. Их содержание и качество в большой степени зависят от того, кто именно – суд или стороны – осуществляет поиски эксперта (специалиста по иностранному праву). Например, в Испании наиболее часто используется совместное заключение двух известных юристов. В Великобритании иностранное право обычно доказывается свидетельскими показаниями или экспертными заключениями. Во Франции используется certificat de coutume – документ, подтверждающий содержание иностранного права, составленный на французском языке торгово-промышленной палатой иностранного государства, иностранным юристом или дипломатом. Certificat de coutume – это внесудебная экспертиза.

Основные недостатки законодательного обременения сторон обязанностью по установлению содержания иностранного права (В. Л. Толстых):

– эксперты, приглашенные сторонами, высказываются в пользу той стороны, которая их пригласила и оплатила услуги;

– сложность проверки профессиональной квалификации экспертов;

– процесс установления содержания иностранного права приобретает состязательный характер;

– стороны обременяются несвойственными им функциями доказывания. Круг доказательств иностранного права становится более узким;

– санкцией за неустановление содержания иностранного права является применение национального права, что противоречит природе правоприменения.

Судебная практика большинства государств показывает, что предпочтение отдается «смешанной» системе: обязанность по установлению содержания иностранного права принадлежит суду, но в виде исключения в определенных ситуациях такой обязанностью обременены стороны. Стороны должны помогать суду представлять необходимые документы и доказательства.

Российское законодательство закрепляет общий принцип: установление содержания норм иностранного права – обязанность правоприменительного органа, которая возложена на него законом (ст. 1191 ГК; ст. 14 АПК; ст. 166 СК). Обязанности по установлению содержания норм иностранного права имеют не только суды общей юрисдикции, арбитражные и третейские суды, но и иные органы, управомоченные применять иностранное законодательство. Статья 1191 ГК РФ, в которой употребляется только термин «суд», содержит общую норму. В ст. 166 СК РФ кроме судов упоминаются органы записи актов гражданского состояния и «иные органы», применяющие иностранное семейное право.

Участие сторон в процессе установления содержания иностранного права предопределяется их собственной волей; стороны вправе, но не обязаны предпринимать какие-либо действия по установлению содержания иностранного права. Участвующие в деле лица по собственной инициативе могут предоставлять информацию о содержании иностранного права, иным образом помогать суду при определении содержания применимого иностранного права (абз. 2 п. 2 ст. 1191 ГК; абз. п. 1 ст. 166 СК РФ).

По спорам, связанным с предпринимательской (п. 2 ст. 1191 ГК РФ) и иной экономической (п. 2 ст. 14 АПК РФ) деятельностью, суд может возложить бремя установления содержания иностранного права именно на стороны. В российской доктрине отмечается, что данные нормы противоречат иным положениями действующего законодательства, в частности положениям процессуальных законов о доказательствах и доказывании (А. П. Сергееев, Ю. К. Толстой, И. В. Елисеев). Кроме того, возможна ситуация, что при рассмотрении требований из предпринимательской деятельности суды будут уклоняться от принятия минимальных мер по установлению содержания иностранного права.

В 1968 г. под эгидой Совета Европы была заключена Европейская конвенция об информации относительно иностранного законодательства. Конвенция установила специальную процедуру и специальный механизм, призванные облегчить процесс установления содержания иностранного права, позволить судам одного государства получить необходимую информацию из других стран. На первый взгляд, положения Конвенции имеют чисто технический характер, однако они направлены на разрешение одной из самых сложных проблем МЧП и МГП – установление содержания норм подлежащего применению иностранного законодательства.

В Конвенции закреплена обязанность государств-участников создать специальные органы (или возложить дополнительные обязанности на уже существующие структуры), которые должны предоставлять судам других государств информацию о местном праве. Информация передается безвозмездно. Соответствующие ведомства занимаются сбором информации об иностранном и национальном праве; отвечают на запросы иностранных и национальных органов о содержании национального и иностранного права; направляют запросы в компетентные органы иностранных государств о содержании права данных государств.

Положения российского законодательства о порядке и способах установления содержания иностранного права содержатся в ГК РФ, СК РФ и АПК РФ. Механизм этого процесса – дипломатический порядок, официальные запросы через министерство юстиции, непосредственные сношения судов разных государств друг с другом и иными компетентными органами. Российские суды вправе обращаться с запросами о содержании иностранного права в Минюст России и иные компетентные органы РФ, в иностранные компетентные органы, научно-исследовательские учреждения, дипломатические и консульские представительства России в других государствах, привлекать экспертов (абз. 1 п. 2 ст. 1191 ГК РФ).

