119 ст

1. Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы, —

наказывается обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

2. То же деяние, совершенное по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, а равно в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга, —

наказывается принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового либо лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

УДК 343.6

Борсов Азамат Исламович

преподаватель кафедры специально-технической подготовки

Северо-Кавказского института повышения квалификации (филиала) Краснодарского университета МВД России

УГРОЗА УБИЙСТВОМ ИЛИ ПРИЧИНЕНИЕМ ТЯЖКОГО ВРЕДА ЗДОРОВЬЮ: АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ, СВЯЗАННЫЕ С ПРИНЯТИЕМ РЕШЕНИЯ О ВОЗБУЖДЕНИИ ИЛИ ОБ ОТКАЗЕ В ВОЗБУЖДЕНИИ УГОЛОВНОГО ДЕЛА

Аннотация:

В статье рассматриваются проблемы, связанные с принятием решения при рассмотрении вопроса о наличии или отсутствии состава преступления, предусмотренного ст. 119 УК РФ (угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью). Представлено авторское видение сложившейся ситуации, которое связано с принятием уголовно-процессуального решения при оценке основания и повода для возбуждения уголовного дела.

Ключевые слова:

Уголовно-процессуальный кодекс РФ, Уголовный кодекс РФ, Кодекс об административных правонарушениях РФ, дознание, подозреваемый, потерпевший, вина, угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, уголовная ответственность, административная ответственность.

Borsov Azamat Islamovich

Впервые упоминание о наказуемости угрозы убийством в нормах советского законодательства встречается в Уголовном кодексе РСФСР 1922 г., где не была предусмотрена самостоятельная статья за данное деяние, а делался лишь акцент на угрозе как одном из способов совершения преступления (ст. 169, 170, 184, 214). В Уголовном кодексе РСФСР 1926 г. была установлена ответственность за угрозу убийством, насилием и истреблением имущества, при этом данная статья распространялась не на всех граждан, а только на должностных лиц или общественных работников (ст. 73-1). Другая интерпретация была изложена в УК РСФСР 1960 г., в котором были выделены как общий (ст. 207), так и специальные составы угрозы (ч. 1 ст. 1762, ч. 1 ст. 193, ст. 241). В целом угроза во всех ее вариантах (как деяние и как способ совершения преступления) нашла отражение в ст. 41 этого кодекса. Рамками общего состава охватывались три вида угрозы: 1) убийством, 2) нанесением тяжких телесных повреждений, 3) уничтожением имущества путем поджога .

В настоящее время ответственность за угрозу убийством или причинением тяжкого вреда здоровью закреплена в ст. 119 УК РФ. Хотя по составу данное преступление является формальным, не всегда удается установить наличие признаков преступления, собрав материалы предварительной проверки. Опасность данного преступления состоит в создании для потерпевшего тревожной обстановки, страха за жизнь и здоровье (собственные или своих близких). Умышленное создание путем угрозы психотравмирующей ситуации, нарушающей душевное равновесие (психическое благополучие) человека, само по себе является посягательством на здоровье, независимо от намерения виновного приводить или нет в исполнение данную угрозу .

В УК РФ отсутствует легальное определение угрозы, что говорит о ее ярко выраженном оценочном характере. Единая дефиниция угрозы до сих пор не была выработана и уголовно-правовой доктриной. Одни ученые трактуют ее как принуждение (А.Я. Гришко, Е.А. Гришко, Н.В. Стерехов, И.В. Упоров), другие подразумевают под угрозой запугивание (Л.Д. Гаухман, Г.К. Костров). Еще одну группу составляют те авторы, которые понимают угрозу как возбуждение у человека чувства тревоги (О.И. Коростылев). Некоторые ученые считают, что угроза — это пси-

хическое воздействие (Л.В. Сердюк и др.). Около 90 % респондентов, опрошенных М.В. Хабаровой в рамках исследования ответственности за угрозу убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, делают акцент лишь на реальности угрозы, недооценивая другие ее признаки .

