1.5 КоАП РФ

Презумпция невиновности в административном праве

В силу п. 3 статьи 1.5 Кодекса об административных правонарушениях РФ «Лицо, привлекаемое к административной ответственности, не обязано доказывать свою невиновность, за исключением случаев, предусмотренных примечанием к этой статье.

Принцип презумпции невиновности заложен здесь как раз в пункте 2 той же статьи: «Лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, считается невиновным, пока его вина не будет доказана в порядке, предусмотренном настоящим Кодексом, и установлена вступившим в законную силу постановлением судьи, органа, должностного лица, рассмотревших дело». В примечании к статье 1.5 КоАП РФ, говорится, что: «Положение части 3 настоящей статьи не распространяется на административные правонарушения, предусмотренные главой 12 настоящего Кодекса, в случае их фиксации работающими в автоматическом режиме специальными техническими средствами, имеющими функции фото- и киносъемки, видеозаписи, или средствами фото- и киносъемки, видеозаписи» являются случаями, когда имеет место исключение из правила о презумпции невиновности.

Таким образом, налицо — законодательно закрепленное исключение из принципа презумпции невиновности в российском административном законодательстве.

Этические проблемы принципа презумпции невиновности

Помимо юридических аспектов, в первую очередь, выделяемых в принципе презумпции невиновности, при ее характеристике немаловажную роль играет и этическая сторона этого вопроса.

Начнем с того, что подозреваемый и/или обвиняемый не обязаны доказывать свою невиновность. И в самом деле, безнравственно было бы требовать от человека под угрозой неблагоприятных для него последствий опровергать выдвинутое против него же обвинение. Любое лицо, которое ни разу до этого случая не сталкивалось с работой «системы» и знакомо с ней лишь понаслышке, может банально растеряться, испугаться, замкнуться в себе, почувствовать стресс и все это парализует его и без того сломленную волю к борьбе и отстаиванию своего честного имени.

В то же время не противоречит закону побуждение подозреваемого и/или обвиняемого к их участию в процессе доказывания, если они захотят выдвинуть свою версию случившегося и назвать доказательства, которые помогут ее подтвердить.

Вообще сам обвинительный уклон при работе следственных органов противоречит существу презумпции невиновности. Ведь cледователь, раскрывая преступление и изобличая виновного, обязан обнаружить все, что может опровергнуть обвинение, а также все, что смягчит ответственность подозреваемого и/или обвиняемого. Таким образом, следователь должен вести следствие в отношении каждого конкретного лица добросовестно, ставя во главу угла принцип презумпции невиновности в силу не только своего правового, но и нравственного долга. В случае же если обвинение, несмотря на все добропорядочные намерения, все же будет адресовано невиновному, на которого ошибочно пало подозрение, то оно будет носить не только характер юридической, — следственной, а затем и судебной ошибки, но и несомненно будет унижать достоинство честного, невиновного человека.

И хотя некоторые правоведы считают, что этический аспект презумпции невиновности должен иметь подчиненный характер, мы придерживаемся другой точки зрения на этот счет. Ведь, по сути, конституционное закрепление принципа презумпции невиновности означает признание законодателем достоинства и ценности каждой конкретной личности. И тот, кого органы власти или другое лицо обвинили в преступлении, вправе считаться невиновным до тех пор, пока противоположное не будет доказано с соблюдением законной процедуры и признано независимым и компетентным органом судебной власти с соблюдением всех гарантий справедливого правосудия.

Положения презумпции

Нравственный и юридический смысл понятия о презумпции ясно передают основные правила-следствия, которые вытекают из принципа презумпции невиновности:

  1. Никто не может быть осужден на основании предположений, догадок в совершении преступления.
  2. Бремя доказывания лежит на обвинителе, а не на обвиняемом.
  3. Все сомнения по поводу виновности обвиняемого, трактуются в пользу обвиняемого.
  4. Недоказанная виновность юридически считается доказанной невиновностью.

Смысл первого правила заключается в том, что обвинение не должно основываться на умозаключениях, догадках, мнениях, предположениях и т.д. В обвинении имеет место быть фактам доказывающим виновность обвиняемого, а информация для размышления в качестве доказательства рассматриваться не будет.