Главный способ установления содержания норм иностранного права – самостоятельная исследовательская деятельность суда. Содержание норм иностранного права устанавливается судом непосредственно на основе текстов иностранных законов и судебных решений, в соответствии с официальным толкованием, практикой применения и доктриной соответствующего государства (п. 1 ст. 1191 ГК РФ). Суд может основываться только на текстах иностранных законов, переведенных на русский язык (п. 4 ст. 75 АПК РФ).

Российские суды при попытках установления содержания иностранного права практически лишены поддержки каких-либо государственных органов – Минюста России и МИД России. Суды вынуждены пользоваться недостоверными источниками, упрощенно толковать и применять иностранное право или вообще уклоняться от его применения. Должным образом установить содержание иностранного права зачастую удается только в тех случаях, когда лицо, участвующее в деле, в этом заинтересовано и несет бремя доказывания содержания иностранного закона.

Законодательство большинства государств предписывает: при невозможности установить содержание иностранного права применяется закон страны суда (Австрия, Польша, Чехия, ФРГ, Украина, Швейцария). Например, согласно ст. 5.3 Закона о МЧП Венгрии, если содержание иностранного права не может быть установлено, применяется венгерское право. Однако есть и другой подход – в Законе о МЧП Югославии закрепляется обязанность суда по установлению содержания иностранного права (ст. 13), но отсутствует указание, какое право должен применять суд, если его усилия не увенчались успехом. Представляется, что в таком случае по аналогии применяется норма ст. 10 («Право государства, в котором отсутствует единый правовой порядок»), – отношение регулируется правом того государства, с которым имеется наиболее тесная связь.

В ГК Португалии закреплено: «При невозможности установить содержание применимого иностранного закона следует прибегнуть к закону, который является субсидиарно компетентным, и необходимо использовать такой же образ действий всегда, когда не является возможным установить фактические или правовые элементы, от которых зависит выявление применимого закона» (ст. 23.2). Законодатель ориентирует суд не на применение португальского права (закона суда), а на установление иного иностранного правопорядка, наиболее тесно связанного с делом. Аналогичное правило установил итальянский законодатель.

Российское гражданское и арбитражно-процессуальное законодательство предусматривает (п. 3 ст. 1191 ГК РФ; п. 3 ст. 14 АПК РФ): если содержание норм иностранного права, несмотря на все принятые меры, не может быть установлено в разумные сроки, применяется российское право. Семейное законодательство не оперирует понятием «разумные» сроки; российское право применяется, если все предпринятые судом меры не привели к установлению содержания иностранного права (п. 2 ст. 166 СК РФ).

Законодатель декларирует применение российского права, несмотря на решение коллизионного вопроса в пользу иностранного права, если все предпринятые в соответствии с законом действия не помогли в «разумные» сроки установить содержание иностранного права. Положения российского законодательства не дают четкого представления ни о временном факторе, ни о том, насколько настойчив должен быть суд, устанавливая содержание иностранного права. Необходимо установить более четкие критерии, препятствующие необоснованному уклонению судей от применения иностранного права или необоснованному отказу от его применения.

1. При применении иностранного права суд устанавливает содержание его норм в соответствии с их официальным толкованием, практикой применения и доктриной в соответствующем иностранном государстве.

2. В целях установления содержания норм иностранного права суд может обратиться в установленном порядке за содействием и разъяснением в Министерство юстиции Российской Федерации и иные компетентные органы или организации в Российской Федерации и за границей либо привлечь экспертов.

Лица, участвующие в деле, могут представлять документы, подтверждающие содержание норм иностранного права, на которые они ссылаются в обоснование своих требований или возражений, и иным образом содействовать суду в установлении содержания этих норм.

По требованиям, связанным с осуществлением сторонами предпринимательской деятельности, обязанность по предоставлению сведений о содержании норм иностранного права может быть возложена судом на стороны.

3. Если содержание норм иностранного права, несмотря на предпринятые в соответствии с настоящей статьей меры, в разумные сроки не установлено, применяется российское право.

Комментарий к Ст. 1191 ГК РФ

1. Комментируемая статья посвящена порядку установления содержания норм иностранного гражданского права, что необходимо для их применения судами РФ, нотариусами, органами записи актов гражданского состояния и иными лицами.