Такой аспект, как осуществимость угрозы, позволяет отграничить рассматриваемое деяние от начальных стадий убийства или причинения тяжкого вреда здоровью. Угроза должна восприниматься как исполнимая и быть исполнимой в действительности. Любое действие при угрозе является внешней формой реализации внутреннего опасного потенциала виновного — именно так характеризуют угрозу некоторые авторы .

При этом на практике возникает проблема, связанная с тем, что оценить отношения, сложившиеся между подозреваемым и потерпевшим, и ситуацию в целом не представляется возможным. При этом оценку ситуации также затрудняет отсутствие свидетелей и очевидцев происшествия. Зачастую сотрудники полиции, приезжая на место происшествия с тем, чтобы собрать первоначальный материал, начинают воспринимать ситуацию со слов потерпевшей стороны, которая излагает детали происшествия в той форме и в таких условиях, как данная сторона себя чувствовала в момент, когда в ее адрес поступали угрозы.

Если предположить, что стороны конфликта — близкие родственники и между ними произошла словесная перепалка, в ходе которой одна сторона высказала другой стороне слова угрозы физической расправой, и потерпевшая сторона заявляет в полицию о том, что боится осуществления угрозы со стороны нарушителя, но при этом не было никаких свидетелей, то оценить ситуацию в полной мере со слов лишь одной потерпевшей стороны не представляется возможным. Также не исключен тот факт, что потерпевшая сторона намеренно переоценивает сложившуюся ситуацию, чтобы привлечь другую сторону к уголовной ответственности.

Далее, после сбора и проверки первоначального материала по поступившему сообщению и оценки всей имеющейся информации, возникает проблема с принятием процессуального решения в соответствии со ст. 144-145 УПК РФ. Так, согласно ч. 2 ст. 140 УПК РФ «основанием для возбуждения уголовного дела является наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления». Будут ли считаться данными, достаточными для возбуждения уголовного дела по ст. 119 УК РФ, сообщения о преступлении (заявления, рапорт сотрудника и т. д.), зарегистрированные в правоохранительных органах, и объяснение потерпевшей стороны, в котором она излагает, что действительно опасается осуществления прозвучавших в ее адрес угроз? Ответ на данный вопрос не до конца ясен и во многом зависит от позиции органа дознания и прокуратуры. На наш взгляд, необходимо внести конкретизацию и определенную ясность в данную статью с целью повышения ее эффективности и упрощения ее практического применения.

В настоящее время необходимо ввести в КоАП РФ норму, которая будет предусматривать ответственность в виде административного наказания за совершение правонарушения, связанного с высказыванием угрозы физической расправой. Согласно этой норме лицо, повторно совершившее данное правонарушение, будет подвержено уголовному преследованию до погашения административного наказания. Подобный подход во многом облегчит работу органа дознания по принятию решения по сообщению о преступлении описываемого характера. Зачастую лица, которые столкнулись с подобным правонарушением лично, через несколько дней меняют свою позицию исходя из морально-этических или иных соображений. Явившись после этого в правоохранительные органы, они просят не привлекать «обидчика» к ответственности, так как они помирились. При таком положении дел органу дознания, который проводит проверку, не остается ничего иного, кроме как вынести постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, нарушитель же в результате уходит от минимальной ответственности за подобные действия.

На наш взгляд, введение в КоАП РФ ответственности за высказывание угроз физической расправой также положительно скажется на профилактике преступлений против личности. Как уже давно известно, «проще и лучше предупреждать совершение преступлений, чем разбираться в последствиях». Для ясности, по нашему мнению, данная норма должна действовать следующим образом: предположим, что в семье Ивановых произошел скандал, в ходе которого «И» высказал слова угрозы физической расправой своей матери «М», последняя позвонила в полицию и сообщила о случившемся. Сотрудники полиции по приезде на место, оценив ситуацию, составили административный протокол на гражданина «И», после которого вина «И» была доказана и он был подвержен административному наказанию. При этом, если гражданин «И» повторит свое деяние, связанное с высказыванием угрозы физической расправой до погашения административного наказания, в действие вступит статья, предусмотренная УК РФ. При таком подходе в полной мере сработают, с одной стороны, принцип гуманизма и принцип неотвратимости наказания — с другой. Таким образом государство, во-первых, дает нарушителю возможность осмыслить свое поведение, во-вторых, предупреждает его, что при повторном подобном

нарушении он будет подвержен уже уголовной ответственности. При принятии решения по данному преступлению отпадает большая часть нагрузки, связанная с необходимостью дополнительного анализа психологической составляющей данного вида преступления, что во многом облегчает работу органа дознания.