Второе правило значит, что обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Бремя доказывания лежит на обвинителе. Обвиняемый вправе доказывать невиновность, но не обязан.

Согласно третьему правилу, сомнения которые не были развеяны доказательствами, толкуются в пользу обвиняемого. Если после доказательств вины, неуверенность в причастности обвиняемого к преступлению осталась, то нравственный долг суда признать обвиняемого невиновным.

Четвертое правило-следствие утверждает, что недоказанность в юридическом значении считается доказанной невиновностью. Это означает, что отсутствие четких доказательств вины является для суда фактом считать обвиняемого невиновным. Древняя пословица гласит: “Лучше отпустить виновного, чем наказать невиновного!”

Действие презумпции невиновности в правовых сферах

Принцип презумпции невиновности встречается во-всех общественных правоотношениях. Действие данного принципа в каждой отрасли права закреплены отдельными нормативно-правовыми актами государства:

  1. Кодекс об административных правонарушениях (КоАП) – Статья 1.5.;
  2. Уголовно-процессуальный кодекс (УПК РФ) – Статья 14.;
  3. Налоговый кодекс (НК РФ) – п.6 ст.108.

Действие принципа в административном праве

Среди юристов существует разногласие по-поводу действительности презумпции невиновности в административном праве. В КоАП РФ теоретической основой презумпции являются п.2 и п.3 Статьи 1.5.:

  • Пункт 2: “Лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, считается невиновным, пока его вина не будет доказана в порядке, предусмотренном настоящим Кодексом, и установлена вступившим в законную силу постановлением судьи, органа, должностного лица, рассмотревших дело”
  • Пункт 3: “Лицо, привлекаемое к административной ответственности, не обязано доказывать свою невиновность, за исключением случаев, предусмотренных примечанием к этой статье.”

В примечании к вышеуказанной статье сказано, что действие п.3 ст.1.5. не распространяется на административные правонарушения, предусмотренные главой 12 КоАП. Это значит, что если правонарушение было зафиксировано специальными средствами (камеры фотофиксации нарушений ПДД), то фотоснимок нарушения будет служить стопроцентным доказательством вины. Законодатель не предусматривает в данном случае возможность управления транспортным средством другим человеком. Если штраф придет человеку, который не осуществлял управление транспортным средством, то невиновность придется доказывать. Нарушение Ст.49 Конституции РФ.

Действие принципа в Уголовном праве

Действие презумпции невиновности проявляется не только на суде, но и в ходе предварительного производства по делу. Все неустранимые сомнения, которые невозможно доказать, диктуются в пользу обвиняемого и могут повлечь за собой прекращения дела или изменение объема обвинения.

Вопреки принципу, когда недоказанность вины юридически означает доказанную невиновность, чаще всего суд отправляет дело на дополнительное расследование, что нарушает право обвиняемого на презумпцию невиновности в уголовном процессе.

Презумпция невиновности в налоговом праве

П.6 Статьи 108 Налогового Кодекса РФ гласит: “Лицо считается невиновным в совершении налогового правонарушения, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке. Лицо, привлекаемое к ответственности, не обязано доказывать свою невиновность в совершении налогового правонарушения. Обязанность по доказыванию обстоятельств, свидетельствующих о факте налогового правонарушения и виновности лица в его совершении, возлагается на налоговые органы. Неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к ответственности, толкуются в пользу этого лица”.

Презумпция невиновности – это процессуальное явление. То есть доказывание происходит путем осуществления действий направленных на поиск доказательств вины. Это бремя возложено на налоговые органы.

Доказательством вины в налоговом преступлении или правонарушении считаются только два акта налогового органа, которые приобщаются к делу:

  • Акт проверки с приложениями;
  • Решение (постановление) о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности.

Реализация презумпции невиновности на практике

Применение на практике принципа презумпции дает человеку возможность снять с себя необоснованные обвинения. Человек, которого обвиняют в преступлении не обязан доказывать свою невиновность, что дает ему право на защиту. Презумпция невиновности обвиняемого призвана сделать расследование всесторонним и объективным.