Иностранное право должно применяться так же, как оно применяется в соответствующем государстве, от которого оно исходит. Это основной принцип, который характерен для коллизионного права большинства государств.

Для установления содержания норм используются:

— официальное толкование;

— практика применения;

— доктрина.

Так, например, необходимо учитывать не только статутное, но и прецедентное право стран англосаксонской системы, имеющее важное значение для установления содержания конкретных норм права. Так, в деле N А40-11836/06-88-35Б, рассматривавшемся ФАС Московского округа, должник представил в целях установления содержания иностранного права энциклопедический труд для практикующих юристов Англии и Уэльса «Законы Англии по Халсбери», в котором был изложен судебный прецедент Апелляционного суда Англии по делу о ликвидации Компании «Paris Skating Rink» от 15 июня 1877 г. В соответствии с содержанием указанного в качестве прецедента судебного акта суда Англии не подлежат уступке «голые» права требования, т.е. покупка чужого судебного процесса , как отмечено в постановлении арбитражного суда.

———————————
Постановление ФАС Московского округа от 26 сентября 2006 г. N КГ-А40/7072-06-А по делу N А40-11836/06-88-35Б; Определение ВАС РФ от 19 декабря 2007 г. N 2243/07 по делу N А40-11836/ 06-88-35Б.

2. Из комментируемой статьи можно сделать вывод, что установление содержания норм иностранного права является обязанностью суда. Во многих странах нормы об установлении права более императивно закреплены в законодательстве. Так, ст. 4 Закона Италии 1995 г. о реформе итальянской системы международного частного права рассматривает в качестве обязанности установление судом содержания норм иностранного права.

3. Установление содержания норм иностранного права возможно разными способами. В этих целях суд вправе обратиться:

— в Министерство юстиции РФ, которое в соответствии с подп. 26, 27 п. 7 Положения о Министерстве юстиции РФ направляет в иностранные государства или в их компетентные органы запросы о правовой помощи по гражданским и иным делам, если иное не предусмотрено международным договором РФ или законодательством РФ; взаимодействует в установленном законодательством порядке с органами государственной власти иностранных государств и международными организациями по вопросам, относящимся к компетенции Минюста России, осуществляет обмен правовой информацией с иностранными государствами . Согласно ст. 15 Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях стран СНГ (Минск, 1993 г.) (далее — Минская конвенция о правовой помощи 1993 г.) центральные учреждения юстиции Договаривающихся Сторон предоставляют друг другу сведения о действующем или действовавшем на их территориях внутреннем законодательстве и о практике его применения учреждениями юстиции.

———————————
Подпункты 26, 27 п. 7 Положения о Министерстве юстиции Российской Федерации, утвержденного Указом Президента РФ от 13 октября 2004 г. N 1313 // Собрание законодательства РФ. 2004. N 42. Ст. 4108.

В соответствии с Европейской конвенцией об информации относительно иностранного законодательства 1968 г. в государствах-участниках назначаются национальные органы, в обязанности которых входит выполнение функций, связанных с обменом такой информацией. Каждое из государств-участников должно сообщить Генеральному секретарю Совета Европы названия и адреса соответствующих органов. Таким органом в Российской Федерации является Министерство юстиции РФ. Поэтому при поступлении соответствующего запроса об установлении содержания иностранного права от суда или иного органа Министерство юстиции РФ может запросить необходимую информацию от компетентного органа государства, содержание иностранного семейного права которого устанавливается. Такими органами являются:

— иные компетентные органы или организации в Российской Федерации (Министерство иностранных дел РФ, другие федеральные органы исполнительной власти — например, при необходимости получения информации о патентном законодательстве — Роспатент, консульство иностранного государства в Российской Федерации, Торгово-промышленная палата, научно-исследовательские организации и т.д.);

— иные компетентные органы или организации за рубежом. Например, консульские органы РФ, находящиеся в соответствующем государстве. Согласно п. 8 Положения о консульском учреждении Российской Федерации, утвержденного Указом Президента РФ от 5 ноября 1998 г. N 1330 , в функции консульских учреждений входит формирование банков данных по законодательству государства пребывания. В соответствии с п. 5 ст. 2 Федерального закона от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокаты иностранного государства могут оказывать юридическую помощь на территории РФ по вопросам права данного государства;

———————————
Собрание законодательства РФ. 1998. N 45. Ст. 5509.