В заключение отметим, что норма, предусматривающая ответственность за «угрозу убийством или причинением тяжкого вреда здоровью», является необходимой составляющей российского уголовного законодательства. Данная статья также носит профилактический характер по отношению к более тяжким преступлениям против личности, однако в силу своей недоработки позволяет нарушителям уйти от ответственности и в настоящее время требует законодательного усовершенствования в целях повышения эффективности применения на практике.

Ссылки:

1. Хабарова М.В. Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью: уголовно-правовой и криминологический аспекты (по материалам судебной практики Краснодарского края) : автореф. дис. … канд. юрид. наук. Краснодар, 2006.

2. Верховный суд Российской Федерации. Комментарии к Уголовному кодексу РФ / под ред. В.М. Лебедева. 13-е изд. М., 2013.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

3. Хабарова М.В. Указ. соч.

2. Lebedev, VM (ed.) 2013, The Supreme Court of the Russian Federation. Comments to the Criminal Code RF, 13th ed., Moscow.

1. Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы , —

наказывается обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

2. То же деяние, совершенное по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, —

наказывается принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового либо лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

(Часть вторая введена Федеральным законом от 24 июля 2007 г. N 211-ФЗ — Собрание законодательства Российской Федерации, 2007, N 31, ст. 4008)

Комментарий к статье 119

Объект угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью составляют общественные отношения, складывающиеся по поводу реализации естественного права каждого человека на жизнь и здоровье и обеспечивающие безопасность этих социальных благ. При угрозе убийством создается угроза причинения вреда отношениям, обеспечивающим безопасность жизни и реальный вред здоровью потерпевшего; при угрозе причинением тяжкого вреда здоровью последнее, с одной стороны, оказывается поставленным под угрозу, а с другой — претерпевает реальные вредные последствия. Потерпевшим может выступать любое лицо независимо от его возраста, состояния здоровья, способности осознавать смысл и значение угрозы и иных обстоятельств.

Объективная сторона выражается в форме активных информационных действий — угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью. Состав преступления является формальным; последствия угрозы находятся за его рамками и не влияют на квалификацию. Преступление считается оконченным с момента высказывания или демонстрации угрозы независимо от того, когда она была воспринята потерпевшим.

Угроза представляет собой обнаруженное вовне и рассчитанное на запугивание потерпевшего информационное воздействие на его психику, выражающее субъективную решимость, намерение виновного причинить смерть или тяжкий вред здоровью. Способы осуществления угрозы могут быть различными: словесно, письменно, жестами, с помощью действий и т.д.; угроза может выражаться, в частности, в демонстрации оружия (п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое»). Общим является передача определенной информации об общественно опасном намерении субъекта.

Обязательным признаком угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью является ее реальность. Для признания угрозы реальной необходимо установить, что виновный совершил такие действия, которые давали потерпевшему основание опасаться ее осуществления, и что поведение виновного, его взаимоотношения с потерпевшим объективно свидетельствовали о реальности угрозы. Реальность угрозы устанавливается в каждом конкретном случае с учетом всех фактических обстоятельств дела. Следует учитывать как объективный критерий реальности (способ выражения, интенсивность угрозы, характер взаимоотношений виновного и потерпевшего, объективная ситуация угрозы, особенности личности виновного и т.д.), так и субъективное восприятие ее потерпевшим как реальной.