Права обвиняемого

Главное право обвиняемого вытекающего из презумпции невиновности – право считаться невиновным, пока не докажут обратное.

Обвиняемым считается гражданин, против которого имеются определенные доказательства в совершении преступления. Предъявить гражданину обвинение имеют право специальные уполномоченные органы.

Обвиняемый обладает всеми правами гражданина. Никто не имеет право лишать обвиняемого законных прав, пока его вина не будет доказана.

Нарушение принципа презумпции невиновности

Вопрос о действии презумпции невиновности в современном правовом поле сегодня актуален. Несмотря на то, что данный принцип гарантирован гражданам Конституцией РФ, нарушения презумпции встречается в различных правовых отраслях.

Противоречия, как рассматривалось выше, есть в административном праве. Сотрудники правопорядка, считают специальные средства фото- и видео- фиксации полным доказательством вины человека запечатленного на камеры. Данное обстоятельство отменяет бремя доказывания вины для правоохранительных органов. Невиновность приходится доказывать самостоятельно.

Судебный процесс игнорирует принцип: “Все сомнения по поводу виновности обвиняемого, трактуются в пользу обвиняемого”, посылая дело на дополнительное расследование. Это главное нарушение принципа презумпции невиновности.

Статья 1.5. КоАП РФ. Презумпция невиновности

1. Принцип презумпции невиновности в законодательстве об административной ответственности — совершенно новое явление. Указанный принцип не провозглашался в законодательстве об административной ответственности.

2. Сопоставление настоящей статьи Кодекса с содержанием ст. 49 Конституции РФ показывает, что комментируемая норма воспроизводит и развивает конституционные положения о презумпции невиновности с учетом особенностей, присущих законодательству об административной ответственности, в частности производству по делам об административных правонарушениях. При этом рамки действия презумпции невиновности расширяются и включают в ее орбиту лиц, привлекаемых к административной ответственности.

Положения комментируемой статьи пронизаны идеей гуманности, законности и справедливости, наполняют принцип презумпции невиновности конкретными требованиями, обязательными для реализации всеми, кто участвует в административном процессе.

3. В ч. 1 комментируемой статьи указывается на прямую связь административной ответственности с установлением вины. Это полностью согласуется с требованиями презумпции невиновности. Вина — важнейший признак административного правонарушения, для установления наличия или отсутствия которого происходит разнообразная проверочная и доказательная процессуальная деятельность должностных лиц, на которых возлагаются обязанности по привлечению к административной ответственности.

Понятие административного правонарушения, как оно определено ст. 2.1 настоящего Кодекса, специально выделяет в качестве обязательного признака вину в форме умысла или неосторожности. При этом должна быть доказана та форма вины, при наличии которой наступает административная ответственность. Например, в соответствии со ст. 19.5 Кодекса невыполнение в срок законного предписания (постановления, представления) органа (должностного лица), осуществляющего государственный надзор (контроль), наказуемо при совершении этих действий как по умыслу, так и по неосторожности. В то же время неповиновение законному распоряжению должностного лица органа, осуществляющего государственный надзор (контроль) (ст. 19.4 Кодекса), или мелкое хищение (ст. 7.27) требуют наличия умысла в действиях нарушителя, а ст. 9.10 «Повреждение тепловых сетей, теплопроводов, совершенное по неосторожности», как видно из наименования статьи, предполагает только неосторожную вину.

Все сказанное касается не только признаков состава административного правонарушения в целом, но и каждого из составляющих его эпизодов. Если в том или ином эпизоде не установлена вина лица, привлекаемого к ответственности, этот эпизод в соответствии с комментируемой нормой должен быть исключен из доказательств по делу. Если лицу вменяется совершение нескольких правонарушений, должна быть доказана вина в совершении каждого из них.

4. В ч. 2 настоящей статьи изложена суть презумпции невиновности применительно к случаям привлечения лица к административной ответственности.