Собрание законодательства РФ. 2002. N 23. Ст. 2102.

— эксперты. Эксперт может быть определен как по инициативе суда, так и по инициативе сторон, других заинтересованных лиц, участвующих в деле.

Суд может возложить обязанность по доказыванию содержания норм иностранного права на стороны только по требованиям, связанным с осуществлением сторонами предпринимательской деятельности. В том случае, если для одной из сторон отношения связаны с предпринимательской деятельностью, а для другой нет, бремя доказывания будет нести лишь та сторона, для которой требование носит предпринимательский характер.

Положения п. 2 комментируемой статьи практически дословно повторяют положения ст. 14 АПК РФ , согласно которой лица, участвующие в деле, могут представлять документы, подтверждающие содержание норм иностранного права, на которые они ссылаются в обоснование своих требований или возражений, и иным образом содействовать суду в установлении содержания этих норм. По требованиям, связанным с осуществлением сторонами предпринимательской и иной экономической деятельности, обязанность доказывания содержания норм иностранного права может быть возложена судом на стороны.

———————————
См.: Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под ред. П.В. Крашенинникова. М.: Статут, 2007.

В деле N А59-2444/05-С17 Определением ВАС РФ от 5 марта 2007 г. N 1640/07 при установлении содержания норм иностранного права была подтверждена правомерность отклонения письменных показаний под присягой (аффидевит), заверенных нотариусом, учитывая, что между Российской Федерацией и Турецкой Республикой действует Договор от 15 декабря 1997 г. о взаимном оказании правовой помощи по гражданским, торговым и уголовным делам, и в случае ее необходимости для данного судебного дела истец был вправе обратиться в Министерство юстиции Турецкой Республики с запросом об официальном толковании правовых норм .

———————————
Определение ВАС РФ от 5 марта 2007 г. N 1640/07 по делу N А59-2444/05-С17.

Представленные сторонами нормативные правовые акты, судебные прецеденты и другие источники права должны быть заверены соответствующими органами (например, консульскими органами, нотариусами и т.д.). Так, в одном из споров никем не заверенные ксерокопии отдельных статей из нормативных правовых актов Грузии без заключительных и переходных положений, определяющих порядок применения и вступления нормативного акта в силу, не были приняты судом во внимание .

———————————
Постановление ФАС РФ Московского округа от 15 декабря 2003 г. N КА-А40/9982-03-П.

4. В случае неустановления содержания иностранного права или отсутствия в праве другого государства норм, регулирующих определенное отношение, суд применяет российское право. Законодательством не определен «разумный срок», по истечении которого в случае неустановления содержания норм иностранного права можно применять российское законодательство. В этом случае целесообразно руководствоваться сроком для подготовки дела к судебному разбирательству (два месяца со дня поступления заявления в арбитражный суд), который установлен ст. 134 АПК РФ.

Суд вправе применить нормы российского права и при возложении обязанности установления содержания норм иностранного права по требованиям, связанным с осуществлением предпринимательской деятельности, если сторона не выполняет данную обязанность. Так, Определением арбитражного суда г. Москвы по заявленным АКБ «Связь-Банк» ходатайствам, в том числе и о неприменении к спорным отношениям российского законодательства, на указанное лицо была возложена обязанность по предоставлению соответствующих иностранных законодательных актов. Однако заявителем указанная обязанность выполнена не была, в связи с чем ссылки заявителя на то, что требования истца должны быть рассмотрены с применением норм права Австрии, не могли быть признаны обоснованными судебной коллегией .

———————————
Постановление ФАС Московского округа от 1 апреля 2004 г. N КГ-А40/1950-04.

§ 2. Порядок установления содержания иностранной правовой нормы

Разрешая дела, осложненные иностранным элементом, суды при­меняют нормы права иностранных государств. При этом в отношении судьи действует презумпция, что он знает отечественное право, тогда как знание иностранного права не является его обязанностью. По­этому, если к иностранному праву отсылает коллизионная норма, суд должен принять меры к его установлению, то есть определить содер­жание его предписаний.