По содержанию угроза состоит в выражении намерения лишить жизни или причинить тяжкий вред здоровью. Ответственность за угрозы иного содержания (например, угрозы уничтожением имущества) в ст. 119 УК РФ не предусмотрена; такие угрозы влекут ответственность только в случае, если выступают способом совершения иного преступления (например, предусмотренного ст. 163 УК РФ). В тех случаях, когда виновный высказывает угрозы применения насилия, носившие неопределенный характер, вопрос о признании в действиях лица преступления, предусмотренного ст. 119 УК РФ, необходимо решать с учетом всех обстоятельств дела: места и времени совершения преступления, характера предметов, которыми он угрожал потерпевшему, субъективного восприятия угрозы, совершения каких-либо конкретных демонстративных действий и т.п. <1>.

<1> По аналогии с п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое».

Угроза может быть высказана как непосредственно самому потерпевшему, так и через третьих лиц. Важно, чтобы она была адресована конкретному человеку. Угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью в отношении неопределенного круга лиц не охватываются ст. 119 УК РФ, но при определенных обстоятельствах могут образовывать состав иного преступления (например, предусмотренного ст. 282 УК РФ).

Угроза может быть разовой или многократной. Неоднократные или систематические угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, адресованные одному человеку и осуществляемые с единым умыслом, не образуют совокупности преступлений и квалифицируются как единое продолжаемое преступление. Если угроза адресована двум или более лицам, содеянное квалифицируется как одно преступление при условии, что такая угроза выражает единое намерение субъекта преступления; в противном случае содеянное оценивается с учетом правил квалификации реальной совокупности преступлений.

Субъективная сторона рассматриваемого преступления характеризуется виной в форме умысла. Лицо, обладая свободой воли, угрожая убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, осознает общественно опасный характер своего деяния. Мотив угрозы (за исключением указанного в ч. 2 ст. 119 УК РФ) не имеет значения для квалификации.

Для правильной уголовно-правовой оценки важно установить цель угрозы, поскольку некоторые из них, изменяя содержание вины, могут указывать на наличие иного состава преступления (например, угроза убийством в целях сломить сопротивление жертвы изнасилования). Квалификации по ст. 119 УК РФ подлежит угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, которая не является элементом объективной стороны иного, более тяжкого преступления (например, изнасилования, разбоя и др.).

Субъект угрозы общий — физическое вменяемое лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста; лица в возрасте четырнадцати — пятнадцати лет ответственности за данное преступление не несут <1>.

<1> Определение Судебной коллегии Верховного Суда РФ по делу Бочанова // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. N 5.

Квалифицирующий признак угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (ч. 2 ст. 119 УК РФ) идентичен в своем содержании аналогичному признаку убийства.

Если виновный, не ограничиваясь угрозой, совершает иные действия, направленные на создание условий для совершения убийства или причинения тяжкого вреда здоровью либо непосредственно направленные на совершение этих действий, ответственность наступает за приготовление или покушение на преступления, предусмотренные соответствующей частью ст. 105 или ст. 111 УК РФ.

Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью может выступать элементом объективной стороны иного насильственного преступления (например, неправомерного завладения автомобилем без цели хищения с угрозой применения насилия). В этом случае она не требует самостоятельной дополнительной квалификации.

Статья 119 УК РФ содержит общую норму об ответственности за угрозу убийством или причинением тяжкого вреда здоровью. Наряду с ней закон предусмотрел и специальные составы угрозы (например, в ст. ст. 296, 318 УК РФ). Возникающая конкуренция разрешается в соответствии с правилами ч. 3 ст. 17 УК РФ.

Нередко в жизни человека происходят конфликтные ситуации, порой заканчивающиеся со стороны оппонента словесными угрозами причинения тяжкого вреда здоровью либо убийством.

Угроза жизни и здоровью другого лица является уголовно-наказуемым деянием, ответственность за которое предусмотрена ст. 119 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее – УК РФ).

С одной стороны, лицу, в адрес которого обращены угрозы кажется, что все просто: угроза в его сторону обидчиком высказана — значит должен понести уголовную ответственность. Но так ли это всегда?