Объединяющим началом, объясняющим распространение упомянутого принципа и на привлекаемых к административной ответственности лиц, является обвинение в совершении существенного правонарушения и возложение за это установленной законом ответственности. Есть сходные обстоятельства, исключающие как уголовную, так и административную ответственность, например крайняя необходимость или невменяемость.

В ч. 2 настоящей статьи под защитой закона от возможного необоснованного обвинения находится лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении. Именно это лицо считается невиновным до того, как наступят условия, приведенные в этой части статьи. Таким условием является доказанность вины в порядке, предусмотренном настоящим Кодексом, и установление ее вступившим в законную силу постановлением судьи, органа, должностного лица, рассмотревших дело. Под порядком, предусмотренным Кодексом, имеются в виду правила о порядке возбуждения дела об административном правонарушении, рассмотрения дел об административных правонарушениях, пересмотра постановлений и решений по этим делам.

Специфической особенностью применения принципа презумпции невиновности к лицу, привлекаемому к административной ответственности, является предоставление права признать его вину не только судье, но и органам, должностным лицам, рассмотревшим дело (см. комментарий к ст. 22.1). Все они, как и судьи, должны постоянно помнить о своем высоком предназначении и соблюдать предъявляемые к ним требования каждой из норм, определяющих указанный порядок. Принципиально важным дополнением к существовавшему до недавнего времени положению о производстве по делу об административном правонарушении является требование о вступлении постановления в законную силу.

5. Положение, включенное в ч. 3 данной статьи, прямо вытекает из содержания ее ч. 2, поскольку презумпция невиновности возлагает обязанность доказывать виновность в установленном Кодексом порядке на лиц, уполномоченных возбуждать производство по делам об административных правонарушениях, на судей, соответствующие органы и должностных лиц, и этот порядок должен ими соблюдаться. Именно на них лежит бремя доказывания виновности лица, привлеченного к административной ответственности. Они должны принять все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела. Они не вправе перекладывать свою обязанность на лицо, привлеченное к административной ответственности.

Положение примечания к настоящей статье, корректирующее указание на бремя доказывания, фактически затрагивает признаки презумпции невиновности. Учитывая это обстоятельство, а также задачи производства по делам об административных правонарушениях (см. комментарий к ст. 24.1), при рассмотрении дел, упомянутых в примечании, как и по другим делам, должно быть обеспечено всестороннее, полное, объективное исследование и оценка в совокупности всех материалов дела, в том числе представленных лицом, привлеченным к административной ответственности.

6. Содержание ч. 4 комментируемой статьи корреспондирует с содержанием ч. 2 настоящей статьи, требующей, чтобы вина лица во вмененном ему правонарушении была доказана и установлена. Если имеющиеся доказательства с неоспоримостью не подтверждают вину лица, оставляют неустранимые сомнения в виновности лица, нельзя считать, что вина установлена. В соответствии с положением, закрепленным в ч. 4 статьи, такие сомнения должны толковаться в пользу привлекаемого к административной ответственности.

7. Учитывая примечание к данной статье, следует отметить, что дополнительные гарантии прав лиц, привлекаемых к ответственности за нарушения норм, предусмотренных гл. 12 Кодекса, на основании фиксации соответствующих нарушений правил дорожного движения работающими в автономном режиме техническими средствами, предусмотрены ст. ст. 2.6.1 и 28.6 настоящего Кодекса.

1. Презумпцией (от лат. praesumptio) является предположение, признаваемое достоверным до тех пор, пока не будет доказано обратное. Конституция РФ определяет содержание презумпции невиновности только применительно к преступлениям: согласно ч. 1 ст. 49 каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

Применительно к уголовному судопроизводству понятие презумпции невиновности определено ст. 14 УПК.

По смыслу ч. 1 комментируемой статьи презумпция невиновности действует в отношении физических и юридических лиц. О понятии вины и о формах вины лица, совершившего административное правонарушение, см. комментарии к ст. 2.1, 2.2.

2. По смыслу ч. 2, 3 комментируемой статьи подразумевается лицо, в отношении которого осуществляются процессуальные действия, предусмотренные КоАП. Вина лица, подозреваемого в совершении административного правонарушения, должна быть доказана при рассмотрении дела и установлена вступившим в законную силу постановлением о назначении административного наказания.