Принято выделять два подхода к установлению содержания ино­странного права. Одни государства (большинство стран континен­тальной Европы и Южной Америки) рассматривают иностранное право как правовую категорию. Другие государства (Великобрита­ния, США, другие страны общего права) считают, что иностранное право является вопросом факта. Поскольку в соответствии с общим принципом судопроизводства вопросы права устанавливаются судом, а вопросы факта доказываются сторонами, установление содержания иностранного права в странах континентальной Европы является обязанностью судьи, в то время как в странах общего права (common law) иностранное право должно доказываться сторонами. В Англии

в качестве средства доказывания допускаются также показания экс­перта. При этом в соответствии с английской доктриной иностранное право предполагается тождественным английскому праву. Поэтому, если сторона не докажет существование иностранной правовой нор­мы (не опровергнет презумпцию тождественности), английский суд применит к отношению английское право.

«Общее правило заключается в том, — пишет Дж. Моррис, — что если сторона желает полагаться на иностранное право, она должна доказать его точно так же, как и любой другой факт дела. Если она этого не сделает, суд будет решать дело, содержащее иностранные элементы, как если бы это было чисто внутреннее английское дело. Следова­тельно, иностранное право должно доказываться в каждом случае, когда на него ссылаются. Оно не может быть выведено из предыдущих анг­лийских судебных решений, в которых речь шла о той же самой ино­странной правовой норме. Существуют дела, в которых были сделаны различные выводы на основе разных свидетельств относительно содер­жания одной и той же нормы иностранного права. Иностранное право должно быть (как общее правило) установлено путем показаний экспер­та. Одного лишь представления суду текста иностранного закона или цитирования иностранных судебных решений из авторитетных книг будет явно недостаточно. По вопросу о том, кто может выступать экспертом для установления иностранного права, точного и исчерпыва­ющего ответа нет. Однако в английском процессе не существует более правила, что только практикующий юрист может быть экспертом в английском суде. Тем не менее в соответствии с Законом о доказатель­ствах в гражданском процессе 1972 г. экспертом может выступать лицо, которое обладает достаточной квалификацией и на основе своих знаний и опыта компетентно давать показания относительно иностранного права, независимо от того, является ли оно практикующим юристом или лицом, имеющим право на юридическую практику в иностранном госу­дарстве. Отсюда свидетель может быть признан компетентным ли­цом, хотя он и не является практикующим юристом. Любое лицо, которое в силу своей профессии приобрело практические знания об иностранном праве, может выступить компетентным свидетелем. Так, английскими судами были признаны компетентными губернатор колонии, посол, должностное лицо посольства, вице-консул, нотариус, лектор по рома­но-германскому праву, епископ, коммерсант, менеджер банка. Анг­лийский суд не будет вести свое собственное исследование в отношении иностранного права. Однако, если эксперт-свидетель ссылается на иност­ранные законы, судебные решения или книги, суд вправе ознакомиться с ними как с частью доказательства эксперта. Если показание экс- перта-свидетеля не является противоречивым, суд по общему правилу обязан принять его, если только результат не является «экстравагант­ным» (Burger V. New York life Assurance ) или если свидетель «не утверждает что-нибудь явно абсурдное или что-либо не совместимое с остальной частью его показаний» (Talhna Laevauhisus NS v. Estonian

State SS Line ). Если свидетельства нескольких экспертов отно­сительно соотношения нескольких иностранных источников противоре­чат друг другу, суд вправе (и по существу обязан) соотносить эти источники в том порядке, который предусмотрен в них самих для реше­ния конфликта между показаниями. Обязанность доказывания ино­странного права лежит на стороне, которая основывает на нем свое требование или возражение. Если эта сторона не представляет какого- либо доказательства или доказательство является недостаточным, суд применяет английское право. Этот принцип обычно выражается форму­лой, что существует презумпция тождества иностранного права англий­скому праву до тех пор, пока не будет доказано обратное. Однако данное обоснование является настолько искусственным, что было бы лучше от­казаться от концепции презумпции и просто сказать, что там, где ино­странное право не доказано, суд применяет английское право»1.

Примечательно, что английских принципов установления содержа­ния иностранного права придерживаются также международные ком­мерческие арбитражи, рассматривающие споры в Англии. Так, в деле № 5460 Арбитраж МТП, рассматривавший в 1987 г. спор в Лондоне, ука­зал: «Местом этого арбитража является Лондон, и, следовательно, при решении всех вопросов, касающихся выбора права, арбитры должны регулироваться соответствующими нормами английского международно­го частного права…» Согласно таким нормам «иностранное право явля­ется вопросом факта и должно быть установлено показаниями эксперта; при неполучении соответствующих доказательств английское междуна­родное частное право вынуждает арбитраж презюмировать, что любое иностранное право является таким же, как и английское внутреннее право. Ни одна из сторон в данном деле не обеспечила арбитраж каким- либо доказательством относительно материального права, которое регу­лирует контракт. Соответственно, арбитраж вынужден презюмировать, что иностранное право не отличается от права Англии»2.