Не всякая угроза имеет какую-либо степень опасности. Например, фраза «Я тебя убью!» будет содержать признаки преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 119 УК РФ лишь в том случае, если у лица имелись реальные основания опасаться данной угрозы. Такими основаниями может быть сопровождение угроз демонстрацией (направлением) в сторону лица, которому адресованы угрозы, ножа, оружия, либо предмета, используемого в качестве оружия, применение удушающих приемов, другие попытки причинить телесные повреждения — т.е. угрозы должны сопровождаться активными действиями, направленными на их реализацию.


адвокат Мошкин Виталий Витальевич +375-29-625-22-37,
18 Февраля 2020 Телефон:моб. тел. +375 29 625-22-37; +375 29 562-53-29 viber: +375 29 625-22-37
Согласно диспозиции ст. 186 УК это угроза убийством, причинением тяжких телесных повреждений или уничтожением имущества общеопасным способом, если имелись основания опасаться ее осуществления. Казалось бы, на первый взгляд здесь все ясно. Однако, это не совсем так. В прежнем Уголовном Кодексе Республики Беларусь (1964 года), существовал почти полный аналог данной статьи – а именно ст. 202, согласно диспозиции которой криминальной являлась угроза убийством, нанесением тяжких телесных повреждений или уничтожением имущества общеопасным способом, если имелась реальная опасность исполнения угрозы. С субъективной стороны данное преступление может совершаться только умышленно, с прямым умыслом. Не может признаваться преступлением шутки, ошибочно воспринимаемые потерпевшим фразы, проявление болезненного бреда, словесной бессмыслицы или абстрактные выражения направленные в неопределенный адрес. Не имеет значения и цели, с которым совершается данное преступление (кроме случаев, когда по ряду преступлений, (например, вымогательство, разбой, бандитизм, убийство и т.д.) данное преступление (угроза) охватывается диспозицей таких преступлений и отдельной квалификации по ст. 186 УК не требуется. Т.е. данное преступление может совершаться как из мотивов личной неприязни, так и из иных побуждений. Не имеет значение и время, в которое преступник угрожает реализовать свою угрозу (немедленно, или в иное конкретное время, или спустя неопределенное время, или после наступления определенного события и т.д. и т.п.). Данное преступление может выразиться как в угрозе, произносимой в словесной форме (как это в абсолютном большинстве случаев происходит в реальности), так и в письменной или иной форме (жесты и т.п.), в том числе посредством сообщений в соц. сетях и т.п. и даже путем передачи такой угрозы через третьего лица (например злоумышленник просить своего сотоварища или близкого лица передать, условного говоря, тете Соне, что он ее все равно убьет и т.п.). Также данное преступление может выражаться как в угрозе в отношении лично потерпевшего, так и его близких. Итак, важно помнить что: Первое – объективная сторона данного преступления может выражаться в трех составляющих либо одновременно иметь сразу несколько, а именно, угроза: 1)противоправно умышленно лишить жизнь другого человека (убийство) 2)противоправно умышленно причинить ему именно тяжкие телесные повреждения. Понятие тяжких телесных повреждений определены в ст. 147 УК, детализированы в Инструкции о проведении судебно-медицинской экспертизы об определении степени тяжести телесных повреждений, утвержденной постановлением Государственного комитета судебных экспертиз Республики Беларусь от 24.05.2016 № 16. В этой связи, никакие неясные угрозы о том, что к потерпевшему будет применено какое-либо насилие не образуют состава данного преступления, если это прямо не выражено в совершении такого насилия, которое в случае реализации словесной угрозы приведет к названным последствиям (причинению именно тяжкого телесного повреждения). Например, не может считаться составом преступления угрозы наподобие «прибью или побью так, что мало не покажется» или «ну все, сейчас ты у меня получишь», «уйди, а не то дам по голове» и т.п. Вместе с тем, если звучит реальная угроза, например лишить зрения, изуродовать лицо, отрезать руку, ногу, половые органы, сломать позвоночник и т.п., то такое образует состав этого преступления по признаку угрозы причинения тяжких телесных повреждений. 