Наличие признаков виновного деяния должно быть доказано уполномоченным государственным, муниципальным органом (органом административной юрисдикции) или их должностными лицами, но не лицом, подозреваемым в совершении административного правонарушения, — подозреваемый не обязан доказывать свою невиновность, но вправе делать это, руководствуясь субъективным миросозерцанием, без морального или физического принуждения со стороны указанных органов.

Обязанность органа административной юрисдикции подтвердить наличие признаков виновности в деянии подозреваемого КоАП 2001 г. предусмотрена впервые: согласно ст. 259 КоАП 1984 г. к обязанностям органа (должностного лица) при рассмотрении дела об административном правонарушении относилось и подтверждение виновности, однако при этом не было определено право подозреваемого доказывать свою невиновность.

Данные обязанности органа административной юрисдикции соответствуют предписанию ч. 2 ст. 49 Конституции РФ, однако указанной конституционной нормой они определены применительно к обвиняемым в совершении преступления, а не административного правонарушения.

3. Необходимость толкования неустранимых сомнений в виновности подозреваемого в совершении проступка в его пользу, предусмотренная п. 4 комментируемой статьи, также соответствует предписанию ч. 3 ст. 49 Конституции РФ, определяющей эту обязанность применительно к преступлениям.

4. Часть 2 комментируемой статьи предусматривает два последовательных процессуальных действия: доказывание вины лица и ее установление вступившим в законную силу постановлением органа административной юрисдикции; при этом доказывание вины всегда предшествует ее установлению.

Таким образом, квалификация признаков вины в процессе производства по делу об административном правонарушении не свидетельствует о виновности деяния, в совершении которого подозревается лицо, впредь до ее последующего подтверждения (установления).

Комментарий к Статье 49 Конституции РФ

1. Комментируемая статья по содержанию и форме представляет собой одну из наиболее полных и последовательных формулировок презумпций невиновности как общепризнанного в демократическом обществе правового принципа, который в современном мире находит закрепление в международном, конституционном и национальном отраслевом регулировании (ст. 11 Всеобщей декларации прав человека, ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, п. 2 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод; ст. 14 УПК). В международных актах презумпция невиновности провозглашается в числе специальных гарантий справедливого правосудия по уголовным делам*(635). В конституционном тексте право каждого считаться невиновным включено в число основных субъективных прав и обусловлено обязанностью государства охранять достоинство личности в качестве неотъемлемого и абсолютного права (ст. 21 Конституции).

1.1. В системе уголовно-процессуального права презумпция невиновности рассматривается как конституционный принцип уголовного судопроизводства. Однако действие его не ограничивается только сферой уголовно-процессуальных отношений. Презумпция невиновности, формулируя требования к характеру взаимоотношений между личностью и государством*(636) в связи с уголовным преследованием, возлагает обязанность обращаться с лицом (до вступления в законную силу вынесенного в отношении него обвинительного приговора) как с невиновным не только на органы уголовного судопроизводства, но и на все другие инстанции, от которых, в частности, зависит реализация правового статуса личности в области социальных, трудовых, избирательных, жилищных и других прав. Соответственно, недопустимо нарушение презумпции невиновности со стороны как ведущих уголовное судопроизводство, так и других представителей публичной власти*(637).

Существо презумпции невиновности как объективного правового положения проявляется в том, что:

а) правовой статус лица как невиновного, хотя против него имеются подозрения или даже ему предъявляется обвинение в совершении уголовного преступления, признается государством;

б) обязанность рассматривать лицо до вступления в законную силу обвинительного приговора как невиновное не зависит от субъективного мнения и убеждения лиц, ведущих уголовное преследование;

в) ограничения, которым может быть подвергнуто лицо в связи с подозрением в совершении преступления, должны быть соразмерны достижению законных целей уголовного судопроизводства и не могут по своему характеру и основаниям быть аналогом наказания;

г) каждый, кто подвергся уголовному преследованию, обоснованность которого не подтверждена сохраняющим законную силу обвинительным приговором суда*(638), имеет право на возмещение государством причиненного ему морального и материального вреда (ст. 53 Конституции, ст. 135, 136, 138 УПК, ст. 1070 ГК).