В США преобладает отношение к иностранному праву как к факту. Правда, в большинстве штатов приняты законы, предусматривающие обязательное судебное установление иностранного права. Суд, таким образом, также должен предпринимать меры к установлению иностран­ного права. Вместе с тем такое судебное установление не освобождает стороны от обязанности оказания содействия суду в предоставлении информации об иностранном прецедентном и статутном праве самосто­ятельно или посредством привлечения эксперта. Главная обязанность по установлению иностранного права лежит на заинтересованной стороне. В случае отсутствия свидетельства об иностранном праве (когда вопрос

о применении иностранного права стороной не поднимался или она не могла его доказать) американские суды применяют свое собственное право (lex fori). При этом в качестве объяснения суды прибегают к одной из презумпций, а именно: 1) иностранное право основывается на общем

праве (common law) и является таким же, как и право страны суда;

  1. иностранное право основывается на общепризнанных принципах права, которые являются общими для всех цивилизованных наций;

  2. стороны подчинились праву страны суда как альтернативе иностран­ному праву; 4) наконец, просто заявляется, что иностранное право тож­дественно праву суда1.

Среди стран континентальной Европы близкая системе общего права концепция действует во Франции, где бремя доказывания норм иностранного права возлагается на стороны. Вместе с тем француз­ский суд может и самостоятельно применить иностранное право, если оно ему известно, в то время как английский суд ограничен представ­ленными ему доказательствами.

В соответствии с континентальной традицией в российском суде иностранное право рассматривается как правовая категория, а не как обстоятельство, подлежащее доказыванию сторонами. Соответствен­но именно суд (ex officio — «в силу должности») должен предпринять меры к установлению его содержания. При этом устанавливать содер­жание иностранного права приходится не только суду, третейскому суду, но и другим органам, которые в соответствии с законодатель­ством управомочены его применять (например, нотариусы, органы ЗАГС).

По п. 2 ст. 1291 ГК РФ (ранее — п. 1 ст. 157 Основ) в целях уста­новления содержания иностранного права суд может воспользоваться содействием сторон либо обратиться за содействием в Министерство юстиции РФ или к компетентным органам или организациям в Рос­сии и за границей либо привлечь экспертов. Российские лица и суды обращаются также в МИД РФ, научные учреждения, Торгово-про- мышленную палату РФ, а также к органам иностранных государств. Обращение суда к «компетентным органам и организациям иност­ранных государств», например в посольства или консульства, осу­ществимо, если это предусмотрено международным соглашением РФ с соответствующим государством. Однако на сегодняшний день ме­ханизм сношений российских судов с указанными учреждениями по поводу предоставления информации об иностранном праве практи­чески отсутствует. Поэтому наиболее распространенным способом является предоставление информации об иностранном праве самими сторонами. При этом суды на практике зачастую не предпринимают мер по проверке указанной информации, что нельзя признать допус­тимым. Положение усугубляется тем, что документы, подтверждаю­щие информацию об иностранном праве, не нуждаются в каком-либо

официальном заверении, в частности на них не распространяются требования о легализации или апостилировании (см. § 9 гл. IX).

Возможность обращения за информацией об иностранном праве предусмотрена рядом договоров о правовой помощи по гражданским и семейным делам. Например, согласно ст. 15 Минской конвенции

о правовой помощи 1993 г. центральные учреждения юстиции дого­варивающихся сторон по просьбе предоставляют друг другу сведения

о действующем или. действовавшем на их территориях внутреннем законодательстве и о практике его применения учреждениями юсти­ции. В соответствии со ст. 28 Договора о сотрудничестве и правовой помощи по гражданским, торговым, трудовым и административным делам с Аргентиной 2000 г. договаривающиеся стороны предостав­ляют друг другу информацию по гражданским, торговым, трудовым и административным вопросам, а также по вопросам международного частного права без какой-либо оплаты. В 1991 г. Россия также при­соединилась к Европейской конвенции об информации относительно иностранного законодательства 1968 г., участниками которой явля­ются 42 государства — члена Совета Европы. В соответствии с Кон­венцией каждая договаривающаяся сторона создает или назначает единый орган для получения запросов относительно информации об иностранном законодательстве и для принятия мер по этим запросам (в России таким органом является Министерство юстиции РФ). В за­просе об информации указывается судебный орган, от которого запрос исходит, характер дела и вопросы, по которым желательно получить информацию относительно законодательства запрашиваемого государ­ства. Учреждение, которое получило запрос об информации, может либо само подготовить ответ, либо направить запрос в другое офи­циальное учреждение для подготовки ответа. Ответ, когда это необ­ходимо, должен содержать соответствующие юридические тексты и судебные решения. К ответу могут прилагаться выдержки из док­трин, резюме слушаний, пояснительные комментарии.