3)противоправно, умышленно и именно общеопасным способом (при этом не имеет значение размер возможного вреда) уничтожить имущество. Здесь важно обратить внимание именно на способ совершения преступления, которым угрожает преступник – а именно уничтожением имущества только общеопасным способом. Согласно ч. 13 ст. 4 УК Под общеопасным способом понимается способ совершения преступления, характеризующийся большой разрушительной силой или иным образом создающий опасность гибели людей, причинения телесных повреждений, иных тяжких последствий (взрыв, поджог, затопление и др.). Таким образом, угроза уничтожить чужое имущество является криминальной только в том случае, если помимо противоправности и реальности она предполагает именно определенный способ уничтожения такого имущества, но при этом, вне зависимости от его размера (стоимости). Так, не может считаться составом преступления по ст. 186 УК угроза, например, повредить автомобиль путем прокалывания колес, царапанием покрытия автомобиля, уничтожения имущества путем выбрасывания на свалку, потоплением такого имущества, разламывания и т.п. Также с учетом презумпции невиновности, все сомнения в части способа реализации такой угрозы (когда способ уничтожения чужого имущества не выражен внятно), такие сомнения подлежат толкованию в пользу подозреваемого или обвиняемого (ст. 16 УПК). Второе и самое важное – для того, чтобы угроза убийством, причинением тяжкого телесного преступления, была преступлением, необходимо чтобы это угроза воспринималась потерпевшим как реальная к осуществлению преступником. Т.е. она должна быть реальной. В этой связи, всякого рода бросание словами наподобие «да я тебя убью гад» и т.п., может рассматриваться как преступление исключительно если потерпевший воспринимал как реальную угрозу осуществления таких намерений, а не словесную брань. Именно отграничение данного факта (реальности в восприятии угрозы потерпевшим) при наличии самого факта угрозы реализации одного или одновременно нескольких вариантов противоправных действий (см. выше), отграничивают преступление по ст. 186 УК от иных правонарушений, и имеет определяющее значение для квалификации деяния как преступление по ст. 186 УК. Также следует отграничивать угрозу убийством, причинением тяжкого телесного повреждения, уничтожения имущества от приготовления к совершению данных преступлений (ст.ст. 139, 147, ч.ч. 2 и 3 ст. 218 УК). В данном случае определяющим является направленность умысла преступника, хотя, конечно, здесь может возникнуть довольно тонкая грань между приготовлением и даже начавшемся покушением на такое тяжкое или особо тяжкое преступление, от все еще угрозы по ст. 186 УК. Определяющим здесь является факт того – преступник только угрожал, или это являлось частью приготовительного действия для достижения своей цели (убийства, причинения тяжкого телесного повреждения и т.п.), например, с целью напугать, психологически сломить, парализовать потерпевшего, причинить ему дополнительные страдания и т.п. В последнем – это уже не просто угроза, а большее (ст. 13 ст. 139, или ст. 147, или ч.ч. 2 и 3 ст. 218 УК), и уже иное дело насколько это доказуемый факт, если более тяжкое преступление не было доведено до конца по каким-либо не совсем очевидным причинам. Особая проблема по защите либо наоборот доказыванию факта совершения данного преступления, является тот факт, что как правило, угроза высказывается устно, тем более наедине. В последнем случае, без возможности зафиксировать с помощью технических средств такие угрозы доказать факт преступления фактически невозможно. Также, существуют проблемы по доказыванию или опровержению данного факта ввиду того, что по таким категориям дел, как правило, ключевое значение имеют показания свидетелей, а они, как сами свидетели, так и как следствие, их показания, бывают весьма разные. Так, при личной неприязни к подозреваемому или обвиняемому может допускаться оговор или домысливание как самих слов, так и предшествующих или последующих действий. Также это может происходить и в обратную сторону, когда из неприязненных отношений к потерпевшему или приятельских к лицу, совершившему угрозу может иметь место отрицание факта угроз, либо представление такой угрозы как нереальной и т.