1.2. Содержание презумпции невиновности в качестве общепризнанного принципа международного права в его истолковании юриспруденцией ЕСПЧ также демонстрирует присущий ей характер объективного правового положения. Так, презумпция невиновности признается нарушенной, если:

— в ходе расследования и рассмотрения дела по отношению к обвиняемому имели место любые излишне суровые меры обеспечения проводимого в законном порядке уголовного преследования*(639);

— должностные лица заявляют, что лицо виновно в совершении преступления — в отсутствие соответствующего решения суда*(640);

— судьи при исполнении своих обязанностей исходили из предубеждения, что обвиняемый совершил преступление, в котором он обвиняется*(641);

— касающееся обвиняемого (предварительное) судебное решение отражало мнение, что он виновен еще до того, как его виновность могла быть доказана в соответствии с законом;

— при постановлении оправдательного приговора или при прекращении дела на любой стадии без вынесения приговора в этих актах содержатся какие-либо высказывания, оставляющие лицо под подозрением, исходящие из его виновности или порождающие для него какие-либо негативные правовые последствия*(642) без предоставления права настаивать на своем оправдании судом;

— формулировки обвинительного характера, приводимые в обоснование судебного решения о возложении на обвиняемого судебных издержек или об отказе в их возмещении, свидетельствуют о признании вины, хотя не имело места ни наказание по приговору, ни применение равнозначных ему мер*(643).

1.3. Часть 1 комментируемой статьи указывает все необходимые элементы законной процедуры, без соблюдения которой лицо не может быть признано виновным в совершении преступления. Эта процедура устанавливается федеральным законом (в формальном смысле), т.е. федеральным актом, принятым парламентом. Соответственно, порядок уголовного судопроизводства устанавливается УПК (ст. 1), основанным на Конституции и признающим составной частью уголовно-процессуального регулирования общепризнанные принципы и нормы международного права, включая общие нормы о справедливом правосудии и специальные по отношению к ним предписания о презумпции невиновности и правах подозреваемого и обвиняемого, предоставляемых этим лицам для защиты. К ним относятся как минимум права: быть незамедлительно и подробно уведомленным о характере и основаниях предъявляемого обвинения; иметь достаточные время и возможности для подготовки к своей защите; защищать себя лично или с помощью адвоката; допрашивать показывающих против него свидетелей и иметь право на вызов и допрос свидетелей для защиты на таких же условиях, которые существуют для приглашения свидетелей обвинения; пользоваться бесплатной помощью переводчика. Из текста Конституции вытекает необходимость обоснования вывода о виновности доказательствами, собранными при строгом соблюдении требований закона (см. ч. 3 ст. 50 Конституции).

Презумпция невиновности и перечисленные права являются специальными гарантиями справедливого правосудия по уголовным делам и потому они должны обеспечиваться обвиняемому не только в суде, но и на досудебных стадиях процесса. Все эти условия включены в понятие законного порядка, в котором только и может осуществляться доказывание виновности и опровержение невиновности лица.

Наконец, виновность может быть установлена как результат законных процедур судебного разбирательства — только вступившим в законную силу приговором суда. Указание в комментируемой норме на то, что актом признания лица виновным может быть только приговор*(644), дополняет формулировку презумпции невиновности, содержащуюся в общепризнанных нормах международного права.

1.4. Если уголовное дело или уголовное преследование прекращается до передачи дела в суд или судом вместо постановления по нему приговора, в том числе по основаниям, не предполагающим формулирование доводов о непричастности подозреваемого (обвиняемого, подсудимого) к совершению преступления, то процессуальный акт, прекращающий дело, не может рассматриваться как подтверждающий виновность. Это относится к прекращению дела:

а) ввиду истечения сроков давности уголовного преследования, смерти подозреваемого, издания акта амнистии;

б) в связи с примирением сторон, деятельным раскаянием, а также

в) при отсутствии таких обязательных условий возбуждения уголовного дела в отношении определенных категорий дел и лиц (п. 5, 6 ч. 1 ст. 24 УПК РФ), как заявление потерпевшего или согласие и соответствующее решение органов, на которые возложено обеспечение иммунитетов при осуществлении уголовного преследования. Даже если при прекращении дела по указанным основаниям лицо в силу собственного волеизъявления заглаживает причиненный в результате определенного события вред и стремится к примирению с объективно пострадавшей стороной, оно не признано виновным со стороны государства.