Как видно, данная Конвенция направлена на создание действен­ного механизма, касающегося предоставления информации об ино­странном праве. Однако, как отмечается в литературе, европейская доктрина и судебная практика практически единодушно оценивают Европейскую конвенцию 1968 г. «как бесполезную» в силу длитель­ности срока исполнения поручений, необходимости составления запроса на языке запрашиваемого государства и др.1

В п. 2 ст. 1291 ГК РФ установлено правило, согласно которому по требованиям, связанным с осуществлением сторонами предприни­мательской деятельности, бремя доказывания содержания норм иност­ранного права может быть возложено судом на стороны. Аналогичное правило закреплено в ст. 14 АПК РФ 2002 г. В определенном смысле указанное правило означает отход российского законодателя от от­ношения к иностранному праву как исключительно правовой кате­гории2.

Установив, что применяется иностранное право, российский судья должен определить источники права соответствующего иностранно­го государства, соотношение их между собой, значение судебной практики и т.д. Например, при применимом немецком праве будет применяться прежде всего Германское гражданское уложение; если применимым является право Франции — французский Гражданский кодекс и т.д. Наиболее часто иностранное право применяется в прак­тике международных коммерческих арбитражей. Так, в ряде решений в соответствии с коллизионной нормой МКАС применял индийское, египетское, кипрское право. При установлении содержания иност­ранного права составами арбитража использовались как имеющаяся у них информация, так и представленные сторонами заключения иностранных юридических фирм1.

Согласно п. 1 ст. 1191 ГК РФ содержание норм иностранного права должно устанавливаться судом в соответствии с их официальным толкованием, практикой применения и доктриной в соответствующем иностранном государстве. Таким образом, первоочередным является требование применять иностранное право так, как оно применяется «у себя на родине». В частности, в случаях, когда применимым правом избирается иностранное, МКАС привлекает для обоснования такого выбора работы иностранных специалистов.

Так, например, в одном деле две шведские фирмы выступали на стороне истца и требовали погашения задолженности от российской организации. МКАС не установил, являются ли они солидарными или долевыми кредиторами, и обратился к нормам применимого права. Суд постановил, что согласно нормам шведского материального права, опи­сание которого по данному вопросу приводится в книге Кнута Роде (Обязательственное право. Стокгольм, 1956), «требование следует счи­тать долевым, когда несколько кредиторов имеют право на делимое исполнение». Поскольку иск был предъявлен одной фирмой, МКАС удовлетворил его в половинном размере (дело № 258/1994, решение от 27 ноября 1995 г.)2. В другом деле для установления содержания бель­гийского права относительно смешанных договоров МКАС и стороны также ссылались на доктринальные источники (дело № 272/1997, реше­ние от 17 марта 1999 г.)3.

Согласно ст. 1188 ГК РФ в случае, когда подлежит применению право страны, в которой действуют несколько правовых систем, применяется правовая система, определяемая в соответствии с правом этой страны. Если невозможно определить в соответствии с правом этой страны, какая из правовых систем подлежит применению, при­меняется правовая система, с которой отношение наиболее тесно связано. Речь, таким образом, идет о праве федеративных государств (в которых гражданское право отнесено к ведению федеративных единиц, например США), а также государств, в которых действуют одновременно несколько правовых систем (в частности, система об­щего и континентального права, как, например, в Камеруне). Не ис­ключена в принципе возможность применения данной нормы и к так называемым интерперсональным коллизиям1, то есть коллизиям между правовыми системами, применяемыми к отдельным категориям населения. Существование таких систем характерно для развиваю­щихся стран Азии, Африки, Латинской Америки, в которых в период колониализма насаждалось право метрополии при сохранении дейст­вия местного права, в результате чего нормы сохранившейся системы племенного и религиозного права коллидируют с нормами общеграж­данского законодательства. В странах Ближнего Востока (Израиль, большинство арабских государств) наличие интерлокальных колли­зий связано с историческими условиями развития государств с насе­лением различного вероисповедания. Здесь коллизии возникают между религиозными системами, регулирующими отношения (прежде всего семейные, наследственные), между членами определенной ре­лигиозной группы (мусульманами, буддистами и пр.)2.