п. Важно также понимать, что орган уголовного преследования или суд может критически относиться к показаниям близких потерпевшего, либо наоборот, подозреваемого или обвиняемого. Не следует забывать и о том, что люди зачастую из-за страха, лени, или иных любых побуждений и собственных представлений могут давать не совсем корректные показания, уклоняться от дачи таковых под предлогом не слышал, не обратил внимание. Может происходить сговор или запугивание свидетелей. И конечно, нельзя забывать и о том, что человеку вообще свойственно забывать и ошибаться, домысливая то, чего не было на самом деле, или просто искажать восприятие действительности, что, особенно по такой категории дел как ст. 186 УК имеет более чем важное, чаще всего – определяющее значение. Не стоит забывать, что при расследовании указанного преступления, следует выяснять предшествующее поведение лиц (как подозреваемого, так и потерпевшего, их подлинные взаимоотношения), которые могут свидетельствовать как о наличии определенных предпосылок (мотива) в совершении такого преступления, так и возможного оговора. В силу ч. 4 ст. 26 УПК, ст. 186 УК относится к делам частно-публичного обвинения. Т.е. возбуждаются не иначе как по заявлению лица, пострадавшего от преступления или его законного представителя. Однако, следует также понимать, что прокурор вправе возбудить уголовное дело по названной статье при отсутствии заявления лица, пострадавшего от преступления, если они затрагивают существенные интересы государства и общества или совершены в отношении лица, находящегося в служебной или иной зависимости от обвиняемого либо по иным причинам не способного самостоятельно защищать свои права и законные интересы (ч. 5 ст. 26 УПК). Что касается меры ответственности за данное преступление – то они носят довольно широкий (альтернативный) характер (от общественных работ, или штрафа, или исправительных работ на срок до одного года, или арест, или ограничение свободы на срок до двух лет, или лишение свободы на тот же срок), а само преступление относится к категории не представляющих большой общественной опасности, ввиду чего, в случае привлечения к уголовной ответственности впервые, имеются основания для прекращения уголовного дела по ст. 86 УК (в связи с привлечением к адм. ответственности) или 89 УК (примирение с потерпевшим). Следует также отметить, что потерпевший по ст. 186 УК вправе требовать возмещение морального вреда, от уплаты госпошлины за подачу гражданского иска в рамках уголовного процесса он освобожден, ввиду чего установление обстоятельства совершения и наступившего вреда приобретает более значимым характер. Что же делать если вас безосновательно подозревают или обвиняют в совершении преступления по ст. 186 УК? В таком случае, лучше всего – активная защита. В зависимости от обстоятельств дела – это как правило дача исчерпывающих показаний, представление доказательств своей невиновности. В таких случаях не следует вести себя пассивно. Полезна будет помощь грамотного адвоката. Следует учитывать все обстоятельства по делу, считаться с тем, какие показания будут давать очевидцы (свидетели), какие необходимо предусмотреть вопросы, чтобы правильно установить обстоятельства совершения, если есть основания предполагать дачу неправдивых или неточных показаний, предшествующие этому события. Что же делать, если вы все-таки отступились и действительно совершили данное преступление? В таком случае, если уг. дело еще не возбуждено – предпринять меры по тому, чтобы оно возбуждено не было. Какие? Очевидно, что самыми эффективными может быть примирение с потерпевшим. Если же уголовное дело уже возбуждено, то лучше предпринять меры по его прекращению в связи с примирением с потерпевшим или в связи с привлечением к административной ответственности (ст. 86 УК). Если таких оснований нет – то смягчению ответственности. Согласно п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 26.01.2002 № 1 «О назначении судами уголовного наказания» что наличие хотя бы одного из смягчающих обстоятельств, указанных в п.п. 1,3 и 4 (добровольное возмещение вреда) ст. 63 УК, свидетельствует о деятельном раскаянии виновного. Тем более, что при привлечении к уг. ответственности впервые, в силу ст.ст. 77 и 78 УК, возможно применение отсрочки исполнения наказания, а сама ст. 186 УК подпадала под амнистию. Следует также понимать, что наиболее оптимальный выход – это занятие грамотной и продуманной позиции.

admin