Вправе ли государство допускать такие последствия прекращения уголовного дела? Не исходит ли оно из молчаливого признания виновности лица, например, при применении к нему амнистии до вынесения приговора вместо того, чтобы исполнять свою публичную обязанность, в силу которой невиновность лица может быть опровергнута в установленном законом порядке только по приговору суда?

Такая обязанность лежит на государстве как субъекте, осуществляющем привлечение к уголовной ответственности, и не исключает, что оно, исходя из социально оправданных целей, может отказаться от своего права доказывать как наличие и преступный характер предполагаемого деяния, так и виновность конкретного лица. Тем более если отсутствует видимая серьезная социальная опасность деяния и с точки зрения социальной эффективности, в том числе для обеспечения правового мира, нецелесообразно использование механизмов, обусловливающих применение мер государственного принуждения. Именно поэтому установлено право государства отказаться от уголовного преследования, в том числе от опровержения невиновности и установления виновности лица при условии, что это не приведет к нарушению или к невосстановлению прав других (ч. 3 ст. 17 Конституции)*(645).

Социальная целесообразность отказа от уголовного преследования учтена законом и при прекращении дел ввиду истечения сроков давности, амнистии, помилования, смерти подозреваемого. Все эти основания условно и неточно называются в доктрине уголовно-процессуального права «нереабилитирующими». В силу презумпции невиновности лицо невиновно и не нуждается в реабилитации, если не имело места признание его виновности государством по приговору суда. Возмещение же вреда, причиненного в ходе уголовного судопроизводства незаконными мерами, например незаконным арестом, не должно связываться только с оправданием и не исключается также ни при вынесении обвинительного приговора, ни при отказе государства от обязанности доказывать виновность в связи с прекращением уголовного дела.

1.5. При рассмотрении дела в суде первой инстанции презумпция невиновности обязывает судью (суд) к беспристрастному и полному исследованию всех обстоятельств дела, несмотря на то что органы расследования уже сформулировали, предъявили и обосновали обвинение. Собственно эта презумпция представляет собой конституционно признанный противовес обвинительному уклону в судебной практике, который приводит к тому, что суд соглашается с выводами расследования или в лучшем случае лишь осуществляет их проверку, т.е. исходит из обвинительного тезиса, вместо того, чтобы руководствоваться при оценке достаточности доказательств обвинения презюмируемой невиновностью лица, которая может быть опровергнута только на основе непосредственного исследования доказательств в судебном заседании. Без этого презумпция невиновности не действует в суде ни как объективное правовое положение, ни даже как логический прием исследования доказательств, сужаются функции судебной власти и роль правосудия как гаранта прав и свобод*(646).

Пока обвинительный приговор суда не вступил в законную силу, презумпция невиновности продолжает действовать как объективное правовое положение, а также как метод исследования обстоятельств дела и представленных доказательств. Независимо от результатов доказывания на отдельных стадиях судопроизводства и мнения участников процесса, включая суд первой инстанции, о доказанности обвинения и виновности лица*(647), государство еще не считает его виновным. Судьи апелляционной и кассационной инстанции, проверяя не вступивший в законную силу приговор (ч. 3 ст. 50 Конституции), исходят из презумпции невиновности, решая вопрос о достаточности доказательств для признания лица виновным, а сама возможность проверки вынесенного по делу обвинительного приговора в этих стадиях — необходимый элемент установленного законом порядка для такого признания. После вступления обвинительного приговора в законную силу государство признает лицо виновным и реализует в отношении него свое право на наказание. Вступивший в силу приговор обязывает все инстанции публичной власти рассматривать лицо как признанное виновным.