Если, к примеру, вопрос о способности вступать в брак домилици- лированного в Израиле израильского гражданина должен быть решен

в Англии или Германии, то применимым правом будет право Израиля как страны домициля и гражданства лица соответственно. Отсылка к израильскому праву означает отсылку к праву той религиозной группы, к которой принадлежит данное лицо в Израиле (иудейское, мусульман­ское или христианское), поскольку таков соответствующий критерий со­гласно израильскому праву. Равным образом, когда речь идет о правовых системах территориального применения, обращаться необходимо преж­де всего к нормам о разрешении интерлокальных коллизий соответству­ющего составного государства.

Например, при заключении брака между американским гражданином и российской гражданкой ЗАГС России должен применять право США, где семейное право отнесено к компетенции штатов, а следовательно, необходимо применять фактически не право США (такового для целей коллизионного права нет), а законодательство того штата, где проживает американский гражданин (или где он имеет домициль). В аналогичной ситуации с британским гражданином следует применять право Англии или Северной Ирландии, где лицо имеет домициль, при этом домициль в английском смысле, а не просто место проживания или последнего места жительства. Так, лицо может последнее время проживать в Англии, но иметь домициль в Северной Ирландии. «Для целей коллизионного права, — отмечает А. Джеффи, — «страна» означает любую территориаль­ную единицу, имеющую свою собственную отдельную систему права, независимо от того, является ли она независимым государством в поли­тическом смысле. Таким образом, в этом коллизионном контексте Анг­лия, Шотландия и Северная Ирландия являются отдельными странами, поскольку они имеют самостоятельные правовые системы. Соединенное Королевство (United Kingdom) не могло бы рассматриваться в качестве соответствующей (relevant) страны, поскольку для большинства частно­правовых целей не существует такой вещи, как право Соединенного Королевства. Сходным образом каждый из Щтатов Соединенных Шта­тов, каждая канадская провинция и австралийский штат являются само­стоятельными странами. В некоторых странах, особенно в том, что касается семейного права, применяется более чем одна правовая система не в том, что касается территориальных подразделений, но по всей территории в зависимости от религии или, может быть, даже националь­ного происхождения соответствующих лиц.

Трудности, возникающие с такими государствами (США, Велико­британия или Канада), состоят в том, что существует недостаток в цен­тральных (федеральных и пр.) нормах в соответствующих государствах для разрешения таких интерлокальных коллизий. Кроме того, имеется очевидное противоречие между подходами в континентальной Европе, где за основу положен принцип гражданства, и таких «составных» госу­дарствах, как США, Великобритания или Канада, где в основу опреде­ления личного статуса положен принцип домициля.

Неправильное применение государственным судом иностранного права, в том числе в связи с ненадлежащим установлением его содер­жания, а также неправильное применение коллизионной нормы является основанием для отмены или изменения решения (ст. 270, 288 АПК РФ, ст. 362, 363 ГПК РФ). В частности, согласно ст. 363 ГПК РФ нормы материального права считаются нарушенными или неправильно примененными: 1) если суд не применил закон, подле­жащий применению; 2) если суд применил закон, не подлежащий применению; 3) если суд неправильно истолковал закон. Ясно, что таким законом может быть и иностранный закон, поскольку суд в соответствии с законом или международным договором РФ при рассмотрении и разрешении гражданского дела применяет нормы иностранного права (ст. 11 ГПК РФ).

Согласно п. 3 ст. 1191 ГК РФ, если содержание норм иностран­ного права, несмотря на предпринятые меры, в разумные сроки не установлено, применяется российское право. Аналогичного правила придерживаются и зарубежные суды, а также арбитражи.

В деле № 8664, рассмотренном Арбитражем при МТП в 1997 г., стороны не смогли установить содержание законов Российской Федерации, касающихся размера процентов (!?), поскольку именно российское право было определено Арбитражем в качестве приме­нимого к контракту. В таких условиях Арбитраж решил обратиться к применению шведского законодательства как lex fori, поскольку Стокгольм был местом рассмотрения спора. В результате Арбитраж установил размер процентов в соответствии со шведским Законом

admin