Однако в уголовном процессе предусмотрены процедуры проверки и в отношении такого приговора. Его законность и обоснованность оценивается в силу закона по тем же критериям (ст. 409 и 379 УПК), как качества не вступивших в силу обвинительных судебных актов, т. е. предполагается ответ на вопрос, достаточны ли имеющиеся в деле данные для вывода о виновности. Вместе с тем и процедура, и практика рассмотрения обращений о проверке вступивших в законную силу судебных приговоров основаны лишь на оценке доводов заявителей как достаточных или недостаточных для опровержения состоявшихся решений. Следует признать, что этот подход основан на презумпции истинности решений о виновности и менее эффективен для выявления ошибочности таких выводов в сравнении с рассуждениями на основе презумпции невиновности. Но конституционная формула этой презумпции не дает оснований распространять ее на проверку вступивших в силу актов.

2. Комментируемая статья в ч. 2 и 3 обозначает также основные правовые последствия презумпции невиновности как объективного правового положения, а именно освобождение обвиняемого от доказывания своей невиновности — поскольку она как раз изначально признается, и требование к органам, осуществляющим уголовное преследование, и суду при невозможности устранить сомнения в виновности лица толковать (разрешать) их в его пользу. Эти правила могут быть также представлены — в контексте главы 2 Конституции РФ — как принадлежащие каждому обвиняемому субъективные права и, соответственно, диктуют корреспондирующие им обязанности других участников судопроизводства.

Очевидна логическая связь между названными правилами: доказыванию подлежит виновность обвиняемого, а не его невиновность; обязанность опровергнуть невиновность возлагается соответственно на органы, выдвинувшие обвинение; если же им не удается доказать обвинение или отдельные его элементы, то риск признания лица виновным при неустранимых сомнениях в этом должен быть исключен.

Это конкретизируется в следующих положениях в сфере конституционного и уголовно-процессуального права:

— обвиняемый не может быть понужден к даче показаний ни против себя, ни в свою защиту (право на молчание), не несет ответственности за дачу ложных показаний и не обязан представлять имеющиеся у него другие доказательства, но вправе защищаться любыми не запрещенными законом способами (ст. 45, 48, 51 Конституции, ст. 16, 47 и др. УПК);

— отказ от участия в доказывании не может рассматриваться как обстоятельство, свидетельствующее против обвиняемого, а признание им своей вины не освобождает органы обвинения от обязанности доказывания виновности и не может быть положено в основу обвинения без достаточной совокупности подтверждающих виновность доказательств (ч. 2 ст. 77, ч. 1 ст. 88, ст. 220, 307 УПК);

— указание обвиняемым на обстоятельства, ставящие обвинение под сомнение, не порождает его обязанность доказывать эти обстоятельства — они должны быть опровергнуты обвинением; если же это не удается, так как отсутствует объективная возможность получения дополнительных доказательств виновности или органы обвинения не выполняют свои обязанности по ее доказыванию, то и в том, и в другом случае налицо неустранимые сомнения в виновности, так как суд, рассматривая представленное обвинение, по собственной инициативе уже не может восполнять недостатки доказывания, принимая на себя тем самым обвинительную функцию (ч. 3 ст. 123 Конституции; Постановление КС РФ от 20.04.1999 N 7-П*(648); ст. 15, 237 УПК);

— в случае отказа прокурора от обвинения или при примирении потерпевшего с обвиняемым обвиняемый считается невиновным (ч. 2 ст. 20, ст. 25, 246 УПК);

— обвинение не может быть основано на предположениях; недоказанность обвинения и наличие неустранимых сомнений в виновности влечет оправдание лица и в юридическом отношении имеет то же значение, что и доказанная его невиновность; это отражено в единой для всех названных случаев формулировке основания как к прекращению уголовного преследования, так и к оправданию лица судом — таким основанием будет непричастность подозреваемого, обвиняемого, подсудимого к совершению преступления (п. 1 ч. 1 ст. 27, п. 2 ч. 1 ст. 302 УПК).

admin